На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Ты не умеешь пить!

Те, кому не довелось встречаться с глазу на глаз в качестве пациента с этой милой, интеллигентной женщиной с добрым взглядом, считайте, что вам повезло. Дома она прекрасная жена, заботливая бабушка не в меру взрослого и самостоятельного для своих полутора лет человека, и просто душа компании. Но стоит завести речь об алкоголизме, о причинах, которые толкают людей взяться за стакан, глаза этой женщины тут же меняются, слова бьют больней хлыста, и уверенные в своем праве жить так, как они хотят мужчины , может быть в первый раз в своей лихой бедовой жизни, замолкают и ведут себя тише серой мыши под веником. Галину Андрееву можно слушать, даже не задавая вопросов, она заранее знает, о чем хочет знать ее собеседник, в чем сомневается, и что никогда не решится произнести вслух. Тридцать лет работы наркологом позволили ей настолько изучить людские слабости и пороки, что под всеми жалостливыми лирическими и душещипательными историями она подводит одну общую черту: «Ты не умеешь пить!»


— У нас сегодня в отделении больных не так много, — начинает Галина Валерьевна, — считайте что мы положенный государством лимит уже перелечили, теперь лечим буквально на свои деньги, на свои премии, а бывало когда тут одновременно лежало по 60-70 человек. Давайте не с этого начнем, а с профилактики, на чем она строится? Готовы?
Ну, прежде всего, в нашей стране отсутствует как таковая культура пития. Мы понятия не имеем, как нормальные люди должны употреблять алкоголь, дело в том, что алкоголь является пищевым продуктом. Как вы знаете, в свое время культурный слой был истреблен полностью, а безкультурный понятия не имел, как пить. Вот теперь мы должны дать знать своим детям и узнать самим, что нормальный человек запивает алкоголем пищу, для того, чтобы алкоголь оттенил ее вкус. А теперь представьте, каково должно быть количество запитого алкоголя, для того, чтобы оттенить вкус пищи.
Как только человек почувствовал опьянение, как только у него закраснели щеки, заблестели глаза, стали размашистыми жесты, как только стал громким голос, как только он захохотал на весь зал, заплясал на столе,- ваш человек совершенно не умеет употреблять алкоголь. Он уже начал употреблять его не как пищевой продукт, а как психоактивный препарат, который отключил определенные контрольные функции мозга и подействовал на его мозг определенным образом.
Пить можно, но с тем условием, чтобы алкоголь был с нужным сроком выдержки, с нужным вкусом, не с привкусом дрожжей и осадком, не с запахом ацетона и еще чего-то там, не с подозрительным видом и подозрительной ценой, которая безобразно дешева. Алкоголь должен оттенить вкус пищи — всего лишь. Вот тогда он пищевой продукт. Какая должна быть цена спиртного? Это не я определяю, это должны собраться специальные комиссии, отделить из общей массы весь нормальный алкоголь, весь ненормальный должны убрать с рынка. И оставшееся приличное спиртное люди должны пить так, чтобы, к примеру, водка оттенила вкус мяса или огурца, для этого ее достаточно выпить один глоток, два глотка, а не бутылку, понимаете?
Показывают же нам в «импортных» фильмах, что достают герои начатую бутылку, налили немного в стакан и снова поставили назад, не допили ее и не побежали за следующей. Оттенили вкус лимона и все, хватит, спиртное выполнило свою роль пищевого продукта. Вот как только оно подействовало на ваш мозг, и вы захихикали, разделись, вступили в половую связь беспорядочно, набили морду на свадьбе, захохотали на похоронах, это значит, что пищевой продукт вы употребляете, как психоактивное вещество. Это равноценно тому, что вы наелись горохового супа за столом до отхождения газов, наелись кильки до поноса, вы ж до такой степени не едите пищевые продукты, до их побочных эффектов?
Мы изначально не представляем себе алкоголь как пищевой продукт, мы все его ставим на стол, как психотропный препарат, и пьем его действительно до тех пор, пока не «поехала» голова, не стала громче речь, не изменилось наше поведение, и мы перестали контролировать свои действия.

Еду запивают, а не закусывают

Пить стали хамски, больше и в совершенно не соответствующих ситуациях. Ну, нельзя идти по улице и пить пиво, оно не для этого. Переходя дорогу, пиво не пьют, управляя транспортом, пиво не пьют, пиво не пьют голыми в бане, когда у тебя из закуски одна рыбка. Пивом запивают жирные сосиски, тогда оно помогает пищеварению. А водку стоит пить, когда у вас обильный стол, вы наливаете себе водочные стопочки (кто их сейчас помнит?), и вы соленый огурец или острые блюда, или копченое мясо запиваете этой водкой. Все! А вот теперь честно — кто из нас представляет себе, что спиртное пьется так?
Начинать надо с начала, начинать надо с того, что людям надо объяснить, что алкоголь может быть пищевым продуктом, и может быть врагом, разрушающим вашу психику. Господа, на сегодняшний день пить мы не умеем, и пить мы должны в идеале так, чтобы мы не были пьяными. А наш тамада на любом застолье, он же будет: «Выпьем, выпьем, выпьем!» твердить до тех пор, пока народ не обмяк, пока не начал глупо хихикать, реагируя даже на его плоские шутки. И всем стало весело не потому, что тамада их веселит, а просто оказывает токсическое воздействие алкоголь.

— Сейчас все в предвкушении Нового Года, двухнедельных каникул, у вас в это время начинается «аншлаг»?
— Народ начнет себя травить едой раз, едой ведь тоже можно отравиться, и мы травим себя: ну нельзя за вечер сожрать столько, сколько человек должен съесть за неделю. Мы травим себя едой, мы травим себя питьем, а потом начинаем отходить: холециститы «пошли» в одну сторону, гепатиты «пошли» в другую, гастриты и язвенные болезни в третью, и чудовищная толпа отравленных алкоголем заняла кардиологию — раз, реанимацию третьей горбольницы — два, наркологию — три, все соматические стационары — четыре, и умерла дома, не дойдя до них — пять.
Надо научить людей, что пищевой продукт в таких количествах становится ядом. Красным вином запивают мясо, белым — рыбу, красное и белое вино не мешают, вино и водку не мешают, не напиваются так, что засыпают за столом.
Сюда приходит много народа каждый день. И самое чудовищное, что в наркологию они приходят даже не после трех дней пьянства, а после трех месяцев, когда алкоголь встроился в обменные циклы и человек стал зависимым от спиртного. Он не радуется без спиртного, он не грустит без спиртного, он не может встать, у него без спиртного не запускаются обменные циклы. И мы все с вами зависимы отчасти, потому что идем пить спиртное четко для того, чтобы оно отключило наш мозг, психологическая зависимость у нас с вами воспитана буквально с пеленок: спиртное пьется для того, чтобы оно отключило твои мозги и тебе стало весело.

— Тогда что-нибудь полегче на стол, то же шампанское?
— Начнем с того, что шампанское не бывает по 250 тенге за бутылку, у нас игристые вина, право выпускать шампанское имеет только одна провинция Франции — Шампань. Шампанское должно быть сухим, в нем не должно быть привкуса посторонних фруктов и так далее, тогда это даже не шампанское и игристое вино, это — газированный напиток. А привкус какого-то шампуня в вине, ацетона и ванили, кстати, разъедающего язык привкуса в коньяке, тоже не должно быть. А мы не знаем, каким должен быть вкус вина, а мы не понимаем, что такое виноградник, в котором важно, чтобы был нормальный год для урожая, было солнечное, не дождливое лето, и вот тогда вино этого года в этой стране, в этой провинции считается хорошим.

— По-Вашему, как нужно проводить профилактику алкоголизма, чтобы она была эффективной?
— Профилактика и складывается в первую очередь из культуры пития, дети должны знать, спиртным запивают, а не спиртное закусывают, это огромная разница, это подход к употреблению алкоголя. И спиртное нельзя пить на улице стоя, потому что это еда — сядь, накрой и ешь, запивая пищу, оттенив ее вкус. Это первое. Второе, из чего складывается профилактика алкоголизма, сейчас все-таки стало меньше фильмов, где популяризируется алкоголь, но у нас в обществе алкоголь все равно в сознании детей служит маркером взрослости. У Казахстана хватило ума убрать алкогольную рекламу — честь и хвала Казахстану, все-таки сказывается то азиатское отношение к алкоголю, что алкоголь это грех и яд.
Но маркером взрослости в сознании молодежи должны быть спорт, самостоятельные поступки и действия, похвала за них, ответственность за свои действия, то есть совершенно иной подход к воспитанию. Мы с вами это забыли и не делаем, а жаль — это нужно. И каждый молодой человек должен знать, что он будет взрослым с той минуты, с которой он начнет отвечать за свои поступки.

— У нас есть дети-алкоголики?
— Не так. У нас дети с расширением диапазона употребления спиртного. Доходит до того, что наши мамы после выпускного вечера идут разбираться с полицией и наркологами, которые задержали их сыновей, употреблявших спиртное в общественном месте. Мол, мальчик просто пил пиво. Но он действительно мальчик, почему он у тебя это пиво пил, и почему ты считаешь, что это можно? Пить можно с того момента, когда твой мозг стал зрелым, а мозг становится зрелым с 21 года, формирование организма заканчивается — это раз. Второе, а если у тебя были черепно-мозговые травмы недолеченные, ты просто должен знать, что ты должен себя любить. Что такое ребенок в 14-16 лет, у него идут кризы, то в жар его бросило, то в холод, то давление низкое, то высокое, центральная нервная система не может справиться с растущим формирующимся организмом, и на этом фоне ты употребляешь спиртное неправильно выпитое, не в тех количествах, а значит, пьешь яд.

— Как обстоит ситуация в плане употребления алкоголя в нашей стране, в нашем городе?
— У нас с вами в стране идет переход от бытового пьянства к алкоголизму. Бытовое пьянство формируется там и тогда, когда человек расширяет для себя диапазон приемлемости употребления спиртного. А почему бы и нет? А почему бы беременной женщине не выпить пиво, раз ей хочется, а почему бы ребенку не выпить пива в жару? Причем очень подлый напиток пиво, мы должны это четко понимать, что в Петропавловске, в частности, хорошего пива очень мало. Я не знаю хмелевых плантаций, я не знаю традиций пивоварения в Казахстане, передающихся из поколения в поколение. Я знаю массу пивоваренных заводов, какие-то наспех собранные технологии, и часто мы просто пиво пьем и чувствуем четко вкус простой водопроводной воды.
Профилактика злоупотребления алкоголем – это, прежде всего, банальные нормальные отношения в семье. Часто употребление алкоголя идет после раннего табакокурения, а курение — это ранние протестные реакции детей на взаимоотношения со взрослыми. Мы непозволительно нервны, мы неровны в отношениях с детьми, я то крикнула, то сюсюкнула, то на него наорала, то я за него заступилась в школе, я побежала жаловаться на учителей, я развенчала учителя как референтную группу, я сама опустилась, так как он меня увидел пьяной и скандалящей с мужем, и потеряла в глазах ребенка авторитет. Ребенок в подростковом возрасте – он прокурор, он не адвокат, он не судья, он не взвешивает за и против, он обижается и обиды не прощает. Он может смолчать, потому что не может ответить тебе, он может нахамить, потому что уже может тебе ответить, может кричать и скандалить дома, потому что у него банальный нервный срыв, и новые, и новые скандалы приводят к тому, что он замыкается в себе. Неровные, не доверительные взаимоотношения с детьми и ребенок уходит от тебя в подростковую группу. Как понять, что что-то уже не так? А он не хочет с тобой разговаривать, он перестал с тобой делиться. Все что-то не так, он, подросток, стал тебе лгать, вместо того, чтобы делиться с тобой — ему это проще, чем выслушивать от тебя мораль на два часа. И он так привык слышать от тебя слово «отстань», что ему удобней от тебя отстать в конце концов.

— Дайте, пожалуйста, профессиональные рекомендации женам пьющих мужей.
— Существует любовный треугольник. Муж любит свою жену и любит бутылку. У него любовница бутылка, и если тебя устраивает быть третьей лишней, будь. Если нет, предложи ему четко выбор: либо я, либо она. И если он выбрал бутылку, что ты путаешься под ногами, они любят друг друга. Уходи, тогда это заставит его еще раз подумать, любима ли бутылка, или все-таки любима ты. Если ты будешь мириться или даже скандалить после того, как он выпьет, он привыкнет к твоим скандалам, и поверь мне, моя дорогая, любовь к бутылке будет все крепче и крепче, а любовь к тебе все меньше и меньше. Временами он будет тебя оскорблять, временами, возможно, он поднимет на тебя руку. Подняв ее раз, он поднимет ее и три и десять. Когда-то ты уронила первую слезу и на него это подействовало, потом ручьи слез его уже не тронут, любовь к бутылке — это зависимость, это болезнь, она будет сильней и сильней.
Если ты с этой болезнью миришься — ты созависима, и ты подходишь к бутылке и к нему как ключ к замку, и ваш тандем может просуществовать долго, потому что если не болит, человек резать и лечить не будет. К твоим воплям он привык, пару раз тебе по шее- и ты замолчала, но ты не рождена, чтобы быть служанкой у бутылки и у него, пьяного и скандалящего годами. Ты рождена , чтобы быть счастливой, чтобы растить детей, и чтобы твои дети не росли в этой кошмарной обстановке. И если ты начнешь рвать, у него будет болеть, и если он уже предпочел бутылку — уйди, а если он предпочел тебя, он будет лечиться. Но он должен четко знать, что тандем он-бутылка с тобой, третьей в любовном треугольнике существовать не будет. Тогда ты поможешь ему бросить пить. Если вы жертвуете взаимоотношениями, работой — одной, второй, третьей, вас просят бросить пить, а вы не можете, то это болезнь. И если жена чувствует, что уже не терпит спиртное, что оно режет по ее взаимоотношениям, она не должна его пилить, что бесполезно, просто спокойно объяснить, что ее это не устраивает. Либо ты лечишься, либо мы разводимся. Если человек чувствует, что ему эти рамки жмут, он начнет из этих рамок выходить. Либо он разведется, но Бога ради, это его право умереть так, как он хочет, ну хочет сделать это на трубах — ты-то зачем путаешься у него под ногами? Вот, если я его брошу, он умрет. Бросай, ты-то тут при чем? Но если ты и семья ему дорога, он будет бросать не тебя, а бросать пить. Вот тут ты становишься ему союзником. Я твой союзник, я тебе помогаю, если ты лечишься, я не скандалю с тобой лишний раз, потому что скандалы невротизируют лишний раз и провоцируют к выпивке. Вот тебе мое плечо, если ты лечишься, я рядом, в семье у нас покой, посмотри, как здорово. Покажи ему, как здорово: пошли в бассейн, пошли гулять, в парк, в зал вместе, пошли, потому что у нас же семья, нормальная, настоящая и как хорошо, что мы вместе. Не я в бигуди, злобная толстая, ворчащая: вот ты мне всю жизнь испортил, а вот она я и наша другая жизнь. Пожалуйста, где-то тебе придется быть массовиком–затейником в своей семье, а это — профилактика алкоголизма у детей, а если они смотрят на пьющего отца, то вот оно, формирование раннего алкоголизма.

— Как женщина может распознать, что муж уже зависим и нуждается в лечении?
— Пьет каждый день пиво, к примеру, так уберите у него пиво. Если он прячется и пьет, значит он уже зависим. Если он иногда пьет пиво вечерами, и убрать пиво и для него это будет безболезненно — зависимости нет, все просто. Но если он не выпил, и он не будет спать, он психовать, прятаться и пить, ну что в таком случае вообще обсуждать — вариантов нет. Тогда нужна помощь врача. Врач пишется с буквой «ч» на конце, а не с буквой «г».

— Что можно посоветовать родным в период лечения?
— Чётко выполнять рекомендации врача. Есть и психологические моменты. Если он у тебя поступил в стационар, не иди на провокацию, не неси ему сюда, не прячь где-то таблетки, которые доктор не разрешил, назначил врач прием — помоги ему решиться на этот прием, заставь нужные таблетки пить, помоги выполнить все рекомендации врача, прочти в Интернете массу статей, поменяйся сама, твой муж должен четко знать, он сам отвечает за свои поступки. И если он выпьет, то у него не будет семьи, и это не пустые слова, это не скандал, это не ля-ля-фа — это правда. Еще двадцать лет назад вы видели на трубах столько людей, дезодаптированных, нигде не работающих и безобразно пьющих? Украл, продал, выпросил у матери пенсию, и все равно выпил. Я тут часто ругаюсь с матерями, кладут сына в стационар, его тут четыре раза в день кормят, и они несут сюда сидр огромный. А он у тебя этот сидр заработал? Ты должен в своей жизни получать только то, что заработал, извини, если ты не заработал на хлеб, вот больничная еда, ее хватает, тут никто не голодает, даже поправляются, наедают щеки, и, если, мама не видит дома пельменей сама, нести их сюда, я считаю, просто нельзя. Не плохо или не нужно, понимаете разницу, а нельзя. Ты же глава семьи, ты же мужчина, после того, как тебе исполнилось 20 лет, мать должна быть у тебя на шее, а не наоборот.

— Можно ли избавиться от алкогольной зависимости раз и навсегда, однажды пролечившись?
— Что такое лечение алкогольной зависимости? Это не разовое дневное мероприятие. Вот: сделайте укол, чтобы он не пил, напугайте его. Но мы-то лечимся, и сколько лет он спивался — 10-15, а вы хотите, чтобы он вылечился за день, такого не бывает. И если сказал доктор ходить три года, весной и осенью принимать поддерживающее лечение, и при колебаниях настроения бежать к врачу — беги. Сейчас все чаще люди начинают понимать, что гипертонику нужно пить таблетки от давлении я каждый день, но алкоголику тоже нужно держать себя в руках каждый день.

— Если я чувствую, что уже стою у черты и остался шаг, что делать?
— Оглянитесь вокруг, и погрейте того, кто рядом, во-первых, почувствуйте сильными себя, во-вторых, поддержите кого-то, но ни в коем случае того, кто рядом не сажайте себе на шею. Это то, что у нас сегодня любят женщины — посадить себе на шею мужа. Вот вы знаете, она приходит, это анекдот, когда первой в кабинет заходит жена и говорит: «Здравствуйте доктор, мы пьем. Я буду кодировать своего мужа». Я отвечаю: «Ну, во-первых, кодировать буду я, во-вторых, вы пьете вдвоем?- Нет. » Понимаете, МЫ писаемся до года, а все остальное потом делаем самостоятельно. И если «мы пьем, а я буду кодировать», то это значит, что твой муж вряд ли будет лечиться. Но дать понять, что он взрослый человек, что ты в него веришь, что у него получится, ты ему поможешь, и гордиться будешь, если он это сделает, — вы чувствуете разницу между «я буду кодировать»и «я буду кодироваться»?
Жены сейчас перестают быть женами, и становятся матерями, и у них мужья инфантильными росли, инфантилами живут и умирают. У меня был один случай, мужичок, 40 лет, и вот он с такой обидой, на полном серьезе сказал: «Я пью, потому что ОНА мне машину не покупает. » Я вам не вру, купила она ему машину, пить так и не бросил. Был у меня наркоман, который приехал с юга, где он основательно отдохнул, прежде чем лечь в отделение, мама оплатила этот отдых, и после лечения, сказала, что повезет его в санаторий, это как награда. А я вот, все-таки, повезла бы на стройку века.

— Какой тут «контингент» у вас в основном?
— Да разные всякие лежат, а подход один, когда приходит мама, целует в макушку сына своего пятидесятилетнего, и : он у меня хороший, золотой у меня, а он пьянеющий до невозможности. Но ведь так же нельзя. А лучше поговорите с ними сами, может и найдется герой.

Герой-разведчик… алкоголик

Мой «герой» абсолютно седой, худенький старичок с кожей, отдающей синевой, с трясущейся головой и руками шаркает на слабых ногах в мою сторону и дружелюбно улыбается. Что-то в этой фигуре в больничной застиранной пижаме кажется странным, понимаешь только потом, что у этого «дунь ветер — упадет» человека широкие плечи, и такая осанка, что любой солдат позавидует. Солдат бы и позавидовал лет тридцать назад, передо мной подполковник в отставке, бывший разведчик, два ранения, две контузии, награды за службу, объездил полмира, ныне бомж, зовут Александром.
То, что он рассказывает потом, это его история, в которую можно и верить, и не верить, впрочем, никому он свою правду и не навязывает, на кушетке в процедурном кабинете маленькая исповедь звучит тихо, но четко:
— Мне сказали, что я тут за 10 лет уже в восьмой раз. Я, если честно, уже и не помню, врачи посчитали, все пропито, и квартира, и все, я бомж, у которого есть маленькая избушка, но я нигде не прописан и не числюсь, и все, что у меня есть, это хорошая пенсия, я прослужил в разведке 21 год.
Закончил я Казахский химико-технологический институт, но еще в армии встретил знакомого командира разведроты, и он переманил меня к себе. Я не все могу говорить, но я служил в СВМС — это советская военная миссия связи, была такая, об этом никто толком ничего не знал даже в войсках.

— В чем эта миссия заключалась?
— Разведка и контроль за всеми вооруженными силами стран, которые входят в блок НАТО. Понимаете, я все время жил в экстремальных условиях, на острие ножа, работа была трудная, ума было много надо, когда работали в ФРГ, я в голове держал 13 тысяч адресов немецких, запоминал города, улицы, имена и фамилии, наверное все-таки, память у меня была феноменальная. В тот момент 48 ракет с ядерными боеголовками перевозили в Германию, и мы должны были за этим следить.
А когда после всего этого я вышел на пенсию в 38 лет, то жизнь на полном скаку остановилась, вот тебе Александр 290 рублей пенсии, и свободен. А это 91 год, начало развала Союза, и никому ты по большому счету не нужен. Предлагали по знакомству остаться в Москве, работать водителем в правительственных гаражах, но я попросился на фуру, не захотел больше подчиняться чужим приказам.
Я сам из Казахстана, и вернулся сюда потом по своему желанию, хотя повидал я за свою жизнь много стран, и жизнь их на тот момент с нашей было трудно сравнить. Мне довелось поработать в Англии, в Германии, Франции, Италии, Бельгии, Голландии, Люксембурге, а потом все это разом оборвалось.
Нет, не скажу, что я сразу стал пить, у меня была жена, которую я и сейчас очень уважаю, прекрасная женщина, и дочка у меня есть, это сейчас я — бомж, и никто не знает, что я здесь, и не дай Бог узнают, до чего я докатился.
Только один раз в жизни водка спасла мне жизнь, когда в Карпатах, ночью я проколол колесо, а у меня партия итальянской обуви — полный грузовик. Рекет подъехал, а я один, никого рядом. В итоге закопали меня в снег по горло, бутылку спирта влили, и только слышу — «говори, где деньги сволочь, иначе подохнешь тут». Деньги с собой у меня действительно были, по тем временам большие 11 тысяч долларов, но они не мне предназначались, и я решил, что ни за что не скажу, а потом сознание ушло, и очнулся я в кабине, на сидении… Не знаю, зачем они меня тогда пожалели, но все-таки выкопали из снега, не оставили там умирать. Магнитофон с собой забрали, всю кабину обыскали, а в ящик с гайками и тряпками так и не заглянули. Это и был тот единственный раз, когда спирт, получается, меня спас, не дал замерзнуть.
Самое большее в моей жизни я не работал 3 месяца, все время пытался хоть что-то найти, то сторожем, то завхозом, но здесь в отделении сильных людей нет, любому алкоголику дай 100 граммов, и все, этого будет мало, понадобится бутылка, вторая…….. В общем, сорвется он. И я о себе не могу сказать, что вот выйду отсюда, и никогда обратно не вернусь.
Что меня держит, что дает надежду? Мой лучший друг, мы познакомились здесь, и дали слово, что никогда друг друга не оставим. У нас жизнь очень похожа, он помладше, но в прошлом летчик, и тоже выпал из этой жизни, и кроме меня, получается, никому не нужен. В последний раз мы решили открыть свое дело, но я сорвался. Я пил, пока у меня не отказали ноги, и трое суток я валялся один дома, у меня была только водка, не было даже воды и принести было некому. Я позвонил другу в 4 утра, он приехал, мы посидели с ним и решили, что нам пора, взяли такси и приехали сюда, в отделение, и тут мы в одной палате уже 2 недели.
Я не верю ни в Бога, ни в черта, но я верю своему другу, Новый год я хочу встретить только с ним, а еще хочу построить на месте свой избушки дом, я даже стройматериалы уже кое-какие завез, а еще выпустить книгу о геологах, я ее уже написал, но издать не получилось. Никогда не писал мемуаров и вообще что-то из жизни военных, считаю, что это не стоит делать, в нашей работе очень многое говорить нельзя, права такого нет, а если уж писать, то или все или ничего.
А еще мы хотим с другом попасть в реабилитационный центр в Павлодаре, там говорят очень хорошо мозги таким, как мы алкоголикам вправляют, но вот только возьмут нас туда в таком возрасте или нет, не знаем. Каждый день отжимаюсь от кровати, а сегодня перед завтраком даже присел 11 раз, и это при том, что встать еще 10 дней назад не мог, думаю, что и на этот раз выкарабкаюсь. Я видел таких людей, которые переставали пить после лечения и здесь, один знакомый держится уже восемь лет, а значит бросить возможно, и кому-то везет.
На этой позитивной ноте Александр аккуратно встает с кушетки, засовывает непослушные ноги в растоптанные казенные шлепанцы и шаркает к двери, продолжая говорить о своем умном, начитанном, замечательном друге. Расстаемся в коридоре, и идем в разные стороны, он — в палату, я возвращаюсь в кабинет главного врача.

Энергетики. Так ли они безобидны?

— С летчиком говорили? — встречает Галина Валерьевна
— Нет, — отвечаю, — с разведчиком.
После рассказа Александра про водку больше слышать совсем не хочется, и мы с врачом резко «сбавляем» градусы и переходим к тому, что вроде как вещь совсем безобидная. Энергетики.

— Так из чего берется «энергия», Галина Валерьевна?
— Что такое энергетик, это витамины с кофеином, которые приниматься должны не больше банки в день, при условии, что нет жары. Они дают вам выброс чудовищной энергии, а потом, если она не пополняется, у вас начинается астения, вот и все. И вот если вокруг жара, если вы устали, если вы выпили две бутылки энергетика и если вы подросток — вы можете умереть. И если вы привыкли к вот этому забросу энергии извне, то вы скоро к этому энергетику будете тянуться, та же зависимость, что и от кофе и кофеина. К примеру, из зоны выходят «чифиристы», у него без чая давление 20, пока чифир не выпил. А тут ребенок пьет энергетик, у которого еще подростковые кризы идут, у которого колебания давления и несовершенная нервная система, вот и какие энергетики могут быть детям? Я не скажу, что напиток обязательно убьет, но он может убить, вам хочется это проверить?
— Нет, спасибо… И благодарю от всех наших читателей за интересную и познавательную беседу.

Ольга АБЗАРОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *