На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Все начинается с любви

Президент Назарбаев, выступая на VIII Гражданском Форуме Казахстана в ноябре 2018 года, выразил обеспокоенность разводами, а также случаями отказа молодых матерей от младенцев и предложил проводить уроки полового воспитания в школах.

Глава страны считает, что причиной разводов, достигших в нашей стране 25-30%, является неподготовленность молодых людей к взрослой семейной жизни, а у нас стесняются говорить об этой волнующей проблеме. «Мы в школах не обучаем детей по этой теме. Для нас это «уят» («стыдно»). В других странах детей в 14-15 лет обучают», сказал Президент.
Сразу после Форума в СМИ появились разъяснения врачей, педагогов, журналистов и общественных деятелей о сложившейся в стране ситуации с половым воспитанием молодежи. Тут же раздались вопли некоторых особо нравственных мамаш: «Ой-бой! Наших детей развращать будут!» Видимо, взрослые женщины думают, что их дети-подростки полагают, что их нашли в капусте. Объявлены и главные разрушители нравственности молодежи. Оказалось, это телеведущие разных ток — шоу и… врачи. В сетях уже собирают подписи под письмами к руководителям страны с требованием запретить половое просвещение в учебных заведениях и «безнравственные» телепередачи, а их ведущих немедленно уволить.

В Интернете под таким «мудрым» обращением уже собрано более тысячи подписей! Врачей клеймят за то, что они считают необходимым просвещать детей как можно раньше и разрешить «залетевшим» девушкам после 16 лет самим, без участия родителей, решать, рожать ли ребенка или делать аборт. А ведь именно врачи больше телеведущих и даже отдельных политиков знают о сложившемся в стране тревожном положении с нравственность молодежи. Медики первыми сталкиваются с последствиями сексуальной безграмотности подростков (а часто и их родителей). Им приходится принимать роды у школьниц, делать аборты несовершеннолетним, лечить мальчишек, подхвативших венерические заболевания и даже СПИД.

По данным официальной статистики, частота родов у казахстанских девушек в возрасте 15-19 лет в прошлом году составила около 35 случаев на 1000 беременных. За пять последних лет 35 тысяч несовершеннолетних девушек сделали аборты. Этот печальный показатель в Казахстане в 6 раз выше, чем в странах Организации экономического сотрудничества и развития.

Эти цифры более низкие там, где молодежи рассказывают о нормах взаимоотношения полов, «развращают», объясняя, откуда берутся дети и что делать, чтобы они появлялись в положенное время. Самые благополучные в этом плане страны — Германия, Швейцария и Голландия. Там этот показатель колеблется в пределах от 4 до 6 случаев на тысячу.

Давным –давно, в другой жизни – еще при СССР, группы филологов направляли в ГДР повышать квалификацию немецких учителей русского языка. Так и я оказалась в округе Галле, в замечательной элитарной школе-интернате при 400-летнем университете. Тогда там учились дети дипломатов и разных других специалистов, работавших за границами ГДР. Не во всех странах были школы при дипмиссиях, поэтому часть ребят обучали в таких интернатах на родине. Директор, встречая нас, иностранных гостей, нахваливал методы воспитания своей школе.

Гордо прозвучала фраза: «В школе хорошо поставлена воспитательная работа. В этом учебном году у нас родили только две девочки». Гости переглянулись. Легко представить, как прореагировало бы на такое заявление – да еще перед иностранцами! — наше школьное начальство. Мы стали задавать руководителю «наивные» вопросы: как в школе достигли таких выдающихся успехов именно в половом воспитании? Ничуть не смутившись, директор рассказал про беседы с подростками на запретные у нас темы и о разработанных им лично и коллегами программах и конспектах уроков, мультфильмах и учебниках. Мы узнали, что, если педагогам станет известно о дружбе мальчика и девочки, ребят приглашает в кабинет школьный врач, выясняет, занимаются ли они сексом. Если, да, то медик проводит с ними беседу об опасности незащищённого секса, выдает им специальные брошюры и … противозачаточные средства, объяснив, как ими пользоваться.

Позже, видимо, зная, как обстоит дело с половым просвещением у нас в СССР, директор прислал каждой их нас набор литературы и диафильмов на запретную тему. Правда, на немецком языке, но таком простом, что и мы, знающие его на уровне «гутен таг и хенде хох», могли понять, что написано под яркими картинками.

Вечером мы устроили импровизированный педсовет, посвященный вопросам полового воспитания подростков. Нашлись среди педагогов такие, кто, подобно нашим апашкам, тоже считал, что это «уят» («стыдно»). Но у каждой из нас был свой горький опыт ликвидации последствий слишком тесной «дружбы» воспитанников. «Уят» не прошел! Как обычно, сразу возник стихийный диспут, кто должен отвечать за поступки детей — семья или школа. «Конечно, семья! — сразу заявила директор одной московской школы. — Кто, кроме матери, сможет доступно объяснить дочери тайны ее тела! Я вечером прихожу домой, и у меня на кухне сразу – беседы за круглым столом. Я обсуждаю с дочкой все, что произошло в школе. И последствия «любви» тоже. Уверена: она выйдет замуж девушкой».
Мы говорили о беременных пятиклассницах, о директорах и завучах школ, возивших «внезапно пополневших» старшеклассниц на аборты в другие селения, чтобы, не дай бог, не узнали о происшествии «там, наверху» и не поставили на ковер. Лично мне пришлось несколько раз стоять на таком ковре в горкоме партии в самом начале своей руководящей работы в ПТУ. В первом же наборе группы будущих кулинаров среди 60 первокурсниц (а это 15-летние девчонки) оказалось три беременных на последних сроках. «Куда ты смотрела?», — вопрошал пожилой и опытный секретарь горкома. Присутствующие «на разборе полетов» директора школ, где недавно учились мои будущие мамаши, укоризненно качали мудрыми головами и… хихикали. Как позже выяснилось, надо мной, не сумевшей разглядеть округлившиеся талии абитуриенток и принявшей мамаш в свою «академию». Школы-то сами избавились от «трудных подростков». А я… «Теперь мучайся! Беги ставить на учет у гинеколога и в милиции – в отделе по работе с несовершеннолетними. Пусть ищут отца ребенка и заставляют его жениться». Но одного сразу вычислила умудрённая опытом моя заместительница по воспитательной работе – 16-летнего пацана из соседнего училища. Прибежали к ней обе матери подростков. Рассказали, что «это» было один раз! Новый год взрослые отмечали в одной квартире, а детей отделили в соседнюю, чтобы не слушали взрослые разговоры. Клялись и божились 35–летние будущие бабки, обещали нянчить общего внука. Пусть только дети учатся. Обещали поженить их, чтобы «этого придурка Вовку» не посадили за совращение несовершеннолетней Ирки, дуры бестолковой! Не знала она, видишь ли, откуда дети берутся! Думала, от поцелуев! Не могла таблетки принять!
Подражая секретарю горкома, я тоже вопрошала: А вы, матери, куда смотрели? Не могли детям рассказать, чем опасна игра в тётенек-дяденек?! Словом, все помахали кулаками после… события.
Пока шла вся эта катавасия, на свет почти в один день появилось трое крепеньких малышей. Одного бабушка почти сразу увезла в аул, сказав землякам, что взяла мальчика в Доме малютки, так как в ее семье семь девчонок, а муж давно хочет сына. Вторую новорожденную стала растить вместе со своими двумя дочками сестра юной мамы. Выяснилось, отцом ребенка оказался ближайший родственник ее мужа, тоже встречавший праздник в семье брата. К сожалению, такие ситуации нередки в семьях, где слишком часто что-то празднуют и где без надзора взрослых живут чужие подростки, до которых никому и дела нет.
Позже Иркины родители частенько обращались ко мне с просьбой приструнить Вовку. Он убегал во двор играть с друзьями в хоккей и забывал про жену и дочку. Я звонила директору строительного училища, Вовка получал от него очередной втык и недели две не брал в руки клюшку. Худо-плохо, но ситуация разрешилась. Но сколько еще таких сюрпризов преподносили нам девчонки! В их возрасте лишь одна любовь на уме, за которую они часто принимают игру гормонов. Воспитатели находили компании подростков обоего пола в подвалах, в подозрительных квартирах и даже в общежитиях прапорщиков, охраняющих заключенных. Родители-то далеко! Наши душеспасительные беседы помогали лишь на время. «Вы старые! Что вы в любви понимаете! — услышала однажды моя 40-летняя заместительница от ученицы после рейда по подвалам.
От венерических заболеваний, слава богу, спасали регулярные медосмотры для санкнижек. Все-таки работницы общепита! В столовых практику проходят. Однажды одна хитрющая воспитательница увела свою группу к гинекологу и, смеясь, доложила: «Знаете анекдот про то, что в классе после такой проверки выявили одну девочку – классную руководительницу. Это почти про нас».
Я помню, как нервничала тогда, лет 30 назад. Несмотря на высшее педагогическое образование, никто из нас, педагогов, толком не знал, как говорить с детьми на такие сложные темы. Пригласили врача — гинеколога из поликлиники прочитать лекцию ученицам, не подумав, что специалист — практик, обычно имеет дело со взрослыми пациентами. А тут подростки, да еще зачастую уже просвещенные улицей. Или, наоборот, мамины дочки, уверенные, что детей приносит аист. Врач пришла на лекцию и как сыпанула медицинскими терминами! «Что она говорила?» — спрашивали наставников после лекции юные слушательницы. Пришлось переводить лекцию на язык родных осин – объяснять, подбирая приличные слова, чем опасен случайный секс. Но недавно окончившая техникум наставница ляпнула: «Шляться по подвалам с пацанами не надо! А если руки распускать начнут, бей в пятак – и бегом домой!» Ей самой мама тоже говорила: «Принесешь в подоле – отец убьет!» Вот и все семейное половое воспитание!
И тогда я вспомнила, что где-то лежат брошюры и учебники, когда-то подаренные немецкими коллегами. Они, конечно, на чужом языке, но там такие картинки! Все понятно, где что в животе у девчонок и почему к ним так липнут мальчишки! Развесила копии книжечек с подстрочным переводом в кабинете… кулинарии. Их растащили почти сразу. Для мастеров мы разработали конспекты классных часов «про это».
Уже тогда во всей Европе, и даже, как считалось, в некоторых отсталых странах Азии и даже Африки проводили работу по половому просвещению подростков. В учебных заведениях сначала в малышовых классах на уроках естествознания (или отдельным циклом) выделяли 10-15 часов для того, чтобы рассказать детям младшего возраста, как устроено их тело, как оно растет и изменяется, наконец, как за ним надо ухаживать (например, в критические дни, а сейчас они бывают у девочек в 9-12 лет). Обычно объясняют, что тело принадлежит только самому ребенку и нельзя позволять трогать его посторонним. И всё! Как видим, никакого обучения сексу и мастер-классов по использованию резиновых изделий, как это делается в Китае или Индии, и в помине нет. Там ведь борются в перенаселением, а потому принимают такие решительные меры.
Со старшими детьми везде ведется другая работа, индивидуальная и более откровенная, примерно такая, как в той элитарной немецкой школе. В рамках уроков биологии старшеклассникам объясняют, чем опасна ранняя беременность для здоровья юной мамы, как беречь друг друга юным возлюбленным и не заразиться опасными инфекциями. Объясняют, что секс – это еще не готовность к созданию семьи. Хотя биологически подростки, может быть, и созрели физически, но не экономически. Они еще не имеют профессии, следовательно, заработка, а потому не смогут содержать жену и детей, которых придется сажать на шею родителей. Грубо? Зато понятно.
В разных странах – разные проблемы, поэтому и программы разные. Казахстанцев сейчас волнуют ранние браки, брошенные дети, больные после абортов, ставшие бесплодными женщины, — значит, говорить надо с подростками об этих бедах, предупреждать их о последствиях необдуманных поступков.
В странах Азии, где юных девочек слишком рано и часто насильно выдают замуж (и даже продают!), уделяют особое внимание самостоятельности женщин, роли образования в их жизни, а не обсуждают, как иногда у нас, носить или не носить девочкам платок на уроках.
Во многих странах с высокой бедностью ранняя беременность поощряется, так как позволяет семье получать пособие после рождения ребенка. Там приходится просвещать родителей и самих девочек, как губительны и, бывает, смертельно опасны ранняя беременность и роды для здоровья юных созданий.
В странах Африки по-прежнему бушует эпидемия СПИДа, поэтому в Египте, например, и еще в некоторых цивилизованных странах этого континента, программы по половому воспитанию составлены так, чтобы предупредить дальнейшее распространение смертельно опасной болезни. Ведь на этом материке существует «народный способ излечения от ВИЧ» – надо изнасиловать девственницу. Легко представить себе, к каким последствиям это приводит.
Однако, если закрывать глаза на проблемы полового воспитания, можно и у нас в Казахстане устроить африканские джунгли. Все та же статистика говорит: подростки начинают жить половой жизнью в 12-14 лет, а более тысячи подростков Казахстана уже перенесли заболевания, передающиеся половым путем (ЗППП). Несколько лет назад в больницах одного из наших южных городов десятки маленьких детей по неосторожности были заражены СПИДом. От общественности скрывали этот факт, детей все годы лечили анонимно. Однако сейчас они подросли и большинство уже достигли возраста, когда подростки начинают заниматься ранним сексом. Надо ли рассказывать, к каким последствиям может привести нежелание «порядочных родителей» говорить с их «чистыми детками на неприличные темы»?!
Как рассказал однажды профессор Западно-Казахстанского государственного медуниверситета А. Мамырбаев, количество юных казахстанцев, которые перенесли те или иные половые инфекции, исчисляется тысячами. Ещё большее количество школьниц не понаслышке знают, что такое аборт.
Если уж некоторые родители подростков такие скромные, что пичкают своих детей чуть ли не до окончания школы сказками о капусте и аистах, пусть они изолируют их от сверстников, выбросят компьютеры и телевизоры. Ведь все это — источники информации, часто недостоверной, а потому особенно опасной, толкающей ребят на необдуманные поступки с тяжелыми последствиями.
Не лучше ли знать конкретные причины этого не вполне нормального явления, озаботившего даже Президента РК?
В обществе укрепилось мнение, что во всем виноваты распущенные девчонки. С укоризной говорят о ранней беременности несовершеннолетних девушек, об абортах, о бесплодии и болезнях женщин. Кое-где даже побивают «развратниц» камнями. Словом, «во всем бабы виноваты». Однако… «сладку ягоду рвали двое, горьку ягоду — я одна». Но кто-нибудь, когда-нибудь писал или слышал, что надо и мальчиков воспитывать настоящими мужчинами с раннего детства. Пишут в криминальной хронике о преступниках: насильниках, убийцах, развратниках, склоняющих или принуждающих девочек к сожительству. Но ведь 35 тысяч несовершеннолетних девушек за пять лет забеременели не только от преступников, а чаще от сверстников, которых родители не научили бережно относиться к подругам, заботиться не только о собственном удовольствии. Однако, по данным все той же неумолимой науки статистики, девяносто процентов молодых людей уже к двадцати годам имеют сексуальный опыт внебрачных отношений. Юноши даже гордятся своей сексуальной свободой, хватают, что «имели» много партнёрш, умалчивая или не понимая, скольким женщинам они искалечили жизнь, сколько убили своих детей. В том, что его брошенная партнерша оставляет в роддоме ребенка, а еще хуже — делает аборт или убивает и выбрасывает новорожденного, есть вина и мужчины – грубого, наглого, бессовестного и бессердечного. Только кто ему объяснит это!
Конечно, главная ответственность за воспитание детей по-прежнему лежит на родителях, но и врачи, педагоги, социальные работники и, наверное, депутаты (инициатива наказуема) сделают все, чтобы наши дети росли по-настоящему чистыми, добрыми и благородными. А в данном случает, знали, откуда берутся дети и что нужно для их счастливого будущего.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *