На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Североказахстанский аграрий делится своим опытом развития зернового хозяйства

Фермеры Северо-Казахстанской области готовятся к посевной кампании. На долю сельского хозяйства у нас приходится 24 % регионального валового продукта. Однако многие крестьяне понимают, что для стабильной круглогодичной работы мало заниматься только выращиванием сельскохозяйственных культур. Глава ТОО «Ер Агро» Анатолий Шушамоин параллельно с зерновым производством содержит свой лесопитомник. И эта деятельность стала хорошим подспорьем для основного направления, сообщает корреспондент Петропавловск kz — ИА REX-Казахстан.

— Анатолий Фролович, как вам пришла идея совмещать зерновое производство и работу питомника?

— Я 20 лет проработал в Кондратовском государственном агролесомелиоративном питомнике, аспирантуру закончил, диссертацию защитил. В свое время мы Астану засаживали, туда везли миллионы саженцев. Но я всегда хотел открыть своё дело, заниматься землёй так, как я это вижу. И вот уже десять лет работает наше ТОО «Ер Агро». Основное направление – это зерновое хозяйство, сеем в двух районах, параллельно работает питомник площадью 10 гектар в селе Боровское Кызылжарского района, выращиваем посадочный материал и точно также реализуем, как и зерно.

— Продолжаете озеленять столицу?

— Да, больше всего саженцев закупает Астана. Если в разрезе посмотреть, то примерно 20 % реализуем в Петропавловске, а остальное уходит на другие города — Актюбинск, Павлодар, Астана и многие другие, у нас большая география продаж.

— Какие породы выращиваете в питомнике?

— Более 20 разновидностей растений – клён, рябину, сосна разных пород. Есть у нас в ассортименте сорт сладкой рябины. Знаете, ведь многие люди, особенно детишки, срывают и едят ягоды рябины, она же очень полезная, вот мы предлагаем специальный сорт — сладкую рябину, она вкусная и не надо ждать морозов, можно просто рвать и есть. У нас в Петропавловке, правда, пока столько не насадили, чтобы есть, в основном, берут на дачу, как и барбарис, например. Частники в коттеджи берут растения для живой изгороди и для сада. В последнее время большим спросом стала пользоваться туя. Это дерево прекрасно подходит для озеленения, а у нас в питомнике хороший сорт, специально предназначенный для наших климатических условий, зимой не подмерзает. Мы его с севера России привезли. Липа, туя, ель – это всё интродуценты, то есть растения завезённые с другого региона, с мест их природного распространения, естественным образом они здесь не растут, как берёза, например.

— Какие породы растений пользуются самым большим спросом?

— Если говорить о самых «ходовых» саженцах, то это – ель, пирамидальный тополь и липа. Они лучше всего подходят для городского озеленения. Конечно, чтобы вырастить саженец ели до такого размера, когда его можно продавать с комом земли и высаживать, уходит 10 лет.

— Так долго! Получается это весьма затратное дело?

— С одной стороны, да, зато в перспективе — прибыльное. Вот сейчас весна и пошла активная реализация, мы продаем примерно 1500 тысячи саженцев за год.

— Как раз перед посевной, когда нужны средства?

— Питомник очень хорошо поддерживает зерновое хозяйство, основное время реализации по срокам как раз предшествует севу. Кроме того, работа в питомнике позволяет обеспечить круглогодичную занятость работникам, а не от посевной до уборки, как это обычно бывает при зерновом хозяйстве.

— Анатолий Фролович, давайте поговорим о зерновом хозяйстве. Как закончили прошлый год, осталась пшеница под снегом?

— Да, немного осталось, погодные условия нас в том году, конечно, подвели. Но осталось пшеницы на полях немного, она в волках, мы её быстро уберём. Выращиваем пшеницу, ячмень, немного рапса. Средняя урожайность была 14,83 центнеров с гектара. Закончили год, хоть и с небольшой, но с прибылью. Хотя, ещё около трети урожая не реализовано, хранится на складах. Плохо идёт реализация – это серьёзная проблема. И цена плохая, и сбыта практически нет. Сейчас за пшеницу 4-го класса дают 27 000 тенге за тонну, ячмень вообще до 22000 тенге доходит, больше не дают…

— Почему, по-вашему, возникла проблема в реализации пшеницы?

— Я думаю, такая ситуация сложилась из-за соседей — России, мы же общаемся и с мельницами, и с другими крестьянами. Мельницы забиты, пшеницу в этом году всем было выгоднее закупать в России, так как упал рубль. В общем-то, так всегда было, когда у России хлеб не уродился, мы процветаем, и цена здесь хорошая. Помню, был год, россияне сами приезжали, сами засыпали, даже не смотрели какое зерно, причём хорошую цену давали.

— По-Вашему, что сейчас может спасти ситуацию с реализацией и позволить фермерам продать прошлогодний урожай?

— Если «Продкорпорация» откроет закуп, то вопрос будет снят. Фермеры продадут свои запасы и у них будут средства на посевную кампанию. В «Продкорпорации», кстати, до Нового Года давали очень хорошие цены по коммерческому закупу. Ячмень был по 30 000 тенге, пшеница 4 класс – по 35 тысяч.

— Какие технологии обработки земли используете?

— В том году впервые попробовали на части площади работать по «нулевой» технологии.

— Многие опасаются её, говорят, что этот способ неприемлем на наших полях, поделитесь своим опытом.

— У нас получился неплохой урожай, на уровне среднего. Зато затрат по «нулевой» технологии в разы меньше. Мы хорошо сэкономили на механической обработке, химией обработали и всё. Тут, конечно, надо смотреть по ситуации, когда на земле работаешь. Год на год не приходится, во многом мы зависим от погодных условий. В том году «нулевая» технология выиграла, потому что весна была очень засушливая, если мы бы начали культивировать, сорняки уничтожать промежуточно, то иссушили бы землю. А так, нам удалось сохранить влагу. Я считаю, «нулевую» технологию надо внедрять хотя бы на 30% площадей.
Ранней весной, мы делаем промежуточную обработку, потому что, когда сорняк растёт, идёт самое большое испарение влаги. Но я понимаю, что пока я дойду с этой обработкой до последних участков, то там уже будет травы по пояс. Вот там целесообразно обработать не механически, а химией, то есть по «нулевой» технологии.
Хотя техника у нас есть, причём, вся новая — три американских посевных комплекса, свои КАМАЗы, 10 комбайнов для уборки, в основном, «Вектор» и «Есиль». Благодаря наличию современных посевных комплексов, у меня на посевной на 7000 гектар задействованы всего 10 человек, а не 40-50, если бы работали на тракторах К-700. Сейчас шесть человек сеют, а четверо засыпают и подвозят семена. Для хранения урожая есть свои склады, мехток, сушилка, своя территория.

— Государственная поддержка сельского хозяйства помогает в развитии бизнеса?

— Безусловно. Лизинг техники – это большое дело, он дал возможность подняться многим фермерам, тем более, что он ещё и субсидируется государством, никакой бы крестьянин не смог работать, если бы не лизинг, кто может взять сразу комплекс за 60 миллионов? Мы платим по ставке 5,8% годовых, остальные 7% субсидируются государством. Что интересно, этот механизм практически не меняется за все годы существования. Также очень хорошей господдержкой стали субсидии на гербициды, они составляют 50%. Мы, например, для наших посевных площадей ежегодно берём на 12 миллионов тенге, 6 из них нам платит государство. Без гербицидов никак не обойтись, все засоренное, как ты не работаешь с землей, сейчас всё с химией связано. С горючим проблем тоже нет. Цена приемлемая, более того, коммерсанты сейчас предлагают цену на солярку ниже на 1 тенге, чем государство, опять же за счёт курса рубля. Так что созданы все условия и сельское хозяйство может и должно развиваться в нашем регионе.

Беседовала Екатерина НАЗАРЕНКО, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *