На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Юрий Петерсон: «Старенький автомобиль» до сих пор звучит потрясающе!

Все мы знаем о Зале славы рок-н-ролла, посвящённом наиболее выдающимся личностям в этой области. Но если бы у нас существовал Зал славы вокально-инструментального жанра, несомненно, герой сегодняшнего выпуска нашей музыкальной рубрики был бы включён туда одним из первых. Тем более что состав «Весёлых ребят», в котором он принимал участие, был достаточно рок-н-ролльным. А впрочем, стоит ли ударяться в стилистические изыскания, к тому же когда не терпится объявить очередную легенду? Солист ВИА «Весёлые ребята», «Самоцветы» и «Пламя» Юрий Петерсон – специально для Петропавловск kz — ИА REX-Казахстан.

— Юрий Леонидович, для «Старенького автомобиля» Леонид Бергер специально писал русский текст, созвучный английскому?
— Да. А почему он писал — просто потому что тогда на «Мелодии» нельзя было выпускать англоязычные песни. Тем более мы уже одну записали – «Облади, облада». А в «Стареньком автомобиле» окончания «Baby, you can drive my car» и «Крепко держит руль рука» были созвучны, вообще очень удачный был текст. Попробуй попади-ка! Здорово. Поэтому 14-миллионным тиражом и разошлась пластинка.

— Она у меня есть.
— Масенькая вот эта?

— Да, миньон.
— Она самая, да. До сих пор звучит потрясающе. Бергер еще написал слова для «Help», мы её не записали, но в концертах пели.

— Говорят, Кутиков принёс гитару специально для той записи?
— Понимаешь, это же была такая акция всей битловской компании Москвы, когда узнали, что разрешили это писать. Гитару в «Алёшкиной любви» писал Юра Валов вместе с Добрыниным. Хорошей басовки не было, Кутиков принёс свою, потому что у него хорошая была гитара. То есть знаешь как – с миру по нитке. Девушка идёт на свидание, и ей всем общежитием одежду дают…Так и тогда. Это же был праздник для битломанов, что наконец-то прорыв такой в «совковой» официальной Москве.

— «Алёшкина любовь» считается нашей «Girl». При том, что прямого заимствования, я считаю, там нет. Дьячков, конечно, гениальный композитор.
— Великий, гениальный абсолютно! У Дьячкова всегда так, он вообще был супер-битломан. И не похоже это настолько явно на «Girl», как «Если будем мы вдвоём» Добрынина – на «Oh! Darling». Хотя «Если будем мы вдвоём» — песня тоже хорошая.

— А почему были выбраны именно «Drive my car» и «Ob-La-Di, Ob-La-Da»? Были какие-то другие варианты для этой пластинки?
— Просто понравились нам в то время именно эти две песни. Можно было всех «Битлз» перепеть. Мы потом пели и «Help», и ещё что-то, много чего. Но для пластинки выбрали как раз эти две.

— Вы являетесь автором одной из лучших песен в репертуаре «Ариэля» — «Танюша». А сами исполняли её когда-нибудь?
— Нет. Так получалось, что как бы неформат. Где бы я ни работал – в «Весёлых ребятах», «Самоцветах», «Пламени» — как-то так и не собрался её спеть. 24-го мая будет юбилей Ярушина, я в нём буду участвовать, и Алёна, дочка Ярушина будет петь эту песню. Замечательная певица. А сам «Ариэль» исполнял две моих «есенинских» песни – кроме «Хороша была Танюша» они пели ещё «Тёмна ноченька, не спится».

— Бывает так, что фактически сольная песня выходит под маркой того или иного коллектива. «Сказка о царевне-лягушке» — как раз тот случай?
— Да, это чисто моя сольная песня. Там даже на гитаре я играю.

— Речитатив в песне «Снег кружится» изначально был в тексте, или Вы сами его придумали?
— Нет, это было написано заранее. Я стихи не пишу, всё сочинила Лидия Козлова. А так как я читать стихи умею, поэтому мне это легко далось.

— Насколько велика была, если можно так выразиться, битловская составляющая в «Самоцветах» по сравнению с «Весёлыми ребятами»? Отношение было столь же религиозным?
— Отношение такое же, но «Самоцветы» пели гораздо хуже, чем «Весёлые ребята». Поэтому «Битлз» в «Самоцветах» мы не пели совсем. А вообще, конечно, битлов очень любили, и Ира Шачнева, и Валя Дьяконов, и я, да все, что там говорить. Их не любить нельзя! Но петь не пели, формат был не тот, у нас были несколько другие приоритеты. Больше русско-патриотической направленности – «Туман, туман», «Ивушка», и так далее и так далее. Песни Фрадкина…

— Песни, тем не менее, замечательные.
— Песни чумовые, конечно. Потому что пели хорошо, с душой. Но такого вот явного битловского направления у «Самоцветов» не было. Хотя в душе все мы были битломаны.

— Но «Если будем мы вдвоём» действительно очень сильно перекликалась с «Oh! Darling»…
— Ну, конечно! Я, когда первый раз услышал, как Толик Могилевский её запел, подумал: «О, какая знакомая темочка…» (смеётся).

— «Oh! Darling» в «Весёлых ребятах» пел Градский?
— Да, но Саша очень коротко там работал. Пошёл учиться в консерваторию по классу композиции, на курс великого Светланова. Он пел две песни – «Oh! Darling» – уже в английском варианте, не в добрынинском, и ещё какую-то. Очень умный человек, очень хорошо сделал свою карьеру, и правильно. Сашку я люблю, здороваемся, дружим.

— Вы помните, как в 2002-м году Вы приезжали в Алматы, в одной программе с Вами тогда еще работал состав Александра Лосева?
— Да, работали «Цветы», лосевская команда, и мы, «Пламя-2000». Он замечательный был мужик, мы дружили. Я его видел за неделю до смерти. Ещё интересная штука была, мы работали в Ленинграде, жаль, что никто не сфотографировал, сидел тогда ещё живой Мулявин, ещё тогда живой Лосев, еще тогда живой Кондаков. И один живой я остался. Из того сидения за столом…

 

Редакция выражает благодарность Галине Стельмах за помощь и участие.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *