На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Убить генерального

«1992, 28 декабря, на пороге заводоуправления был убит генеральный директор Карагандинского металлургического комбината А. Г. Свичинский». Эта новость взбудоражила сразу два города –Темиртау и Караганду.

Выстрел на пороге здания заводоуправления прогремел ранним утром. Убийца подошел к Александру Свичинскому сзади, выстрелил из обреза ему в затылок, повернулся, на глазах десятков заводчан, сел в обшарпанный «запорожец» и укатил…

Милиция приехала к месту преступления минут через 20, но, как позже выяснилось, преступник сумел добраться до аэропорта Караганды и через день улетел в Москву.

-Расследование этого преступления взял под свой личный контроль Президент Казахстана Н.А.Назарбаев, уже потому, что на КМК, как известно, начинался его трудовой путь – от сталевара до главы государства, — рассказал после окончания расследования полковник милиции в отставке Габдрахим Мендешев.

Это преступление расследовали больше года, но в конце концов якобы всех причастных к убийству нашли. Задержали. Судили. Организатором убийства объявили бывшего заместителя ушедшего на повышение О.Сосковца, обиженного А. Свечинским, который понизил бывшего своего зама до начальника цеха. «Отлучили от кормушки, вот он и обиделся», говорили металлурги. Его суд и приговорил к высшей мере. Такое же наказание получил киллер, лично стрелявший из обреза в гендиректора. Его сообщника тоже судили, но на его родине – в Литве. Этого отправили за решетку на 15 лет. Получили своё и другие участники первого в постперестроечном Казахстане заказного убийства.

Уголовное дело объявили завершенным и сдали в архив. Оно и сейчас находится где-то там под грифом «Секретно». Оказывается, этот гриф не снимается, если в деле есть хоть один засекреченный документ. Какая же именно бумага имеет такую силу в деле об убийстве гендиректора КМК, доселе неизвестно.

Как был взбудоражен город известием об убийстве А.Г. Свичинского, я видела собственными глазами. В Темиртау тогда жила большая часть моей семьи и, чтобы встретить по традиции вместе с нею новогодние праздники, еще ничего не зная о случившемся на КМК, я приехала к родным в кипящий от слухов город. Довольно скоро я поняла, что никому нет дела ни до меня, ни до приближающегося праздника. Все были заняты обсуждением производственных проблем. Тогда уже два поколения наших мужчин трудились в разных цехах Карметкомбината, а женщины, медики или педагоги обслуживали членов семей рабочих в детсадах и поликлиниках.. И все они были источниками самой достоверной информации об убийстве! Никаких частных детективов не надо — все сами знали!

С тех пор прошло уже почти 30 лет. В Карагандинской области и в самом городе металлургов происходили разные события, но дело об убийстве А.Г. Свичинского оставалось самым громким. В городе и тогда, и теперь находилось очень мало наивных людей, поверивших в официальную версию следователей о причинах страшного происшествия. Якобы гендиректора крупнейшего в Казахстане предприятия убили из-за личной неприязни двое уголовников из Литвы. Какие могут быть общие дела у уголовников с другого конца страны и первого руководителя самого главного в Казахстане сталелитейного предприятия?! Этого не знали самые хитроумные столичные сыщики, «понаехавшие» из столицы в провинциальный Темиртау. Но следователи довольно скоро установили, что киллеры приехали из своего Вильнюса в Темиртау, чтобы получить с директора комбината старый долг — аж 50 рублей! И хотя Александр Григорьевич вернул им эту «агромадную сумму», киллеры ужасно обиделись за что-то на гендиректора и решили наказать его. Правда, интересная и очень правдивая версия? Два литовца жили в гараже своего заказчика — водителя Свичинского, тоже чем-то обиженного на своего начальника. Они добыли где-то раздолбанный «Запорожец», отпилили ствол купленного не известно где старенького ружья, набили патроны самодельной дробью и отправились на дело к заводоуправлению…

Александр Григорьевич занимал высокую и очень беспокойную должность менее двух лет. Он пришел на смену одному из «архитекторов перестройки» — О.Н. Сосковцу, ушедшему из Темиртау вверх по карьерной лестнице в 1991 году. Отслужив около 20 лет на гиганте сталелитейной промышленности, Олег Николаевич возглавил министерство черной металлургии. Оба гендиректора, прежний и новый, по мнению вышестоящего начальства, были идеальными советскими руководителями: они были выпускниками местного завода – втуза, «рабочими от станка», членами КПСС. Оба были прекрасными организаторами, знали производство до последней мелочи. Но заводчане были убеждены, что не без ведома первых руководителей на предприятии много лет творились разные безобразия. Простые работяги тоже всегда приворовывали, но не в таких размерах, как начальство. Ведь они же не имели возможности отправлять «налево» вагоны с тоннами металла на автомобильные заводы и получать взамен «Жигули». Говорили, что огромные рулоны проката уходили не только в российские машиностроительные города, такие, например, как Тольятти, где вскоре после событий в Темиртау тоже выявили хищения, только не железа, а готовой продукции –легковых автомобилей. Казахстанский металл «мимо кассы» в обмен на разный ширпотреб оправляли даже в Китай и Индию. Все это добро распределялось по спискам между очередниками и называлось модным словом «бартер». И сейчас некоторые журналисты считают такое разбазаривание стратегического металла заботой о рабочих. Хотя… О рабочих на КМК действительно заботились и при О. Сосковце, а позже и при А.Свичинском. Дачникам выделяли трубы для дачного водопровода, столбы и провода для электропроводки. Из бракованного листового металла дачники сооружали заборы, емкости для воды и… туалеты. Забавно было видеть новые дачные участки, уставленные в чистом поле такими железными «малыми архитектурными формами». А что? Металл-то был собственный. Вот и распоряжались им причастные к кормушке первые и вторые лица, как картошкой с личных огородов. Работяги быстрее столичных и тем более местных следователей вычислили, в чем причина безжалостной расправы над гендиректором. «Кого-то от кормушки отодвинул Александра Григорьича!» — говорили многие. Другие уверяли, что дело в тех самых бартере и доходах от него. По городу ползли слухи, что в заводских гаражах найдены десятки «Жигулей» и «Волг». Кому они предназначались, — опять пресловутая тайна следствия.

Такими автомобилями награждали передовиков производства при гендиректоре КМК Олеге Сосковце, который в 1984 году стал главным инженером предприятия, а затем, с 1989 по 1991 год, был генеральным директором Карметкомбината. Впрочем, награждали не самим автомобилем, а только продвижением награждённого в очереди. Машину все-таки продавали металлургам за деньги, вроде и правда, по оптовым ценам.

Любопытный факт. Почти все эти годы замом Олега Николаевича на всех его должностях был будущий миллиардер Владимир Лисин, ныне владелец Новолипецкого металлургического комбината, а также владелец других «заводов, газет, пароходов» и еще много чего за границами родной страны. Например, Лисин был главой казахстанско-швейцарского «ТСК-Стил» — посредника, реализовывавшего продукцию «Кармета» на мировом рынке.

Нет-нет! Я вовсе не хочу сказать, что эти люди занимались мелкими хищениями на темиртауском предприятии, где они оба работали смолоду. Только чьи недоделки тогда пришлось ликвидировать Александру Григорьевичу Свичинскому сразу после вступления в должность, если его предшественники работали так хорошо? Почему даже следователи подчеркивали, что хищения начались еще «при прежнем руководстве», но почему-то никто даже из уволенных А.Свичинским 40 руководителей разного ранга и просто бездельников не попал под следствие? Ведь выяснилось, что «Карметкомбинат» на протяжении длительного времени служил кормушкой для прежнего руководства. Об этом говорит сумма долгов предприятия, обнародованная по окончании следствия и судов в 1995 году, — более 300 миллионов долларов! И за это тоже никто не был наказан. Ясно же, что осужденные заказчики, нанимая убийц, сами выполняли чей-то заказ.

Рабочие Кармета сразу говорили, что Свичинского убрали, когда он попытался навести на комбинате порядок, чтобы он не докопался до настоящих воров. И ни при чем тут 50 рублей долга киллеру. За убийство генерального директора «обиженным» убийцам заказчики пообещали по 3 тысячи долларов и даже выплатили им эту сумму. За обещанными автомобилями «Жигули» литовцы обещали приехать позже, когда утихнут страсти. Но не получилось.

Через три месяца после задержания всех участников убийства состоялось два судебных заседания: первое — в Казахстане, а второе — в Литве. Заказчик и убийца были приговорены судами к исключительной мере наказания — расстрелу. Двое их сообщников отправились за решетку на 10 и 12 лет. А водитель, который доставил убийцу к заводоуправлению, а после удирал с ним по улицам города, отделался 5 годами лишения свободы.

Я не стала называть фамилии преступников – прошло уже довольно много времени. Расстрелянные давно похоронены, а осужденные отбыли сроки наказания и, возможно, поняли, что убивать людей подло. У каждого из погибших и осужденных остались близкие люди. Они-то ни в чем не виноваты. Так зачем же мы будем лишний раз казнить их? Каждый должен отвечать за свои поступки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *