На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

В Петропавловске смерть майора полиции обнажила проблемы медицины

Неделю назад в 4-й поликлинике Петропавловска прямо в очереди к врачу умер 46-летний мужчина. Бывший полицейский района Шал акына Северо-Казахстанской области, который едва успел выйти на пенсию, вдруг почувствовал себя плохо. Спасти его не смогли. Этому предшествовало несколько дней, в течение которых мужчину лечили от остеохондроза, несмотря на то, что он изначально жаловался на боль в сердце. Кроме того, пациента несколько раз перенаправляли из одной поликлиники в другую, брали анализы, просили прикрепиться…

Четыре дня суматохи, хождений от одного учреждения к другому и в итоге — смерть в очереди к врачу. Управление здравоохранения области сделало попытку рассказать о причинах смерти мужчины и о том, почему сразу несколько поликлиник не смогли ему помочь. На этой слегка странной встрече с главным городским врачом побывал и корреспондент Петропавловск.news.

Журналистов сначала позвали на встречу, чтобы разъяснить ситуацию по данному случаю, затем внезапно сообщили, что это будет диалог «без галстуков», без камер и аудиозаписи, посвященный общей проблематике медицины в регионе. А в итоге получилось так, что смерть одного человека в очередной раз обнажила все слабые позиции медицины — от острой нехватки кадров до бюрократической возни. Совсем не хочется показывать какую-то «голую правду» и ругать управление, но из сложившейся сегодня ситуации становится ясно, что механизм под названием «здравоохранение» в нашем городе, в нашей области и в нашей стране вообще — работает с перебоями:  «двигатель» троит.
И видимая невооруженным взглядом лихорадка в медицинской сфере вызывает раздражение людей, которые хотят получить помощь, но не могут или просто-напросто не понимают как это сделать, как в случае с погибшим неделю назад майором.

Пришедшие на встречу в управление здравоохранения области родственники мужчины, просто хотели знать, почему ему не оказали помощь, почему не смогли спасти и почему поставленный первоначально диагноз — остеохондроз — затмил более страшную проблему его организма и не позволил выявить ее в тот момент, когда было еще не поздно.

Как выяснилось, поздно было уже давно. Исходя из предварительных данных судебно-медицинской экспертизы, озвученных начальником облздрава Тимуром Султангазиевым, смерть мужчины наступила в результате разрыва аорты. И спасти его не было практически никакой возможности: смертность в таких случаях — 99%. И даже при своевременной диагностике такого заболевания смертность достигает 70%. Сославшись на эту статистику, руководитель управления здравоохранения фактически указал на то, что в смерти этого человека никто не виноват.
По сути, это фатальное совпадение и несчастный случай. К сожалению, так бывает. Но разве это может утешить людей, которые неделю назад хоронили совсем еще не старого родственника. Поэтому брат погибшего был возмущен тем, что до сих пор не проведено служебное расследование.

Вы, наверняка, слышали о том, как проводятся расследования по крушениям самолетов: множество комиссий месяцами изучают проблему, находят малейшие недостатки конструкции, затем пишут подробные отчеты с рекомендациями исправить технику в нужных точках. Такие отчеты становятся обязательными для всех самолетов, корректируют дальнейшие постройки, требования, нормы… Так вот подобного расследования пока нет ни по данной конкретной катастрофе (если вы сомневаетесь, что это катастрофа — посмотрите на родственников, на брата умершего мужчины), ни по медицинской сфере нашей страны вообще, несмотря даже на то, что самые главные ее недостатки и слабые места мы все прекрасно знаем.

Очень вероятно, что медики делают со своей стороны всё возможное, и я почти не сомневаюсь, что в полном соответствии с уставом действовали медицинские работники, принимавшие 46-летнего мужчину, ставившие ему диагноз, затем направлявшие его в кардиологическое отделение, после лечившие его от остеохондроза, и в конце концов отправившие на  лечение в 4-ю поликлинику, где мужчину сначала попросили «прикрепиться», а затем встать в ту самую очередь, где он и умер. Наверное, это все по инструкции, но это не утешает — человек умер, а диагноз ему поставили лишь после смерти.

И даже тот факт, что такие страшные диагнозы бывают в 1 из 1000 случаев, не утешает. А раннее диагностирование в нашей стране осложнено тем, что и доверия у населения к врачам не много, и бюрократией — той же практикой «прикрепления» и многим другим. Можете вы себе представить мужчину в 46 лет, который бы стал целенаправленно ходить по врачам, чтобы проверить здоровье? Вряд ли. Вот так и наш майор — обратился в больницу только в тот момент, когда уже было фактически поздно.

Услышав этот диагноз, один из братьев погибшего мужчины все еще не мог понять, почему не смогли поставить правильный диагноз сразу. Однако, как сказал Тимур Султангазиев, доктора ставят диагноз методом исключения. Именно так и вышло, что остеохондроз был наиболее очевидным заболеванием. Впрочем, это всё пока только предварительно, так как результаты служебного расследования еще впереди.

В Северном Казахстане не хватает около 230 врачей разного профиля — педиатров, терапевтов, анестезиологов, гинекологов, невропатологов, эндокринологов и друхих. При этом привлечение врачей в регион происходит медленно. В рамках новой программы все медицинские учреждения выставляют на сайте вакансии, там же регистрируются выпускники и студенты медвузов страны, впоследствии происходит автоматический подбор работников на пустующие должности. Тимур Султангазиев надеется на то, что это поможет решить кадровый голод.


Кроме того многие будущие медики учатся не всегда в Казахстане: если вы хотите стать врачом и у вас есть выбор поехать в Астану и отучившись получить 1,5 млн тенге подъемных, чтобы стать сельским врачом, или поехать в Омск и, получив образование, иметь возможность получить в качестве подъемных для сельского врача 1 миллион рублей — вы, скорее всего, выберете второе.

А уж если говорить о зарплатах… Врач-специалист в СКО получает 160-170 тысяч тенге, медсестра, санитарка — около 60 тысяч тенге в месяц. В условиях дефицита кадров такие зарплаты выглядят мизерными.

Пока Тимур Султангазиев подробно и грамотно рассказывал о том, какие в медицинской сфере проблемы, родственники умершего от разрыва аневризмы аорты мужчины словно бы пытались найти ниточку к распутыванию этой проблемы. Пусть не для себя, а для других, потому что они нередко сталкивались с трудностями в получении медицинской помощи, даже «скорой». Но распутать этот клубок проблем в данный момент, скорее всего, невозможно: в нашем небольшом городке и кадров мало, и техника еще далеко не вся современная, и медвузов в стране недостаточно. Зато вы можете записаться на прием к врачу через портал. Цифровизация, понимаешь ли….

6 комментариев

  • Татьяна

    Напишите настоящие цифры зарплат медиков! Понятно что врачей у нас нет в городе нормальных,а если и есть ,то единицы!

  • Хайдарыч

    Два месяца назад укусил клещ, пошел в Аккайынскую поликлинику, специалиста не было. направили к хирургу-посмотрел место укуса. сказал,,Плохо будет- придете,, в смысле, когда придет конец..

  • Смаилова

    Очень волнует вопрос по 4- й поликлинике, по которой много жалоб, да и сама прекреплена к ней. Не мало было столкновений. Вопросы остались открытыми. Сейчас возникла необходимость пройти обследования, но как представишь моторные безрезультатные хождения, начинаешь откладывать. Оно отнимает нервы и время. А у нас ещё работа. Вот так и крутимся, в оконцовке становится поздно! И главное некуда жаловаться, потому что нашему здравоохранению она не подчинена! Вот такое бывает! Получается, государство финансирует, но УЗ не подчиняется! Потому что частное! Но частное обычно платное, здесь обслуживают бесплатно! Когда по направлению терапевта с отметкой красным по белому СРОЧНО, меня не приняло УЗИ, я пыталась записаться на платное обследование. Оказалось платного при поликлинике нет! Тогда где логика, как тогда не может контролироваться данная поликлиника Управлением здравоохранения, кто должен контролировать, кто финансирует, куда обращаться жаловаться, если книгу жалоб они не могут дать, за ней беги к заведующему, либо ложи заявление в прозрачный ящик с китайским замочком без пломбы, которое вечно пустое.

  • Алексей

    Наша медицина и обслуживание на низшем уровня я в этом убедился, в одну поликлинику приехал за 80км, так как жил в селе, в автобусе тресся по этим ужасным дорогам, в итоге меня не приняли сказали талоны у них закончились, приезжайте завтра, (пока этих талонов дождешься концы отдашь), второй момент с моим родственником случилось, поставили диагноз рак 4 стадии,сказали лечение безнадежно, время теряем, в итоге уехали в другую страну за границу где поставили диагноз рака 2 стадии и вылечили, а самое интересное что в нашей онкологии чтобы поставить диагноз ушло месяца 2, за границей 3 дня. Я очень разочаровался в нашей медецине, и я ей не доверяю уже давно. Поэтому уже лет 5 я обращаюсь по любому поводу в поликлиники и больницы РФ в частности г. Омск, так скажем сопли побежали сел и поехал, пусть я отдам незначительную сумму денег, но я все свои проблемы решу в кротчайшие сроки, сохраню нервы и время. Эти одинарные случаи , а их можно привести намного больше.

  • Олег

    Нашу медицину, равно как и образование бесконечно реформируют, но от этого только хуже. Недавно реформировали психиатрию. Врачей-психиатров распределили по городским поликлиника. Для пациентов это неплохо, очереди стали меньше, но врачи жалуются, что сильно выросла отчетность, работать некогда, нужно составлять бесконечные отчеты, плюс вести истории болезни параллельно в электронном виде и в бумажном. И еще: в стационаре уже давно отменили лечебные отпуска. Учитывая закрытый характер психиатрического стационара, такие отпуска способствовало меньшем отрыв пациентов от реальной жизни и лучшей адаптации после выписки. Лежать в стационаре полтора месяца и более безвылазно очень тяжело, так как, учитывая специфику заведения, человек лишается права на доступ к мобильной связи и интернету. Тема республиканского уровня, если бы журналисты заинтересовались, мог бы получиться интересный материал для центральных СМИ

  • Алибаева Дина Абиловна

    Сама инсулинозависимый диабетик с почти 20 летним стажем. Несколько раз лежащие врачи с областной больницы рекомендовали инвалидность из- за множественных осложнений. Была на комиссии по инвалидности, перед этим было собрано множество справок, лежала долго в больнице, чуть не потеряла большой палец на ноге….
    много всего…. не пересказать…
    На этой комиссии мне сказали: вы же не рабочий, не строитель… вы же УЧИТЕЛЬ и работа у вас не тяжелая. И много чего другого и обидного было сказано. Такое чувство, что ты пришел просить милостыню…. а когда будет поздно, ответ будет такой же ,как в этом случае.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *