На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Война и мир Георгия Овчинникова

Крепости Горькой линии, озера Пресновского района, культурная революция в Казахстане, студенческая жизнь в общежитии Петропавловского пединститута, Ленинград – все эти разнообразные и, вроде бы, не связанные друг с другом понятия напоминают мне об одном и том же удивительном человеке — Георгии Дмитриевиче Овчинникове.

Когда тебе 17 лет, а с тобою, как с равной, разговаривает почти 60-летний мужчина, да еще преподаватель вуза, кандидат географических наук и заведующий кафедрой, ты чувствуешь и себя более взрослой. А какой умной! Рассуждаешь о водных ресурсах Северного Казахстана и страны в целом, объясняешь, где начинается Ишим и кончается Нура. И восхищаешься таким доброжелательным, веселым и общительным преподавателем, почему-то живущим в одной из комнат бывшего купеческого особняка на улице Коммунистической,105, превращенного в студенческое общежитие.

На первом этаже его – большая теплая кухня с печью, в которую вмазан огромный котел. В нем греется вода, которую мы наливаем в кастрюльки или чайники, ставим на плиту и ждем, когда она закипит. Частенько рядом с нами, студентами, с той же заботой о чае, молоке или каше для ребенка стоят у печки 2-3 педагога с разных факультетов. Почему-то обычно пожилые, на наш взгляд, мужчины — лет эдак 40-50. Они живут с женами и детьми в небольшом флигеле в общежитским дворе и любят поговорить с юными особами. О чем? О жизни, конечно, а иногда, о чем-то очень научном. Например, Георгий Дмитриевич рассказывает нам о том, что в пойме Ишима, недалеко от пионерлагеря «Золотая осень», среди березовых колков и столетних тополей, есть рям — сохранившийся с доисторического времени своеобразный островок тайги, с сосновым лесом на моховом болоте, с клюквой и прочей таёжной растительностью. Там есть волшебные поляны, где цветет пахучая реликтовая орхидея — Венерин башмачок. Сразу работает девчачье воображение: богиня любви Венера куда-то бежала по нашим болотам и потеряла свой башмачок! Нам, филологам, тогда уже прочитали лекции по античной литературе, и нас завораживают такие разговоры.
Обычно заседание нашего «студенческо-педагогического общества» прерывает кто-нибудь из жен или детей педагогов, пришедших в кухню за чаем.
Лишь взрослыми мы смогли оценить значение для нас этих часто ежевечерних «заседаний у печки». Какие темы мы там только не обсудили за пять лет жизни в старинном краснокирпичном доме!
Мы спрашиваем о Георгии Дмитриевиче у своего преподавателя старославянского языка — любимца филологов Николая Степановича Рыжкова, тоже обитавшего тогда в общежитии по соседству со студентами, и большого любителя поговорить. «Да, это правда. Георгий Дмитриевич — очень серьезный ученый, признанный географами нашей страны. Он еще до войны, студентом, объездил весь европейский север страны, защитил по озерам диссертацию в Ленинграде, а сейчас изучает со студентами геофака озера нашего региона. Именно он установил, что наша область самая «озерная» в Казахстане. По результатам экспедиций уже сделаны научное описание озер Северного Казахстана и их классификация. Да вы в читальном зале на стенде посмотрите географические журналы. Там есть работы ленинградца Г.Д. Овчинникова. Пусть вас не смущает упоминание Ленинграда. Георгий учился в Ленинградском университете и там тоже с экспедициями объездил северные регионы европейской части страны, изучая озера».

Мы получаем от Николая Степановича названия и номера журналов со статьями его коллеги и соседа по общежитию. На другой день в читальном зале институтской библиотеки наблюдался наплыв студентов с разных факультетов, спрашивающих географические журналы. Читаем и мы довольно скучные, по нашему мнению, статьи. Но из них мы узнаем некоторые тайны самого ученого и… озер Северного Казахстана. Оказывается, наш регион вообще, а Пресновский район особенно, самые «озерные» в Казахстане, а такие водоемы, как Пёстрое, называются ласково — «степные блюдца». Их особенно много на степных равнинах. Там, в низинках, скапливается во время весеннего половодья талая вода и питает степную растительность. Некоторые озера жарким летом пересыхают, но другие остаются «степными блюдцами» до осени и возрождаются каждой весной. Мало кто замечает, что Пестрое соединяется с ишимской старицей небольшим каналом (его иногда принимают за ручей). Он устроен по совету Г.Овчинникова и пополняет водой пригородное озеро — «блюдце». Сейчас оно окружено разными спортивными снарядами и ларьками, а в наше время там шумели только молодые сосны да березы. Из построек там, на южном берегу, были лишь несколько домиков пионерского лагеря и что-то недоступное за высоким деревянным забором. Говорили, там находится обкомовская дача. Но к ней ни мы, ни наши педагоги не имели отношения.

Севернее Петропавловска «степных блюдец» меньше. Зато там есть странные длинные возвышенности и углубления, изрезавшие весь север области. По-местному, их называют увалами. Они очень похожи на остатки укреплений Горькой линии. Однако у петропавловских педагогов, воспитанников и продолжателей дела первого в пединституте кандидата географических наук, свои взгляды на происхождение увалов: это следы древних рек, стекавших в доисторические времена с севера к югу.

На геофаке у Г.Д Овчинникова были и есть свои поклонники и последователи. Они знали, что Георгий Дмитриевич — коренной житель Северного Казахстана. Он родился 9 декабря 1903 года в бедной казачьей семье в станице Пресновской. Сначала он, как все станичные ребята- казачата, окончил только два класса церковноприходской школы. Тогда это было обязательное для сельских мальчиков образование – им на службу идти, письма домой надо будет писать! Несколько позже местная интеллигенция собрала по подписке деньги, на которые в Пресновке открылось вышеначальное училище, примерно соответствующее нынешней девятилетке. Георгию очень хотелось в нем учиться, но его многодетный отец не был рад такому стремлению сына. Ведь надо было хотя бы грамоте научить еще и других детей. Как удалось мальчику уговорить отца, не очень известно. Но он выдержал экзамен сразу во второй класс и с отличием окончил училище.

Учителей тогда не хватало, впрочем, как всегда. Поэтому, когда осенью 1922 года в Петропавловске открылось педагогическое училище, юноша отправился учиться туда. Тогда особенно обращали внимание на обучение девушек –казашек. Для них существовали подготовительные курсы, где сначала их обучали русскому языку. Георгий Овчинников сам учился в педучилище и одновременно работал на курсах. И очень успешно. Поэтому губОНО и губком комсомола командировали его в Москву — на центральные курсы работников школ крестьянской молодежи (ШКМ). Оттуда он возвратился уже заведующим Пресновской ШКМ – первой школой этого типа в Казахстане. Георгий Дмитриевич преподавал в ней обществоведение и физику. Пока никакой географии! Эта наука появилась в его жизни в 1931 году, когда он поступил в Ленинградский университет. Почему он выбрал именно географический факультет? Да, наверное, и выбирать особенно не пришлось – тогда в вузы принимали по разнарядке губОНО. Но Георгий Овчинников привык хорошо учиться, увлекся географией и за годы учёбы в вузе побывал в десятке экспедиций — в Карелии и на Южном Урале, в Хибинах и на Крайнем Севере. В ненецком национальном округе, в низовьях Печоры, он проводил почвенную съемку. Статья «Нижне-Печорский район» — была одной из первых его научных работ. За дипломную работу на материале Южно-Уральской экспедиции, такой близкой к его родине, Георгий Дмитриевич получил отличную оценку и был оставлен в аспирантуре. Работа над диссертацией шла успешно. Появилась семья – молодая жена Татьяна училась в университете и была так же увлечена наукой, как и он сам. Но его жизнь опять сделала резкий зигзаг.
В 1939 году начинается советско-финская война, и лейтенанта запаса Овчинникова за год до окончания аспирантуры призывают в ряды Красной армии. Он отправляет жену и дочь в Пресновку к своим родителям, а сам в должности командира взвода разведки участвует в боях. Но та «незнаменитая война» имела тяжелые последствия как в целом для страны, так и лично для Г.Д. Овчинникова. Дважды тяжело раненный, он полтора месяца находился со своей частью в окружении – зимой, в финских лесах! Его удалось спасти, но на несколько месяцев он, почти неподвижный, оказался в госпитале. Но тогда же, осенью 1940 года, он, прямо на больничной койке, начинает работать над диссертацией и защищает её… 30 июня 1941 года, когда на западе страны уже вторую неделю шла Великая Отечественная война. А в начале июля 1941 года он получил назначение на должность и.о. директора географо-экономического института. Он оказался в Ленинграде совершенно один, когда опять тяжело заболел – открылись фронтовые раны. Институт уехал в эвакуацию без директора — он остался на больничной койке. Его отправили в тыл буквально перед самой блокадой — и опять на носилках. Вернувшись в родную Пресновку, едва встав на ноги, Георгий Дмитриевич начинает преподавать в школе физику, а вскоре его назначили заведующим отделом пропаганды Пресновского райкома партии.
3 марта 1944 года Георгий Дмитриевич был приглашен на работу в Петропавловский учительский институт и назначен заместителем директора по учебной и научной части, а в 1953 году стал директором учительского института. Но этот пост Г.Д Овчинников занимал только год. Он ушёл с него, чтобы заниматься исключительно наукой, но, даже будучи заведующим кафедрой физической географии, когда позволяло загубленное войной здоровье, каждое лето отправлялся со студентами в «озерные экспедиции».

Самой большой работой, организованной Г.Д. Овчинниковым и имеющей огромное народнохозяйственное значение, стало исследование водных ресурсов Северного Казахстана. Этому делу Георгий Дмитриевич отдал очень много сил и всю оставшуюся жизнь.
О многих озёрах Северного Казахстана руководители области совсем не знали или знали очень мало, пока за изучение их не взялся Г.Д. Овчинников со своими учениками. Столь большое внимание Георгий Дмитриевич уделял изучению озер по разным причинам. С одной стороны, как уроженец Пресновского района — самого «озерного» в области, а с другой – в силу отчетливо видимых им процессов деградации природных водоемов: загрязнения, заиливания, эвтрофирования. Знаток озер, ученый считал необходимым выявлять основные причины ухудшения состояния озерных систем для разработки практических рекомендаций по их охране и рациональному использованию. Можно с уверенностью сказать, что Г.Д. Овчинников стал первым экологом нашей области. А ведь вместе с ним только 17 преподавателей стояли у истоков вуза! Среди них были как эвакуированные из центральных институтов крупные специалисты, так и воспитанники местного учительского института, со временем выросшего в крупнейший университет Казахстана. Как им это удалось, можно прочитать здесь.

Судьба Георгия Дмитриевича Овчинникова была типичной для послевоенного времени. Эти необыкновенные люди, прошедшие все войны, выпавшие на их долю, и испытавшие трудности мирного времени, считали, что им повезло. Выжили на войне, занимались любимым делом и воспитали учеников, продолживших его.
В наши дни много говорят и пишут о возрождении сел, что во многом зависит от состояния водоемов в регионе. А ведь в архиве университетского музея хранятся многие работы Г.Д Овчинникова об озерах Северного Казахстана, которые он, известный ученый, изучал с юности и до своего последнего дня работы в университете –до 1970 года, когда Георгий Дмитриевич неожиданно скончался чуть ли не на рабочем месте. Этот замечательный человек даже в самые трудные военные годы мечтал объединить свои труды в единую книгу, чтобы она помогала землякам осваивать его любимую землю, растить сады и нивы. Но не успел…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *