На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Законы святы?

Как сообщает Комитет по чрезвычайным ситуациям МВД РК, по последним данным, только в отопительный сезон 2015-2016 гг. от отравления угарным газом, взрывов и неисправностей газового оборудования в Казахстане пострадало 127 человек, при этом 21 из них погиб. Почему в мирное время допускается столько человеческих жертв? Ответ на этот в какой-то мере риторический вопрос можно найти в описании событий в Актобе. Или в Шымкенте. Или в Астане, где недавно от взрыва баллона запылал еще не достроенный небоскреб. И везде – «виноват человеческий фактор».

Можно бы написать о любом из этих бедствий и этом самом «факторе». Но мы расскажем о событиях в Туле, настолько необычных, что о них говорили и писали не только местные СМИ, но и мировые. В поселке Плеханово на окраине Тулы произошло столкновение вооруженных палками и камнями потребителей газа и правоохранительных органов. Журналисты назвали эту битву за газ «цыганским бунтом».

8971aae4-8d68-4309-9cf5-816e57e7eeb1_1

Цыганки с палками

Ранним весенним утром жители пригородного поселка Плеханово обнаружили, что в их дома не подается голубое топливо. Значит, нельзя ни еду приготовить, ни воду согреть, а самое плохое — холод. Дома ведь отапливаются тоже газом. По поселку пошел слух: газ отключен за неуплату. А кто в поселке главные неплательщики? Цыгане! Надо разбираться с ними. Кто-то позвонил в аварийную службу. Табор, как именуют себя около 2000 обитателей 129 домов, насторожился.

 

Работники «Горгаза» приехали быстро и словно впервые увидели множество самовольных врезок в общую газовую трубу. В одних домах это были обычные резиновые шланги, протянутые сквозь дырки в деревянных стенах. В других — «капитальные», металлические, прикрепленные к основной трубе. Причина аварии была установлена сразу. Кто-то решил сделать еще одну врезку – в отверстие попала вода и грязь. Газ перестал поступать в дома. По поселку прошел слух: отключать будут!

74a52c1b1b834d3f8cdc07e598e50ba3__1920x

Аварийщиков встретила возбужденная толпа цыган. На улицах поселка, прямо рядом с газовыми трубами, пылали костры и горели шины. Такой вот «человеческий фактор» — до смерти четыре шага! Трубу охраняли цыганки с палками и цыганята с камнями. Чистый майдан! Сначала были активными и мужчины. Они избили рабочих, закидали камнями машины и бульдозер. И тут приехал ОМОН во всей красе: 400 (или 500) полицейских со щитами, в пуленепробиваемых жилетах, в касках. Это вам не рабочие в аварийной будке! Четверых, наиболее агрессивных мужчин, вызывавших омоновцев «на честный бой без щитов», повязали.

 

На другой день все местные и московские газеты и телепередачи взахлеб рассказывали о «цыганском бунте» в Туле. Журналисты изощрялись в заголовках статей: «Цыганочка с выходом к газовой трубе», «Ай, не-не, ай, не-не, бесплатно к газовой трубе». Телевизионщики с радостью снимали, как женщины в «национальных нарядах» – меховая шуба, пуховый платок, на пальцах золотые перстни – кидались на ОМОН с палками в руках, а чумазые мальчишки бросали камни в полицейских. Наиболее нарядные дамы прямо в шубах падали на колени в лужи и причитали, как по покойнику. Вопили, укоряли власти, что они хотят уморить голодом их несчастных детей. И толкали этих детей впереди топы на омоновцев. За представлением наблюдали журналисты, нейтральные обитатели поселка и сбежавшиеся на бесплатное зрелище зеваки.

45909_800

Трое суток длился этот майдан. На улицах дежурили патрульные и ОМОН. Постепенно страсти улеглись. Утихомирившиеся цыгане приглашали в дома полицейские попить чайку, погреться. Но драка уже была заказана…

 

Коммунизм в отдельно взятом таборе

За несколько дней противостояния в Плеханово побывали представители всех ступеней власти и различные проверяющие. Выяснилось много интересного.

 

Оказалось, кочевой табор осел рядом с Тулой в начале 1960-х гг., хотя некоторые представители этого народа жили в Туле еще во времена Льва Толстого. В городе и сейчас показывают купеческие особнячки, в которых были рестораны с цыганскими хорами. Видимо, зная об этом понаслышке, жалобщики написали аж Президенту, что они «живут тут 500 лет — со времен Льва Толстого». Но даже на 300-летних Демидовских оружейных заводах, как и на других предприятиях, цыганских специалистов историки не отмечают. А Лев Николаевич хоть и любил цыганское пение и увековечил цыган в своих произведениях, но умер только 100 лет назад. Никак даты не совпадают. Разве что родня у писателя была из цыган.

 

Его родной брат Сергей выкупил у хозяина ресторанного хора Михаила Шишкина «в личное пользование» его дочь Марию. Мода тогда была на цыганских певиц, чем грешил и сам Великий Лев, и его брат. Правда, образованный граф Сергей был не очень доволен подругой-цыганкой. «О чем с нею говорить? О салопах?» – вопрошал он после десятка лет совместной жизни. В свои 40 лет Сергей влюбился в Танечку Берс, родную сестру жены брата Льва и собрался жениться на 16-летней возлюбленной. Готовились к свадьбе, уже попу взятку дали на незаконное венчание. Но тут Марии Михайловне приспичило рожать. Сергей Николаевич увидел, как она мучается, и вспомнил, что у него уже есть четверо цыганят, этот пятый, и решил воспитывать их сам. Есть и другая версия. Отец Марии Михайловны пригрозил «гражданскому» зятю, что пожалуется губернатору, что тот хочет жениться на сестре жены брата. А это незаконно. Танечка наглоталась таблеток, но отец-врач ее вылечил, и она вышла замуж за свою первую любовь – двоюродного брата, хотя это тоже было грешно. Но если деньги есть, то можно. Мария Михайловна осталась в доме и нарожала еще почти десяток детей, но выжили только трое. Старший сын Гриша стал гусаром, но очень непутевым.

 

Старшее поколение помнило, что при Хрущеве был реанимирован закон Петра Первого о тунеядстве. Это был указ Верховного Совета страны «Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». Сколько тогда по указу нагнали к нам в Казахстан разных «химиков»! Даже будущий Нобелевский лауреат поэт Иосиф Бродский был сослан в деревню по этому указу. И, правда, разве это полезная для общества работа – стишки писать?! Сплошной паразитизм!

 

Кочующие цыгане сделали вид, что очень испугались и стали оседлыми. Первые девять цыганских семей – молдавские кэлдэрары, или «котляры», – приехали в Тулу весной 1963 года. Им выделили землю решением администрации. Они настроили своих хибар и вблизи других крупных городов. Котлов в Туле хватало, тут и самовары умели делать. Приезжие стали заниматься чем придется. Москва рядом. Можно ездить туда поворожить. Но, будем справедливыми, в сезон женщины и сейчас работают в знаменитых тульских садах на уборке урожая. «Гадать невыгодно, — обижаются старые цыганки, — все шибко грамотными стали».

Сегодня в Тульской области, считается, живет самая большая в стране диаспора цыган — около трех тысяч (официально – около двух) из 229 тысяч человек в стране. Впрочем, подсчитать их нелегко.

 

Разборки после драки

Проверка документов в цыганских поселках после бунта дала удивительные результаты. Примерно треть их обитателей живет или совсем без документов, или без регистрации. «Понаехали» из других регионов. Зачем? А в гости к родственникам! Нелегалам приказали вернуться туда, где зарегистрированы и могут жить беспрепятственно. Правозащитники цыган (есть и такая общественная организация) сразу стали вопить на весь мир о преследовании их по национальному признаку. Но тут в Европу хлынул поток беженцев из Азии и Африки, миру стало не до тульских цыган. Своих хватает. В Европе неполиткорректно называют цыганами всех, кто кочует из города в город, попрошайничает и живет на пособия. Больше всего среди таких кочевников румын и молдаван.

 

Обитатели подмосковных цыганских поселков «500 лет со времен Толстого» жили при коммунизме: не платили ни за газ, ни за электричество, ни за воду, ни налогов на недвижимость. И привыкли. Да и какие услуги ЖКХ были в селах во времена Никиты Сергеевича?!

1-456775656-640x640

Недавно три сельских района были присоединены к Туле. Цыгане Плеханова тут же озаботились безопасностью и отгородили свои дома от русской части поселка высокими забором. Мол, ни один контролер не пройдет! Они приходили, но уходили ни с чем. Некоторых контролеров и даже полицейских избивали. Никто не хотел связываться с неплательщиками. К моменту бунта только в Плеханово долг за газ составлял 29 млн 289 тысяч 928 рублей. А таких крупных поселков в черте города оказалось три. Даже прежний губернатор, полюбовавшись на такую экзотику, сказал, что «цыгане – вопрос тонкий» и вскоре ушел в отставку. Пусть голова болит у преемника! А губернаторы сейчас в оружейной Туле далеко не рядовые. Ушел полковник – пришел генерал-лейтенант и Герой России. Кто устроил «цыганочку с выходом» накануне его выборов, осталось неизвестным простым горожанам. Наверное, так совпало. Но действовать новый руководитель стал решительно: «Не надо там никаких копаев-шанхаев!». И приказал городским чиновникам разобраться.

7820057

В фильмах об этом кочевом народе часто показывают коттеджи, величиной с замок Максима Галкина. Например, в Челябинске, где у цыган «узкая специализация» — торговля наркотиками. Есть цыганские дворцы и в Плеханово, но главным образом у вождей табора, например, у барона Михая. В поселке полно и других Михаев, но лишь одна из них умудрилась поселиться прямо в национальном заповеднике «Ясная Поляна». Туда многие рвутся. Наверное, тоже «Войну и мир» написать хотят. А что? Вырубили кусок леса, посаженного графом, – и стройся!

 

Дворцов мало, все больше хижины, сколоченные из всякого хлама. Дело в том, что в каждой семье множество ребятишек. Почти все многодетные матери числятся одиночками и живут на детские пособия или торговлей. В прошлом году «иностранцы, у которых при путешествии в Сибирь кончался бензин», впаривали проезжим «золотые» перстни из бронзы. Когда в одном городке «англичан» стали бить за обман, они заговорили по-русски. Было такое и на сибирских трассах, и в Казахстане.

 

Неизвестно, «стоят ли перед священниками» молодожены, но семьи у цыган крепкие. Нет у них брошенных стариков и детей. Детей здесь женят рано – в 13-14 лет. Молодых, по цыганскому закону, сразу отделяют от родителей, которые рядом с родным гнездом сооружают дом для молодых. В них-то чаще всего и проводят бесплатный газ. Получается этакая воронья слободка — табор в таборе. Кривые закоулки. Теснота. Грязь. Мусор. Ковры на заборах. Местные власти и суровые санврачи там давно перестали сражаться за чистоту. В таборе нередки вспышки давно забытых болезней. Нынешней весной это была корь, якобы изжитая во всем цивилизованном мире.

 

Страдает и школа. Всеобуч никто не отменял. В сентябре детей буквально загоняют за парты, но молодожены бросают грызть гранит науки сразу после свадьбы — в 6-7 классе. Отсев. А за него карают учителей. Несколько лет назад местные педагоги выступали с докладами о новой методике обучения цыганских детей – их собирали в особые классы. Любознательные малыши быстро осваивали программу. Сейчас в Плеханово существует отдельная школа для цыганских детей. Ведь некоторые из них к школе по-русски знают только «дайте – подайте», а по-цыгански – «ай, не-не», чтобы плясать «на пузе и голове» на московских улицах, пока матери гадают. Столица-то близко – каких -то 250 км. Но и тут вмешался Комитет по защите прав цыган (оказалось, есть такой): выступил против отдельного обучения цыганят, так как это нарушение их прав. Получается, казахские или русские школы, якутские или для других народов Севера – это правильно, это не нарушение прав. Какая-то кособокая логика получается! Цыганская школа в Плеханово все еще существует, но на птичьих правах.

 

Кстати, о частом употреблении автором статьи слов «цыгане», «цыганские». У нас почему-то предпочитают вместо простого названия национальности человека какие-то нелепые выражения: лица цыганской национальности, кавказской национальности. Тогда тот, кто живет на Арале, «лицо аральской национальности»?

 

Вспомнилась старая актерская байка. Режиссер снимает фильм из жизни цыган и постоянно обращается к актерам «товарищи цыгане». И вдруг слышит в ответ: «Хорошо, товарищ узбек!». Как он возмутился! Словно услышал нецензурное слово.

 

Тульские полицейские никогда не называют национальность задержанных, хотя жители догадываются, кто собирает памятники и оградки на сельских погостах и кто хозяин грузовиков, которые увозят металл на пункт приема. «Железным бизнесом» в основном занимаются цыгане, хотя у них немало конкурентов «титульной нации».

 

Сразу после бунта в некоторых домах поселков пришли обыски. У одного из обитателей были изъяты наркотики, оружие и даже гранаты. Зачем они мирному цыгану?! Ведь с соседями любых национальностей члены этой диаспоры живут вполне мирно. Никаких конфликтов! Так, мелкие стычки молодежи. Впрочем, после отключения газа в 400 домах поселка, в том числе в его русской части, люди обижались: почему мы должны страдать за тех, кто не платит?! Но никому и в голову не пришло громить соседей или идти с палками на газовщиков или полицейских.

Страшный день табора

После проверки документов на домовладения выяснилось, что более трети цыганских домов – самострой. По словам «цыганского барона» табора, Ивана Григорьевича Михая, в таборе имеется около 200 домов, проживает 3000 цыган. Владельцев 64 домов вообще не могли найти. Суд постановил снести 129 домов. Хозяевам дали время на их разбор строений самостоятельно. Но люди все еще надеялись, что власти, как обычно, пошумят, успокоятся, и все пойдет так же, как во времена братьев Толстых или хотя бы великого реформатора Никиты Сергеевича. Желающих заняться разгромным самообслуживанием нашлось совсем мало. За два месяца разобрали только два дома. И тогда опять пришли бульдозеры и автокраны…

9545d4be05cf4ab972e3583b02febb27

В это раз обошлось почти «без майдана»: 200 полицейских со щитами и в касках охраняли рабочих. Газовики ликвидировали 200-метровый участок магистрали, искалеченный врезками. В первую очередь демонтировались дома, расположенные прямо на газовых коммуникациях или на водопроводе.

 

Протестующие в этот раз тоже набежали, но уже без палок и камней. Держа перед собой иконы, некоторые дико матерись, чего не станет делать ни один верующий.

11-86-768x514

 Грамотные, а их очень мало в таборе, писали просьбы об отсрочке сноса домов «на самый верх». Губернатора заслушали в Москве на этом «самом верху». Он обещал позаботиться о тех, кто лишился жилья, найти им работу.

 

Их обещали поселить в социальные гостиницы. Но большинство предпочли разбрестись по родне. Кое-кто стал жить в машинах, готовить на кострах и ждать неизвестно чего. Было страшно жалко людей, но анархия тоже всем надоела.

 

В поселке появились работники службы трудоустройства – к ним обратились лишь двое безработных. Сейчас в каждом районе регулярно проводятся ярмарки вакансий с ориентацией и на цыган. Но по-прежнему мужчины решают, что работать – ниже их достоинства. Прежние ремесла, где они слыли мастерами, вроде кузнечного, кожевенного, ювелирного нынче не популярны и не могут их прокормить. Молодежь пытается заниматься бизнесом, мотается с сумками по базарам, но опыта и грамоты не хватает. Торговать наркотиками милиция мешает. Одна надежды на женщин.

cygane-jpg222_1458581133-1

«Были оседлыми, теперь опять кочевать придется», с горечью говорят пожилые цыгане, в юности хлебнувшие якобы красивой, как в кино, вольной кочевой жизни. Здесь есть даже своя религиозная секта под киношным названием — «Табор уходит в небо». Строят молельный дом на пожертвования. А актрису Светлану Тома (Фомичёву), сыгравшую главную роль в знаменитом кино, побившем все рекорды по продаже советских фильмов за границу, и не подумайте назвать русской! Правда, поклонение таланту актрисы однажды не помешало настоящим цыганкам, хранительницам своей народной культуры, публично отругать ее предпоследними словами за мини-юбку. В таборе расскажут, что сам Николай Сличенко когда-то кочевал близ Тулы, а Ляля Черная и вовсе якобы родилась в одном из поселков. Ну разве можно сносить дома их родни?!

 

Кто занимается врезками в газопроводы? Явно же не сами жители поселков. Пока в Плеханово сносили незаконные дома и рассматривали заявления о выделении участков под строительство новых, недалеко от поселка были найдены трупы 5 рабочих. Их кто-то вывез в черных пластиковых мешках на автобусную остановку на международной трассе. Медэкспертиза показала: люди отравились газом. Полиция нашла подкоп к газопроводу, а в нем — продукты, керосинки, предметы быта, инструменты для врезки в трубу. Рабочие выполняли чей-то заказ. Чей? Не сообщается. А ведь как могло там рвануть!

 

Кто-то скажет, зачем нам, жителям суверенной страны, читать страшные сказки о тульских цыганах? А затем, что в казахстанских СМИ частенько сообщается о врезках в нефтепроводах, там, где они есть. Но чаще о гастролях перелетных таборов в разных городах и нашей страны, особенно в южных. Обычно это несколько другие сообщества, не европейские ромалэ, а азиатские цыгане – люли. Они мусульмане, говорят на таджикском языке, но тоже, по мнению этнологов, кочевые пришельцы из Индии. Зимой люли живут в узбекских, таджикских и в южных казахстанских городах, а летом отправляются в странствия и, как у Пушкина, «в шатрах изодранных ночуют». Но ведь они тоже граждане своих стран и имеют такие же права, как и все другие, на труд, образование и медицину. Конечно, при условии соблюдения законов. А их только выдворяют по месту регистрации.

 

В настоящее время газификация в поселке восстановлена, за исключением домов, жители которых незаконно подключились к газопроводу. По данным чиновников, ситуация находится под полным контролем полицейских.

 

По официальным данным, в России более 200 тысяч цыган; из них в таборах живут почти 40 тысяч.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *