На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Почему госорганы тормозят медиацию?

В 2011 году в Казахстане вступил в силу Закон «О медиации». Никто в мире сегодня не сомневается в полезности этого закона и в нужности самих медиаторов. Однако в Казахстане, взявшем курс  на  цивилизованное развитие системы правосудия,  медиативные процессы идут с очень большой «пробуксовкой». Почему это так, кто виноват и что делать? На три извечных вопроса мы попросили поразмышлять президента Северо-Казахстанской областной ассоциации профессиональных медиаторов                      Александра Шпигоцкого.    

— Александр Иванович, подходит к концу первый год вашей активной медиативной практики и уже можно подводить первые итоги? Какие они? Чего удалось добиться, а чего – нет, и в чем лично вы видите корень бед? Наше общество оказалось не готово к внедрению института медиации?

— Мы много и долго можем говорить о «восточном менталитете», якобы не позволяющем  быстро реагировать на те или иные эволюционные процессы, долго можем копаться в исторических сводках и справках, выискивая различные причины, тормозящие эволюцию. При этом никто из нас даже и не подозревает, что причина —  именно в нас самих. И прежде всего в тех людях, которые по долгу своей работы и функциональных обязанностей просто обязаны  развивать и продвигать ту самую эволюцию — эволюцию законодательства, в данном случае речь идет о продвижении Закона Республики Казахстан «О медиации».

Поверьте мне, ни одна европейская рекомендация и ни одна программная статья Лидера Нации Нурсултана Абишевича Назарбаева не даст толчка в развитии этого закона, пока у руля исполнительных и правоохранительных органов будут находиться люди, которых больше интересуют отчеты с конкретными цифрами о раскрываемости  мелких правонарушений, нежели судьбы людей. Людей, возможно, волей случая оступившихся,  но еще имеющих  возможность исправить то, что ими совершено, посредством заглаживания вреда. А именно это и преследует медиация.

Приведу конкретные примеры из своей личной практики и теперь уже из истории становления института медиации в Северо-Казахстанской области.

В декабре 2011 года, практически сразу же после регистрации нашего общественного объединения и прохождения обучения по программе подготовки медиаторов, я, как руководитель общественного объединения медиаторов,  обратился к начальнику ДВД СКО с предложением о заключении меморандума о взаимодействии. В частности, нами предлагалось на волонтерских началах работать совместно с участковыми инспекторами и инспекторами по делам несовершеннолетних по жалобам граждан и конфликтам несовершеннолетних. Полагаю, правоохранительные органы должны быть в этом напрямую заинтересованы, ведь наша инициатива дала бы им возможность заниматься раскрытием более серьезных преступлений.

Однако я получил отказ и более  того — начальник ДВД заявил, что такие действия приведут якобы… к коррупции. Мои доводы о том, что медиация на 100 % исключает коррупцию, никак не подействовали на руководство ДВД.

— Возможно, стоило поискать понимания на более высоком уровне?

— К сожалению, и тут случилась «осечка». Чтобы не быть голословным, процитирую ответ министра Внутренних дел РК в ответ на мое обращение: «Уважаемый Александр Иванович, как Вам известно, органы уголовного преследования разъясняют участникам уголовного процесса права, предусмотренные статьями 68, 69 и 75 УПК Республики Казахстан, в которых указана возможность примирения сторон в порядке медиации. При этом, в соответствии со статьей 20 Закона Республики Казахстан «О медиации», должностные лица органов, осуществляющих уголовное преследование, не вправе в какой-либо форме принуждать стороны к медиации. Информация о лицах, обратившихся с заявлениями в органы внутренних дел, является служебной и не подлежит публичному разглашению. Предложенный Вами проект меморандума нами изучен, однако необходимости в его заключении не имеется».

Хочу обратить ваше внимание, что в моем обращении и в меморандуме ни слова не было о «принуждении», а было лишь предложение о взаимодействии в реализации норм Закона РК «О медиации». Но, видимо,  руководство  МВД не правильно поняло или не пожелало понять.

Аналогичная ситуация сложилась и в других департаментах СКО (труда, здравоохранения и т.д.). Ну, не выгодно государственным органам передавать  конфликты на рассмотрение  медиаторам, поскольку в этом случае бюджет потеряет  существенную статью доходов в виде штрафов. А то, что  конфликтующие стороны, возможно, сами могут найти компромисс  при помощи медиатора — это уже никого не волнует, так как интересы бюджета превыше всего.

Оставалась надежда, что после выхода в свет Президентской программной статьи «Двадцать шагов к обществу всеобщего труда», где Лидер Нации уделяет огромное внимание развитию института медиации в Казахстане, наконец-то правоохранительные органы повернутся к нам лицом, но не тут-то было! Помнится, пригласили меня в городское управление внутренних дел на какое-то совещание,  посвященное обсуждению указанной статьи. Но, видимо, руководители ДВД Закон РК «О медиации» как-то не так прочитали. Ведь на совещании, в свете указанной статьи, они  в приказном порядке дали команду следователям и дознавателям ни одного уголовно дела и материала не прекращать «за примирением», а прекращать только в порядке медиации. Это все притом, что следователь вроде бы  лицо процессуально не зависимое и самостоятельное.

Ну, все, подумал я, теперь работа у нас будет — завались. Но не тут-то было. Ни одного уголовного дела  или, точнее сказать,  медиабельного случая к нам так и не было направлено.

— Возможно, правоохранители привлекают непрофессиональных медиаторов к разрешению конфликтов?

— Не спорю, с одной стороны это неплохо, все же идет продвижение медиации в Северном Казахстане. Но с другой – не уверен, что «непрофи» вообще знают, что же за зверь такой — медиация. Думаю, в конечном итоге, такой подход лишь извращает само понятие медиации.

Неужели за это время не появились примеры востребованности медиации со стороны государственных органов?

— На сегодняшний день в Северо-Казахстанской области единственный государственный орган, пошедший навстречу медиации, – это департамент по защите прав детей в лице его руководителя Владимира Литвиненко. За очень короткий срок  проведено шесть семинаров-тренингов по обучению основам медиации и медиативным компетенциям учащихся и педагогов. В настоящее время в шести школах города Петропавловска созданы и успешно действуют школьные службы примирения. Думается, такие службы примирения можно было бы создать в каждом населенном пункте, но для этого необходима поддержка местных исполнительных органов. Ведь только при непосредственном содействии руководителей всех государственных органов власти и управления возможно развитие института медиации в Казахстане.

Что вы конкретно предлагает в этой связи?

— Для того чтобы снизить нагрузку судов, необходимо в помещениях судов наладить работу  специальных медиативных комнат и кабинетов. Не нужно судьям и правоохранительным органам  бояться коррупции со стороны медиаторов, она просто исключена на 100%. Также было бы полезным  обучить сотрудников правоохранительных органов, прокуратуры, судов, юридических служб районных акиматов некоторым медиативным навыкам и компетенциям. Кроме того, необходимо большее внимание уделять социальной рекламе, издавать рекламные видеоролики, буклеты, брошюры, книги, непосредственно касающиеся медиации. Нужно проводить круглые столы, пресс-конференции, привлекать к работе общественность. Думается, службы примирения не будут лишними и в каждом высшем и среднем учебном заведении.

На мой взгляд, нуждается в поправках и сам Закон РК «О медиации». Например, статья 1 гласит: п. 1. Сферой применения медиации являются споры (конфликты), возникающие из гражданских, трудовых, семейных и иных пра­воотношений с участием физических и (или) юридических лиц, а также рассматриваемые в ходе уголовного судопроизводства по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, если иное не установлено законами Республики Казахстан.  Полагаю, в эту норму необходимо добавить еще и административные материалы, поскольку по своей  тяжести и общественной опасности они менее значимые, чем преступления,  но прекращение в порядке медиации не допускается. Соответственно внести дополнения и в КРКоАП, Закон РК «Об обязательном страховании ГПО владельцев транспортных средств», предусмотрев обязанность страховой выплаты потерпевшему на основании медиативного соглашения. Все указанные меры помогут в конечном итоге снизить конфликтность  и дадут возможность сторонам самостоятельно принимать решения.

Беседовала Вера ГАВРИЛКО

3 комментариев

  • Cпасибо Гаврилко Вере, за поддержку, также хочу выразить признательность в поддержке медиации Председателю Северо-Казахстанского областного суда господину Абдиканову Нургазы Абеновичу. Хотелось бы, чтобы на проблемы медиации обратили внимание наши Уважаемые Акимы, области и города посредством формирования в 2013 году лота в социальной значимой сфере.Дав указание, соответственно своему статусу, руководителям управления и отдела внутренней политики (области и города) на формирование такого лота. А, мы, медиаторы готовы в свою очередь обучить медиативным навыкам и компетенциям не профессиональных медиаторов, сотрудников следствия и дознания, судей и прокуроров и адвокатов. Тогда, я уверен, что конфликтности в нашем обществе будет меньше и соответственно суды смогут быть разгруженными от менее существенных споров.А участковые инспектора, следователи и дознаватели, смогут больше внимания уделить раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений. Обращаю также внимание читателей на тот факт, что услуги медиаторов в разы ниже стоимости услуг адвокатов и представителей (не превышают 30 000 тенге).Медиацию по конфликтам с участием школьников и малоимущих, вообще проводим БЕСПЛАТНО.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *