На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

С пороком сердца – один на один

Сотрудничество нашей области с тюменскими кардиохирургами закончилось?
Как минимум полсотни детей с пороками сердца в нашей области сегодня ждут срочных операций на открытом сердце. Дождутся ли?

Родители четырёхлетнего Саши Миронова скрывают от него страшную тайну. Каждая минута для их единственного сына может оказаться последней.

Саше было четыре месяца, когда у него обнаружили порок сердца. Чуть позже врачи назвали причину болезни – молодой маме на раннем сроке беременности поставили прививку от кори и краснухи.

Тогда робкое сопротивление юной студентки было моментально подавлено какой-то медсестрой, пришедшей в колледж осуществлять массовую вакцинацию женщин детородного возраста.

Медицинская статистика гласит, что дети с пороком сердца без оперативного вмешательства доживают максимум до совершеннолетия. Пережить диагноз, звучавший как приговор, родителям Саши помогло только то, что в то время по региону гремела вселяющая надежду программа сотрудничества Северо-Казахстанской области с российской Тюменской областной клинической больницей, где детям делают уникальные по мировым меркам операции на открытом сердце по коррекции пороков.

Благодаря соглашению, заключённому акимом Северо-Казахстанской и губернатором Тюменской областей в 2003 году, тюменские кардиохирурги поставили на поток операции североказахстанским детям. За семь лет на базе своей клиники и в североказахстанской областной детской больнице ими было проведено 428 операций. Все они оплачивались из бюджета Северо-Казахстанской области. Эта североказахстанская инициатива быстро обрела гордое имя прорывного проекта в приграничном сотрудничестве Казахстана и России. Указом президента Казахстана руководитель тюменской кардиохирургической бригады Кирилл Горбатиков был награждён государственной наградой «Шапагат», которой в нашей стране отмечают за активную и плодотворную благотворительную деятельность и милосердие.

Саше Миронову операция по этой программе была назначена на начало нынешнего года. Замена родного сердечного клапана на искусственный протез – единственное, что может спасти жизнь. Уже который месяц родители ребёнка обивают пороги местных лечащих врачей с просьбой дать направление на запланированную в рамках госпрограммы операцию, но те разводят руками, ссылаясь на то, что сотрудничество с тюменскими кардиохирургами вдруг остановилось.

Оказывается, это случилось аккурат после того, как грянула минувшая медицинская реформа, навязавшая с 1 января 2010 года новый финансовый уклад нашей медицине.

Лариса Беляева, пресс-секретарь управления здравоохранения Северо-Казахстанской области говорит, что в 2010 году в регионе было запланировано 50 кардиохирургических операций по коррекции пороков сердца у детей, проводить которые планировалось по прежней схеме сотрудничества с тюменской клиникой. Такая медицинская помощь относится к числу высокоспециализированной, теперь она может оплачиваться только из республиканского бюджета по специальному тарификатору. В нём на проведение таких операций в этом году заложено 50 миллионов тенге, но эта сумма якобы не устроила тюменских партнёров. Чтобы возобновить сотрудничество, управление здравоохранение области направило в Минздрав новые расчёты по оплате услуг тюменских врачей.

Согласятся ли министерские чиновники дофинансировать эту статью расходов, пока неизвестно. Продолжат ли сотрудничать с тюменскими кардиохирургами или назовут другого поставщика этой высокоспециализированной помощи – тоже вопрос, повисший в воздухе.

Пока в тиши министерских кабинетов протекает неторопливый процесс административного размышления, североказахстанские дети находятся на грани жизни и смерти. Для каждого время – торопливый убийца.

По словам Сашиных родителей, все их попытки сделать операцию ребёнку на родине оказались тщетными. В ближайшей России в частном порядке операция на открытом детском сердце, в том числе по коррекции порока, стоит в пределах 10 тысяч долларов, если нужен протез – плюс ещё несколько тысяч долларов. Это цена жизни ребёнка, но она, увы, по карману не каждому североказахстанскому родителю. Значит, их дети обречены?
(Фамилия и имя ребёнка изменены по этическим соображениям)

Николай ЗОРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *