Пожилого руководителя дорожной фирмы в Петропавловске судят за дачу взяток


В Петропавловском городском суде на финишной прямой находится уголовное дело в отношении руководителя дорожной фирмы «Дорожник Ашык Аспан» 75-летнего Бабкена Мартиросяна. Пожилой человек уже 10 месяцев сидит в СИЗО, и вскоре ему вынесут приговор по делу о даче взяток чиновникам.

Бабкена Мартиросяна обвиняют в даче взятки налоговику, но суть в том, что последнего в суде первой инстанции приговорили к штрафу как мошенника, а не взяточника. Правда приговор еще не вступил в законную силу, и сейчас дело по правилам суда первой инстанции рассматривается в областном суде. Корреспондент Петропавловск.news побывал на обоих процессах, которые рассматриваются параллельно и не объединены в одно дело.

Во время суда выяснилось несколько интересных моментов. Но сначала вкратце расскажем суть предъявленного обвинения. В марте прошлого года в офис к директору дорожной фирмы Бабкену Сениковичу пришел руководитель управления государственных доходов по Кызылжарскому району Мереке Агажанов, чтобы помочь повысить коэффициент финансовой устойчивости организации для более успешного участия в лотах на сайте госзакупок. В то время при равных условиях этот показатель давал поставщику преимущество при участии в конкурсах, сейчас его уже отменили.

Рассчитывается коэффициент системой автоматически, нужно лишь было подать в областную налоговую заявление. Надо отметить, что с районным налоговиком Бабкена Сениковича познакомил общий друг Тельман Нифталиев. И судя по показаниям подсудимых, представил Агажанова как некоего консультанта, который подскажет, как правильно бухгалтерия должна оформить документы для подачи в налоговую.  Дело в том, что из-за признания лжепредприятиями нескольких контрагентов в 2020 году фирма по решению суда сдала дополнительную декларацию и доплатила налоги за 2017 год, но их не учли автоматически, нужно было предоставить квитанции и написать заявление, которое в итоге и рассмотрели, повысив коэффициент. То есть все законно, о чем представители управления камерального контроля дали показания в судах.

Бабкен Мартиросян поблагодарил нового знакомого и спросил, сколько он ему за это должен, подразумевая, как он сам говорит, оказанную консультацию. Тот назвал некую ставку 5 000 долларов, мол, за это берут столько, но по знакомству согласился снизить эту сумму до 3 000 долларов, что в переводе на тенге в то время было 1 млн. 250 тысяч. Дорожник дал гостю миллион, а остальные пообещал отдать в следующий раз, потому что полной суммы не было у него в кабинете.

На видеозаписях, рассмотренных в суде, очевидно, что Мартиросян не знал не только номера телефона, но даже не запомнил и переспрашивал имя нового знакомого. Директор фирмы показал в судах, что должность и место работы Агжанова он не знал.  Сам налоговик из Кызылжарского района признался на следствии и в суде, что в силу своего служебного положения никак не мог повлиять на рассмотрение этого заявления, а просто воспользовался доверчивостью дедушки и взял с него деньги, не сказав ему, где работает. Потому его по сокращенному производству в суде первой инстанции, осудили как мошенника, приговорив к выплате штрафа. Но при этом Мартиросяна не признали жертвой мошенничества, зато судят за вятку. К слову, Мартиросян претензий к своему консультанту не имеет.

Пока ситуация складывается парадоксально: есть мошенник (приговор не вступил в законную силу и его еще могут пересмотреть), но нет жертвы мошенничества, есть предполагаемый взяткодатель, но нет взяточника. И самое интересное, что 75-летний старик, который плохо слышит и еле ходит, и нуждается в операции на позвоночник, видно является настолько опасным для общества, что уже с августа прошлого года находится в СИЗО под стражей. А те чиновники, которым он якобы передал взятки, находятся на свободе. Несколько раз адвокаты Мартиросяна просили отпустить подсудимого под подписку, под залог или под домашний арест, но следственный суд был непреклонен.

— Мы в процессе выяснили много интересного, например, зафиксировано, что к Бабкену Сениковичу приходили и фактически предлагали крышу бывшие сотрудники прокуратуры, а может и нынешние, суд почему-то не захотел выяснять этот вопрос, — рассказал адвокат Дидар БЕРИКБОЛ из Нур-Султана. — Записи видеонаблюдения именно с этими персонажами в деле отсутствуют, хотя и зафиксированы наружным наблюдением их появление, фамилии. Прокурор, участвующий в процессе в суде, подтвердил, что это его коллеги, правда, бывшие. То есть следователи антикора почему-то не стали прикладывать эти диски в материалы дела. По-моему, на лицо, и я сказал об этом судье, противостояние двух структур, а страдает старик, которого категорически не хотят выпускать из-под стражи на время процесса, что подрывает его и без того шаткое здоровье.

В ходе процесса адвокат решил, что судья Джаналина принимает обвинительный уклон и даже одобрила ходатайство прокуратуры, которое помогло бы дополнить материалы дела и тем самым закрыть пробелы в следствии. Там, как оказалось, не было санкции прокуратуры на видеозапись того самого дня, когда произошла передача миллиона тенге. Берикбол после того, как судья отказалась объяснять и хоть как-то мотивировать свое решение, заявил ей отвод и сказал, что мотивирует его тому судье, который будет рассматривать отвод.  В этот же день отвод рассматривать почему-то никто не стал. Участники подождали более получаса, а потом вышел секретарь  и объявил дату следующего заседания. Больше чем на неделю процесс прервался.

Рассматривать отвод судье доверили опытному судье Михаилу ГУСЕВУ. Он выслушал сторону защиты и прокурора, который признал, что спорное ходатайство было оформлено, действительно, неправильно, и адвокат был прав, что в нем были ссылки на неправильную статью закона. Группа прокуроров ошиблась! В итоге Гусев не усмотрел косвенной заинтересованности судьи в исходе процесса, попросил участников быть менее эмоциональными, даже укорил в затягивании процесса, и вернул судью.

В это время коллегия по уголовным делам областного суда в лице Владимира КИРИЛЛЕНКО решила рассмотреть апелляционную жалобу прокуратуры в отношении налоговика по правилам суда первой инстанции. И причиной стало отсутствие санкции прокуратуры на ту видеозапись от 18 марта, по сути в деле из доказательств вины были только признательные показания самого Агажанова, что недопустимо. Материалы дела не изучались в горсуде, потому что процесс проходил по сокращенному производству, так как налоговик был согласен на обвинение по мошенничеству вместо взятки и соответственно выплату штрафа вместо возможного лишения свободы. Кирилленко согласился приобщить к делу постановления о видеозаписи и доложил в дело копию, как и просил прокурор, отметив, что она не противоречит показаниям осужденного, тем не менее он даст оценку допустимости этого документа в качестве доказательств в совещательной комнате.

А вот в городском суде судья Асем Джаналина приобщать эту копию не стала, потому что адвокаты, обозрев оригинал, заподозрили, что подпись одного из следователей на этой бумаге поддельная, и скорее всего сделано постановление задним числом. Адвокат Дидар Берикбол предложил в таком случае изучить еще и журналы регистрации постановлений за весь прошлый год. Защитник считает, что при отсутствии санкции, нельзя считать допустимым доказательством вины Мартиросяна и саму видеозапись.

Есть еще один интересный момент в этой ситуации. Бабкен Мартиросян за последние несколько лет по просьбе различных госорганов и других организаций регулярно перечислял миллионы тенге на благотворительные нужды, с 2014 года он проспонсировал в рамках социальной ответственности бизнеса более 116 миллионов тенге. Почти 40 млн тенге в 2020 году он выделил на борьбу с  пандемией, когда региону не хватало аппаратов ИВЛ, и деньги нужны были на закуп всего необходимого для спасения тяжелых ковидных пациентов. Все суммы указаны в документах, которые суд отказался приобщать к делу.

Прокурор запросил для директора дорожной фирмы 12 лет лишения свободы. Этот же прокурор, выступая в суде апелляционной инстанции для Агажанова попросил 3,5 года лишения свободы.

Подсудимый Бабкен Мартиросян в прениях в сердцах сказал, что он первый раз в суде и соблюдает законы.

— Я советский человек — не тот человек, который взятками занимается… Работаю на законных основаниях. Это не взятка (Агажанову – прим.ред.). Я консультацию оплатил и в долг дал на лечение ребенка в Алматы (200 тысяч тенге Кусанову).

Один из его адвокатов Женис МУСИН в городском суде на прениях сказал, в том числе следующее:

— В ходе судебного заседания и следствия подзащитный показал, что он не знал, где и кем работает Агажанов, даже имя и фамилию и номер телефона его не знал. Обратного не доказано. Сам Агажанов тоже подтвердил это, что специально давал чужой номер телефона и не хотел, чтобы Мартиросян знал, где он работает. Нифталиев, который их познакомил, уже умер, и его мы допросить не смогли. Все это обвинение построено на домыслах, предположениях и фантазиях органов уголовного преследования. Мартиросян проконсультировался у него, как повысить показатель финансовой устойчивости, а затем сделал это в законном порядке, обратившись в департамент госдоходов с заявлением, что подтвердили сотрудники налоговой, выступившие в суде в качестве свидетелей. То есть все сделано законным образом, а не в обход установленных правил, как указано в обвинительном акте.

Он попросил оправдать своего подзащитного по обоим эпизодам якобы дачи взятки, истолковав все неразрешимые сомнения в пользу подсудимого.

— 19 мая президент сказал, что прокуроры должны прекращать уголовные дела, рожденные в фантазиях сотрудников правоохранительных органов, к указанному уголовному делу я могу также поставить гриф – рожденное в фантазиях. Органами следствия не доказано, что подзащитный знал, что Агажанов является сотрудником налоговой, — отметил адвокат подсудимого Дидар БЕРИКБОЛ.

— Как и прокурор хочу вернуться к истории. Был у нас такой деятель Берия. Он думал, что он непоколебимый руководитель. У нас сейчас складывается почти такая же ситуация с областной прокуратурой. В конце концов к Берии пришли и сказали, мол, товарищ – ты нам не товарищ, и расстреляли. Я не думаю, что прокуратуру будут расстреливать, но этот гнойник когда-нибудь лопнет, — сказал на прениях 10 июня адвокат Анатолий ЖИЦКИЙ.

Также он обратил внимание на нарушения уголовного законодательства, допущенные, по его мнению, при регистрации рапортов и оформлении других материалов по уголовному делу, и настоял, что некоторые доказательства стоит считать по этой причине недопустимыми.

За время следствия адвокаты несколько раз просили не содержать своего подзащитного Мартиросяна под стражей, отпустить его под залог, под домашний арест или подписку.

— Я знаю, что мой отец никаких взяток не давал никому, это было чисто помощь Кусанову, который своего ребенка хотел везти в больницу, а насчет Агажанова, он заплатил ему за консультацию. А что касается прокурора, который просит 12 лет, наверное, за убийство целой семьи у нас столько не дают, — коротко высказался на прениях сын подсудимого Карен Мартиросян.

— Прошу прощения, у меня здоровья не хватает, я не смогу много говорить. Все, что говорили защитники – это правда. Мое здоровье очень плохое, я верю, что вы справедливая судья, и хотел бы, чтобы вы обсудили это все и меня освободили. Я очень больной, прошу вас, — сказал в последнем слове подсудимый Бабкен Сеникович.

На 17 марта этого года у Бабкена Сениковича была запланирована госпитализация в 1-ю горбольницу, ему диагностировали поражение межпозвоночного диска, протрузию и грыжу межпозвоночных дисков и другие заболевания. Однако в больницу от так и не попал из-за нахождения в СИЗО, а с портала исчез. Отметим, что 75-летний подсудимой ранее перенес операцию на сердце и, согласно медицинским заключениям, имеет целый букет хронических заболеваний. В заключении под стражей его состояние ухудшается.

— В ходе судебного следствия мы узнали, что в кабинет к моему подзащитному приходили в прошлом году два сотрудника прокуратуры, бывших, как заявил на одном из судебных заседаний прокурор Жанат Бкаев, участвующий в процессе. На мой взгляд, и я сказал об этом в суде, не исключено, что вся соль в том, что в этом запутанном деле прослеживается некое противостояние между прокуратурой и антикоррупционной службой, запечатлевшей этих персонажей, которые якобы уже не работают в прокуратуре. Они предлагали директору дорожной фирмы так называемую «крышу» и решение всех вопросов в обход закона за вознаграждение. Он отказался.  Почему-то судья Асем Джаналина не стала разбираться в этом вопросе и выяснять, действительно ли эти люди с известными следствию фамилиями в настоящий момент не работают в областной прокуратуре. А если это так, то когда были уволены и зачем приходили? – прокомментировал процесс адвокат Дидар БЕРИКБОЛ. – Мне кажется именно там стоит искать ответ на вопрос, почему столько месяцев человека держат под стражей.

Суд удалился в совещательную комнату для окончательного принятия решения по делу. Оглашение судебного акта ориентировочно назначено на 14 июня после обеда.

p.s.

14 июня Мереке Агажанова областной суд приговорил к 3 годам лишения свободы, с пожизненным запретом занимать должности на государственной службе. В этот же день постановление суда вступило в законную силу и осужденного конвой взял под стражу в зале суда. Оглашение приговора по Мартиросяну отложили ориентировочно на 15 июня.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ
Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ