На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Скороспелая любовь

-Мам, как настоящий мужчина я должен жениться, — заявил сын накануне школьного выпускного бала. Мама, мечтавшая о престижном вузе для сына, повалилась в обморок. Около нее захлопотали отец семейства и младший сын-пятиклассник.

Этот просто заревел и стал трясти маму:

— Пожалуйста, мамочка! Не умирай! Я никогда не женюсь!

— Что же ты с матерью делаешь, жених недоделанный!? — возопил отец. Обморок
отвлек семью от проблемы: жениться или учиться. Позже решили совместить
несовместимое.

С тех пор прошло много лет. Теперь уже можно говорить о последствиях скоропалительного
брака. Он продержался ровно год. Андрей оставил 16-летнюю жену и малыша, зачатого весной на школьном пикнике, на попечение смирившейся с событием мамы, все-таки поступил в военное училище, а первокурсником «военки» исчез из дома на полгода –до зимних каникул. Дальше пошло: недели каникул, месяцы учебы и ожидания каникул. Такой ритм первой не смогла
выдержать юная жена. Если тебе 16 лет, что у тебя в прелестной головке? Любовь, свадебное платье, машина с куклой. Он носит ее на руках без перерыва на обед. Она — позволяет себя любить.

Мою подругу, ее двух братьев и сестру в один год, а некоторых даже в один месяц, бог одарил сразу шестью внуками и внучками. Сейчас им по 15 лет. Все зависают в компьютерах на долгие часы, о чем-то переписываются с ровесниками. «О чем они там толкуют?» — заинтересовалась бабушка. Я открыла ей страничку ее любимой внучки — бабуля, уверенная, что ее Асенька — милый невинный ребенок, тоже чуть не грохнулась в обморок, как та мама «настоящего мужчины, увидев выложенные на сайте фото. Асенька в объятиях любимого — вполне взрослого и о-о-очень симпатичного мужчины лет 17. Асенька целует его же. Асенька в позе то ли звезды порножурнала, то ли героини такого же фильма, правда, еще пока в шортиках в топике, едва прикрывающих ее прелести. Асенька полуголая в постели… «Вот я ей покажу! — вскипела бабушка. — Только домой приеду! До дома, казахстанского городка, — тысячи километров. Бабушка успела поостыть.

Мы перебираем странички друзей внуков и внучек такого же и более юного возраста. «Хочу влюбиться! — ноет одна. «Люблю Сашу, а он меня не… — простодушно, но непечатно стонет другая. «Все мужики»… — опять мат! «Сука любовь!» — тут целая подборка так называемой поэзии. Все тем же стилем, все тот же стон души.
Заглядываем на сайт «ВКонтакте» — и быстренько переключаемся на другую страничку. Тут такое, что приличным бабушкам смотреть и читать не положено.

— Откуда у них это? Мы такими в их возрасте не были! — вздыхает бабушка Асеньки. — Мы учились! Получали профессию! Работали! А уж потом влюблялись и выходили замуж.

Каким розовым кажется нам наше детство и юность! И это вечное – «в наше время такого не было!» Как будто дети послушают наши ворчливые мемуары и станут такими же приличными, какими были мы в их возрасте. Да и знали ли наши родители, такими ли мы были, как сейчас рассказываем? Родители, как и рогатые мужья, тоже ведь все и всегда узнают последними. Подруга забыла, что сама выскочила замуж в 17 лет «по залету». Сейчас это называется интеллигентно — гражданский брак, хотя такого термина нет в конституции. А как такое сожительство называлось в пресловутое «наше время», можно спросить у бабушек на лавочках у подъездов. Они все знают! Помнят, как все сексуальное воспитание девочек заключалось в маминой фразе: «Принесешь в подоле, опозоришь семью, отец убьет и из дому выгонит!» А уж что там принесешь и что сначала будет, а что потом — убийство или изгнание — подружки расскажут.
Не будем рассуждать о том, что было и прошло. Посмотрим, на чем воспитываются наши «асеньки» и «райханки», «вовчики» и «саматики». Послушайте, что им поют их кумиры! Один хит «Ты целуй меня везде, я уж взрослая уже» чего стоит! Или «Мужика хотела — вот и залетела!»

Заслуженная учительница, вдова рано умершего мужа, жизнь посвятила воспитанию своих троих детей, оставшихся сиротами в дошкольном возрасте. Два сына и дочка. Чего ей стоило всех одеть, накормить, дать образование! После трудов праведных — уроков, подготовки к ним, репетиторства — для задушевных бесед с подрастающей дочкой времени не оставалось совсем. Мама только успевала распределить между детьми — послушными, жалеющими ее — домашние обязанности. И ребята ими добросовестно занимались. Они все делали сами. Когда подросли, маму вечерами всегда ждал ужин, чисто убранная квартира. Она радовалась таким самостоятельным, добрым детям. Никакого трудного возраста! Никаких конфликтов «отцов и детей»!
Правда, поговорить по душам, расспросить, что волнует детей, маме было некогда. Она была занята воспитанием чужих детей. Сапожник ведь всегда ведь без сапог. Да и не принято у нас говорить с детьми о взаимоотношениях полов! Об «этом» они узнают от сверстников, из фильмов и — увы! — из доступных им порнушек . А там о чем? Скачут и стонут голые пары. Любовь и секс настолько перепутаны, что одно легко принять за другое.

Прибавьте к этому комментарии друзей во дворе — получите половое воспитание. Правда, некоторые продвинутые учителя приглашают на классные часы специалистов. Обычно это врачи — гинекологи или венерологи. Первые стараются просветить молодежь, объясняя, что происходит в организме человека. Тут тебе и овуляция, и репродуктивный возраст, и еще термины, термины, термины!!! Венерологи стараются напугать подростков страшными заболеваниями. ВИЧ! СПИД! И тоже сыплют терминами. «А про что она рассказывала?» — спросили как-то свою учительницу школьники после такой лекции. Учительница перевела медицинскую тарабарщину на язык родных осин, как она сама его понимала, и зареклась ставить такие опыты над детьми.
Как ехидничают те же подростки в одном анекдоте, «Марьиванна смотрела порнушку и все ждала, когда герои поженятся».
Можно бы нужную литературу им подсунуть, но где вы ее видели. Такую, чтоб детям можно
читать! В Интернете? Ага! Там напишут!
Когда удавалось, мать добывала путевки своим ребятам в лагеря, раньше называвшиеся пионерскими. Она вздыхала облегченно: ребята отдохнут от школы, домашних дел, наберутся сил. Да и сама она не железная же! Хочется отдохнуть. Тревожно отправлять ребят от себя! Успокаивала себя: там руководят ребятами продвинутые люди — студенты. Ага! Эти расскажут!
Мама не сразу заметила, что осенью дочка-восьмиклассница по утрам стала слишком много времени проводить в ванной. А потом: «Тошнит? Что-то с желудком!»
Встревоженная, она повела Диночку к врачу. Подростковому. Такая же, как она, уставшая от бесконечной работы, женщина-врач внимательно осмотрела девочку, сказала, что ей нужно посоветоваться с коллегой и куда-то увела ее. И вот ошарашивающее известие…

— Что?! Какая беременность в ее возрасте!? Она же ребенок!

-Мне ли вам рассказывать, что наших бабушек выдавали замуж и в 12 лет, а ей скоро 14. Она летом в лагере не была? Была. Значит, это уже почти четыре месяца. Ребенок пока не шевелится, но срок уже достаточно большой. Обычная история. Сколько таких проходит через этот кабинет, вы и предположить не можете! Надо бы детскому гинекологу осматривать девочек перед началом
учебного года, только мы на это не имеем права, — сочувствующий тон врача вызвал поток слез у едва не теряющей сознание матери. А врач продолжала:

— Сейчас дети, особенно девочки, рано созревают физически, но не настольно, чтобы рожать, кормить — это огромная нагрузка на юный организм. А уж что говорить о том, как ваша Диночка станет воспитывать малыша. Чему она его научит? Как будет справляться с уходом за малышом? Тут уж одна надежда на вас — молодую бабушку. Наберитесь терпения, не ругайте дочку. Уже ничего исправить нельзя. Ей сейчас особенно понадобится ваше сочувствие, понимание. Я зову Диночку?

Хорошо, что врач попалась тактичная, понимающая. Не начала, как это часто бывает, стыдить девочку, укорять мать. Будущей бабушке не было и 40 лет. Втайне она мечтала, что еще лет через пять подрастут и станут совсем самостоятельными ее ребята, она сможет устроить и свою жизнь. Все рухнуло в один миг: ее надежды, судьба дочки — кто ее возьмет замуж с таким довеском — нагулянным ребенком?! Опять пеленки, бессонные ночи, какие она пережила в свои 20. А как родным, знакомым, соседям в глаза смотреть?! Надо же! Бабушка! Она ждала этой «должности» лет через 10.

Врач ввела в кабинет девочку — мать впервые увидела темные пятна на растерянном детском личике, чуть округлившуюся талию и забыла наставления врача и свое высшее педагогическое образование. Она кричала какие-то жуткие слова и била-била девчонку своей потрепанной сумочкой! Та стояла столбом, не понимая, что произошло. Мать оттащили от дочки, дали выпить какие-то противные капли. Сделали укол. Она забылась на клеенчатой кушетке, но слезы лились безудержно. Сквозь искусственную дрему бились мысли: младенец им не по карману и не по времени. Девчонке учиться и учиться. Надо принимать меры. Но какие? Ее доченька будет сидеть тут, в очереди на прием к акушеру рядом с беременными тетками? Слухи поползут: И посоветоваться не с кем. Был бы отец…

Просмотрела девочку! Проморгала! Такая она тихая, домашняя, послушная! Ею любой командовать будет и заставит сделать все, что захочет! Сама виновата! Надо было предусмотреть. Предупредить… Обе уже безмолвно плакали горькими слезами.

Дома мама обняла дочку. Плакали вместе. Впервые открыто говорили о том, что случилось. «Мамочка! Я не знала! Там все влюблялись! И воспитатели, и даже маленькие! Девчонки хвастались, как у них все проходит! Смеялись, что я хожу одна, как дура, что никому я не нужна! Он такой хороший! Я так его люблю!
Он обещал звонить, но молчит почему-то.

«Хороший» оказался из другой области. Тоже 14-летний сосунок, тоже сын одинокой матери. Отца не было, значит, никто ему не объяснял, как положено вести себя настоящему мужчине. У нас же принято считать, что в таких ситуациях всегда виновата девочка. Ишь, распутная! С него взятки гладки — встал, отряхнулся…

— Мамочка! Он так на гитаре играет! Музыку сочиняет! Композитором хочет стать! У меня его песня есть!

«Пам-баб! Пам-баб! Люблю я лапать баб! — заныл из магнитофона мальчишеский басок, срывающийся на петушиную хрипотцу!

— Классный музон, да, мама?

— Это музыка?! Доченька, милая! Ты же в музыкальной школе учишься! Разве ты не слышишь какая это жуть?! Он женщин не уважает. Я тебя прошу: позвонит — положи трубку! Не нужен он нам! Мы все сделаем, чтобы его больше не было в твоей жизни.

А он и не пытался звонить. Ему-то что! Это не у него проявляются на лице коричневые пятна. Не его тошнит целыми днями. Это не его мама рыдает на жуткой холодной кушетке в кабинете со страшным названием. Не ему стирать пеленки:

Мама! Мама! Я никогда больше никого не полюблю!

А мать думала: «Можно было сделать аборт…Бесплатно по социальным показаниям … Слабенькая, несовершеннолетняя, дочь малообеспеченной вдовы…

Мама, боясь огласки, увезла Диночку в Тараз. Там в частной больнице работала ее дальняя
родственница. Сколько денег ушло на оплату операции! Сколько подарков пришлось сделать причастным к ней людям! Мама влезла в долги, продала немногие золотые украшения, когда-то подаренные мужем.
Девочку пришлось спасать еще раз. Что-то пошло неправильно. Аборт в любом возрасте опасен, а тут 14 лет! Воспаление. Возможно, у нее никогда больше не будет детей. Тоненькая, стройная, как ее любимая куколка Барби, Дина стала рыхлой, пухлой от гормонов, которыми ее пичкали. Маму страшило сонное равнодушие дочки ко всему, что происходило с нею. Сказывалось действие антидепрессантов, без которых, вместо сна, приходили страхи и слезы. Вместе с дочкой их стала принимать и мама. И тоже стала равнодушно-сонной. А учеба! Какая уж тут учеба! Лишь бы здоровье вернуть!

Коллеги замечали что-то неладное в поведении еще год назад веселой, терпеливой и отзывчивой учительницы. Сочувствовали: как изменилась от горя — дочка болеет! А она думала: чем такой ужас переживать, может, лучше бы пусть родила? Там, где трое, и четвертый бы вырос. Говорят же, Бог ребенка дает — на ребенка тоже даст.

Сыновья удивлялись, почему это и мама часто стала говорить с ними об отношении к девушкам: не дай вам Бог обмануть подругу! Бог накажет! Такого раньше не было, а теперь — Бог за каждым словом, разговоры о будущей семье, о супружеской любви. Подростки стеснялись слушать такое, краснели и отмалчивались, но что-то задерживалось в их душах. Да и мама, как ни была издергана, старалась не идти напролом. Она то рассказывала какие-то истории, якобы происходившие с ее бывшими учениками, то вовлекала детей в обсуждение поступков героев их любимых телефильмов. Стала часто рассказывать об отце. Как любил он их, как заботился о семье, хотя и трудно им было в 90-е годы.

— Мам! Ты чего! Мы не такие! — говорили иногда сыновья, когда она срывалась и начинала клеймить «современную молодежь», особенно парней. А она ругала себя: ну почему она раньше не находила нужных слов для дочки! Может, и предупредила бы беду! Или пусть все-таки родила бы?

***
Специалисты утверждают, что скоропалительные браки недолговечны — распадается более 70%. Сколько девочек переживают такие же потрясения, как Диночка, и сосчитать невозможно. Эти тайны статистике не поддаются. К отрицательным моментам ранней беременности можно отнести и то, что 15 процентов — беременностей у девочек — подростков — это выкидыши. И только остальные пятнадцать процентов «залетевших» школьниц благополучно донашивают и рожают малышей. Отдельная песня о том, какой след оставляет ранняя беременность оставляет в юных душах.

В наше время медики считают ранней беременность у девушки 13-17 лет. Подчеркиваю — в наше время, потому что много веков женщины становились мамами намного раньше, сразу, как только это становилось физиологически возможным.

Одна пожилая горожанка рассказывала автору, что ее девятилетнюю бабушку в начале 30-х гг.. купил за барана отец деда для своего сына у умирающей с голоду семьи. Юноше тогда было лет 14. Девочка спала со свекровью, пока не «созрела» — до 12 лет. Потом ее отдали мужу. И никто этому не удивлялся. Время такое было – голодное.

Сейчас совсем другие времена. И люди другие. Женщина давно перестала быть машиной для производства детей. Она хочет жить полноценной жизнью — учиться, получать специальность, делать карьеру и, конечно, любить и быть любимой. Но в ранней юности не всегда умеет совместить эти нормальные, но не всегда совместимые желания.

Впрочем, Диночка и мои Ирки и Наташки изрядно потрепавшие нервы родителям и педагогам, почти все нашли свое место в жизни: получили нормальные рабочие профессии, благодаря им, пережили «лихие 90-е», а кое — кто тогда же обзавелся и собственными ларьками – бутиками, а теперь благополучно нянчится со своими внуками и бранит современную молодежь. Уверяет: мы такими не были!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *