На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Просвещение и культура

Как жители Петропавловска ожидали «конца мира»

По сравнению с другими степными и сибирскими городами, народное образование в дореволюционном Петропавловске находилось на значительном уровне. В 1913 г. из 7000 детей школьного возраста школу посещали свыше 3500 детей. Это надо признать весьма высоким процентом для степного города. Такого процента не было и во многих крупных промышленных городах. Чем же было вызвано такое относительное благополучие с просвещением?

Петропавловск как крупный торговый город располагал значительными городскими средствами и мог в 1815 г. 11% своего бюджета тратить на народное образование, помимо средств, отпускавшихся министерством просвещения, епархиальным и военным ведомствами. Школы были различного типа: министерства народного просвещения, церковно-приходские школы, казачьи станичные и мусульманские при мечетях.

Первая школа для обучения детей военнослужащих была откры­та в 1765 г. В конце ХVIII века при мечети была открыта национальная школа с религиозным уклоном. В 1840 г. было открыто мужское приходское училище, в 1864 г. женское приходское учи­лище, преобразованное в 1871 г. в прогимназию, а в 1904 г. в женскую гимназию. В 1876 г. был учреждён интернат для мальчиков-казахов, а в 1878 г. для девочек-казашек (в последнем учи­лись дочери богатых казахов). Интернат для мальчиков готовил писарей для волостных и аульных управлений. В 1902 г. было открыто реальное училище. До 1896 г. Петропавловск с двадцатитысячным населением имел всего две школы: мужское училище и женскую прогимназию. В 1896 г. на частные пожертвования была ещё открыта начальная школа. Неудивительно, что в то время неграмотное на 90% население жило суевериями.

«Небывалое происшествие» случилось в Петропавловске 1 апреля 1896 г. В этот день на базаре стала подниматься лавка купца Стрекалова. Под ней образовался солидный холм. К вечеру 3 апреля этот холм стал в поперечнике свыше 30 метров. Местные жители подобное явление объясняли как наступление конца мира. В эти дни в церквах и мечетях шло непрерывное богомоление. Многие пожилые люди приготовили для себя смертные рубахи — одежду, необходимую для появления на «том свете». Только когда 4 апреля в средине холма пробился ключ и холм стал оседать, светопреставление прекратилось. Оказывается, под лавкой Стрекалова проходила труба железнодорожного водопровода, она лопнула. Хлынувшая вода взбучила почву, отчего и образовался холм.

В 1913 г. в Петропавловске действовали следующие учебные заведения: женская гимназия, реальное училище, 3 высших начальных училища, торговое училище, 2 двухклассных училища, 21 на­чальная школа и 12 мусульманских школ религиозного направления при мечетях.

Одним из крупных мероприятий Петропавловской Городской думы в области народного образования была постройка самого большого школьного здания в городе, так называемого «Романовского училища», начатая 6 мая 1915 г. и не законченная до революции (ныне здание механического техникума).

В 1913 г. верноподданная буржуазия российских городов отмечала монархический юбилей — 300-летие дома Романовых. 10 ноября 1912 г. Городская дума постановила построить каменное здание для приходского училища на 500 человек, наименовав его «Городское училище в память 300-летия царствования дома Романо­вых» . Здание строилось по проекту местного жителя, молодого архитектора Гранильщикова. Любопытно, что при училище намечалась домовая церковь в честь Михаила архангела — «небесного покровителя» черносотенных монархических организаций. Из этого видно, в каком духе «отцы города» имели ввиду воспитывать молодежь.

Петропавловская дума гордилась своими заботами о народном образовании. Омские и петропавловские дореволюционные газеты пестрели сообщениями о просветительной деятельности петропавловской думы. Увеличение числа школ после первой революции 1905-1907 годов диктовалось самой жизнью. Тяга к просвещению у на­родных масс непомерно выросла. Буржуазия стремилась использовать её в своих интересах, стремилась взять школы под свой контроль и содействовать правительству в отвлечении молодёжи от всяких «вредных влияний».

Городовая повивальная бабка

Плохо обстояло дело с медицинской помощью населению.

Как ни странно, но в начале XIX века привлечение населения к пользованию медицинскими средствами было поручено церкви. Указ Синода от 10 октября 1804 г. предписывал духовенству в церкви, по окончании службы, а также и в домах своих прихожан внушать и предрасполагать «к охотнейшему употреблению коровьей оспы» и чтобы само духовенство своим личным примером привития оспы убеждало население в полезности этой процедуры.

Петропавловское духовенство разъясняло своим прихожанам в церкви и на дому следующий оригинальный синодский документ о привитии оспы:

«1. У кого была коровья оспа, к тому в другой раз никакая уже оспа не пристанет.

2. От природной оспы многие умирают, а не редкие и от прививной человеческой, хотя и лекаря стараются о больных,

возрастные ж и весьма часто в оспе умирают. В коровьей оспе ни младенцы, ни возрастные доселе не умирали, хотя и многим тысячам привита была оная.

3.Природная и прививная человеческая оспа тяжёлые, наводят припадки, как то жар, лихорадку, бессонницу и судороги, хотя и лекаря пользуют, а в коровьей припадков не бывает, кроме лихорадочных и то весьма слабых.

4. Природная и прививная человеческая оспа часто обезобра­живает лицо, повреждает, а иногда и вовсе лишает зрения, оставляет в теле медленные болезни, как то чахотку и костоеду, а коровья не делает такого вреда, производя боль только местную, слабую, иногда производит она на теле сыпь, но безвредную и лёгкую.

5. Слабые больные от природной оспы часто умирают, а коровья поправляет слабость их здоровья, даже она безвредна беременным женщинам и детям, у которых зубы прорезываются. Природная и прививная человеческая оспа тяжелы бывают во время худых погод и повальных болезней, а коровья всегда легка, она или остановляет другие болезни, или сама остановляется доколе не пройдут оные.

6.Человеческая оспа прилипчива, а коровья не заражает и повально не бывает.

7.В коровьей оспе почти не нужен лекарь и лекарства.

8.Противу предупреждений, которые имеют некоторые противу врачей и врачебных пособий, могут служить следующие священного писания места: 1-е, исхода, глава 21, стих 19, в ко­тором повелевается давать цену на излечение изувеченному. 2-е, Иисуса сына Сирахова, глава 38, от I стиха до 14, в которых ясно говорится о необходимости врачей, о почтении к ним, как получившим знание своё от Бога для славы имени его святого и что врачества сотворены богом. 3-е, спаситель наш Иисус Христос говорит (Матфея, 9, ст. 12, Марка, 2 ст. 17, луки, 5, ст. 31), что болящим потребен врач. 4-е, наконец, апостол и евангелист Лука быт врач, как видно из послания апостола Павла, гл.4, ст. 14

Пространее все вышесказанное предложено в сочинении медикофилантропического комитета, напечатанном по высочайшему повелению в Санкт-Петербурге, в типографии Медицинской коллегии, 1803 г. под названием: «Способ избавиться совершенно от оспенной заразы посредством всеобщего прививания коровьей оспы»

Оспопрививанием в Сибири занималась Тобольская врачебная управа, которая посылала по населённым пунктам лекарей для производства прививок.

В 1853 г. весь медицинский персонал Петропавловска состоял из «городовой повивальной бабки». В 1868 г. на 8752 жителей города был всего 1 врач и 1 аптека. В 1863г. купец I гильдии Муратов пожертвовал городу одноэтажное каменное здание для устройства в нём городской больницы. Больница была открыта в конце 1860-ых годов. Она влачила жалкое существование. В 1907 г. в ней имелось всего 18 кроватей. В то время в городе была ещё уездная больница на 10 кроватей и родильный дом с 2 кроватями. Всего 30 больничных коек на 33000 городского населения плюс население Петропавловского уезда. Эти цифры красноречиво говорят о недостаточности медицинского обслуживания. В 1907 г. в городе было 10 врачей, 15 фельдшеров, 4 акушерки и 1 дантист. Большинство из них занималось частной практикой и бедняк не имел возможности заплатить за визит.

Петропавловская дума проявляла недопустимую неповоротливость в налаживании медицинской помощи. Можно привести такой пример. В 1911 г. городу угрожала холера. Необходимо било построить холерный барак. Вопрос о постройке барака стоял на повестке заседания 26-ым. Намеченное заседание не состоялось. На вновь назначенном заседании успели рассмотреть только первые 10 вопросов. Лишь на одном из последующих заседаний вопрос о постройке барака был разрешен.

(Продолжение читайте в следующем номере)

Из книги СЕМЕНОВА А.И. «Город Петропавловск за 200 лет, 1752-1952 гг.»

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *