В Петропавловске мать погибшего от ударов лошади мальчика ищет справедливости


Ещё год назад жительница села Кривощёково района Шал акына Северо-Казахстанской области Инна Носко была счастливой женщиной, воспитывала троих детей. Семейное счастье текло тихим ручьём, пока 28 июля прошлого года не ударил гром среди ясного неба. Младшему сыну Инны – пятилетнему Никите Колесникову гуляющая по деревне лошадь нанесла несколько роковых ударов. Несчастный случай унёс жизнь мальчика. С тех пор мать пытается по закону наказать виновных в гибели сына. Однако во всех инстанциях получает один ответ — отказ, сообщает корреспондент Петропавловск.news.

Мы уже рассказывали, что трагедия в семье Инны Носко произошла прошлым летом. Её сын Никита 28 июля ехал по дороге между домами на велосипеде. По несчастному стечению обстоятельств там паслась отбившаяся от стада лошадь с жеребёнком. Внезапно животное лягнуло ногой, угодив в колесо. Мальчик упал на землю, а кобыла, пытаясь освободиться, несколько раз ударила ребёнка велосипедом.

Пострадавшего увезли в центральную районную больницу (ЦРБ) в Сергеевке. Местный хирург Адильхан Аскарбеков, который занимал несколько должностей, поставил диагноз – закрытая черепно-мозговая травма и констатировал: надо вызывать врачей из города.

Как позже выяснилось, были упущены драгоценные часы. Мальчик умер на операционном столе в многопрофильной областной детской больнице в Петропавловске утром 29 июля. Диагноз «тупая травма живота, разрыв печени», то есть пострадали совсем не те органы, на которые указывал врач райбольницы.

За трагедию никто не понёс наказания. Ни пастух, который не смотрел за табуном, ни врач ЦРБ, который поставил неправильный диагноз.

Участковый майор полиции С. Абишев квалифицировал дело, как «нарушение правил выпаса сельскохозяйственных животных» — часть 1 статья 408 КоАП РК.

Часть статьи не поменяла и следователь А. Жаукенова, которая вела дело. Хотя его, как считают Инна и её адвокат Вячеслав Банковский, необходимо было переквалифицировать на ч. 2. Она предполагает «то же действие, повлекшее причинение ущерба имуществу физических лиц». Однако ни одна инстанция этого не сделала.

Матери погибшего ребёнка до сих пор непонятны мотивы людей, которые вели дело. Произошёл несчастный случай, в котором участвовали трое – пастух, лошадь и мальчик. В итоге табунщик получил штраф по части 1 ст. 408 в размере 4,3 тысячи тенге за нарушение правил выпаса животных. Ребёнка в этой истории как будто и не было. В административном кодексе нет статьи, которая предполагала бы причинение вреда не имуществу, а здоровью, как произошло в этом случае. Почему дело не рассматривали в рамках уголовного кодекса, непонятно!

А что врач? Доктор, который поставил мальчику неправильный диагноз, уволился из райбольницы по собственному желанию 16 августа 2021 года, то есть спустя 2 недели после смерти Никиты.

Дело Никиты Колесникова закрыли в сентябре прошлого года за отсутствием состава преступления. Мать смогла отойти от шока только спустя 40 дней после смерти сына. Инна не могла понять – её ребёнок умер, а в этом никто не виноват?! Ещё больше угнетали мысли о том, что лошади пастуха Алпысбаева продолжают разгуливать по селу. Мужчина даже не попросил прощения у семьи.

Погибший мальчик

Инна решила действовать. Написала в прокуратуру с просьбой пересмотреть и возобновить дело. Получила отказ, мотивированный отсутствием состава преступления. Затем она поняла, что без помощи специалиста не обойтись. Наняла адвоката, который запросил электронное дело. Изучил его и был шокирован наплевательским отношением к судьбе ребёнка.

— Адвокат нашёл массу грубых нарушений в деле, в нём много ошибок и упущенных деталей. Непонятно, для чего это делали! В электронном деле, которое вела следователь Жаукенова, не оказалось протоколов допросов сельчан, моих запросов. Она даже не опросила доктора районной больницы, который поставил сыну неправильный диагноз, — сетует потерпевшая Инна Носко. – Мы подали заявление в районный суд на отмену постановления следователя Жаукеновой о прекращении производства досудебного расследования и решение районного прокурора Салпыкова об утверждении этого постановления, как незаконное и преждевременное. Также попросили направить дело на дополнительное расследование, в рамках которого провести расследование по факту ненадлежащего выполнения профессиональных обязанностей медицинскими работниками ЦРБ района Шал акына, которые по неосторожности повлекли смерть моего сына. Суд в удовлетворении жалоб отказал.

Инна считает, что следователь, видимо, не считала важным найти виновного в смерти мальчика. Не только, чтобы наказать его, а чтобы он не навредил другим людям.

— Я просила провести надлежащим образом беседу с врачами районной больницы. Найти экспертов, которые могли подтвердить или опровергнуть его диагноз, дать оценку – можно ли было спасти ребёнка. Ответов на эти вопросы до сих пор нет. Следователь их будто проигнорировала, — рассказывает безутешная мать.

Женщина не может понять, почему к делу её сына отнеслись наплевательски и закрыли. Инна предполагает, что хотели кого-то прикрыть. Об этом она заявила на заседании суда в начале июня этого года, которого удалось добиться по жалобе, составленной адвокатом.

— Не знаю, какая у него крыша (женщина имеет в виду пастуха Ибрагима Алпысбаева, — прим. ред.), но что-то происходит. Даже я, не имея юридического образования, читаю документы и вижу много серьёзных ошибок. Однако суд признал их несущественными! Не знаю, в какую инстанцию ещё постучаться, чтобы нас услышали и тщательно изучили дело! Возможно, кто-то из вышестоящих исполнительных органов прочитает эту статью и обратит внимание на то, что происходит в полиции, прокуратуре и в системе здравоохранения, — с надеждой на справедливость рассказывает собеседница Петропавловск.news.

Крайнее судебное заседание не принесло положительного результата. Матери погибшего сына отказали в переквалификации статьи, отмене постановлений. Судья не посчитала ошибки, найденные адвокатом, существенными. Хотя участковый Абишев на заседании признал свою вину в том, что неверно указал часть статьи.

— Почему пытаются всё скрыть? Ведь это не убийство чистой воды, когда пришёл и убил. Хочу, чтобы всё было по закону. Знаю, что никто за решётку не сядет – статья не предполагает такого наказания. Но хотя бы по документам всё будет, как положено. Пастух знал, что лошадь гуляется! Ребёнок погиб. Пусть всё это хотя бы будет на бумажках отражено. Как они относятся (исполнительные органы власти, — прим. ред.), так не пойдёт. Получается, что закона нет?! Лошади пастуха, по рассказам бывших односельчан, и сейчас по деревне гуляют! Куда смотрит участковый? Хотя на суде он сказал – надо было лучше следить за сыном. Вопрос – куда смотрите вы, власть? Почему пастух в деревне живёт, как царь? Заваливайте его штрафами! Вчера мой ребёнок погиб  – завтра чужой.

Табунщик Ибрагим Алпысбаев своей причастности к смерти Никиты Колесникова на суде так и не признал. Инна не собирается сдаваться. У матери не опускаются руки, она верит, что закон восторжествует.

— Судья у табунщика спросила – считаете ли вы себя виновным? Он ответил – нет.  Тогда она задала ещё вопрос – за что вы тогда платили штраф? А он ответил – пришла квитанция, оплатил, а за что – не знаю. Мол, он ничего не сделал, не заставил лошадь убивать ребёнка. Мы добиваемся, чтобы поменяли статью. Для дальнейшего обращения в суд мне нужно правильное постановление, где будет чёрным по белому написано, что пастух знал, что лошадь гуляет, но ничего не предпринимал, — говорит о своих намерениях Инна Носко.

Инна написала жалобу в районную прокуратуру. Откуда женщине сообщили о частичном удовлетворении. Обещали разобраться с врачами районной больницы. После долгого ожидания ответа, женщина запросила оглашения хода расследования. Пришёл  ответ, что материалы направлены в департамент комитета медицинского фармацевтического контроля для проведения внеплановой проверки больницы района Шал акына. Однако до настоящего времени ответ не поступил.

Основные претензии Инны Носко к табунщику Алпысбаеву, который не следил за лошадьми, к следователю Жаукеновой, которая не переквалифицировала дело на другую статью, и к доктору районной больницы Аскарбекову, который поставил неправильный диагноз и отправил ребёнка на операцию в Петропавловск.

— Неужели в области нет следственных органов, которые бы начали разбираться, искать ответы на простые вопросы – почему врач собрался и уехал? Может ему статья грозила за халатность? Почему участковый и пастух на суде дали показания, что на момент составления протокола, якобы, не знали о смерти ребёнка, видимо, из-за этого часть 408 статьи КоАП РК указали более мягкую. Интересно, получается, ведут дела! Ребёнок умер, а виновных в этом нет….

Инна Носко подала заявление на обжалование постановления об отказе в удовлетворении жалобы районного суда в областной, где получила очередной отказ. Теперь безутешная мать намерена обращаться в областную прокуратуру.

Редакция Петропавловск.news надеется, что на дело о смерти 5-летнего Никиты Колесникова обратят внимание уполномоченные следственные органы. А мать, потерявшая сына, наконец, обретёт покой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ