На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Петропавловская крепость в XVIII веке. Военный быт

Наша крепость привлекала наличием торговли с казахами, присутствием в ней мастеровых людей и хорошей питьевой водой

В первые пятьдесят лет своего существования Петропавлов­ская крепость, прежде всего, выделялась своим военным значе­нием, она, как и вся Новая Ишимская линия и как все осталь­ные сибирские укреплённые линии, не представляла из себя грозного вида, который бы устрашал приближающегося неприяте­ля, земляной вал крепости с выдвигающимися кое-где жерлами пушек не придавал ей страшного облика.

Такая крепость была бы совершенно неуместной на западных границах России, где соседями были европейские государства с первоклассной армией и системой крепких каменных укреплений. Но на границе Сибири против диких скопищ джунгар и других кочевников она была серьёзным препятствием.

Вскоре после основания Петропавловской крепости, в 1758 году Джунгария прекратила своё существование. Против этого неспокойного и отсталого государства выступил Китай. Почти всё население Джунгарии было уничтожено китайскими войсками. Последний джунгарский хан Амурсана бежал в Сибирь, где вскоре и умер. Со-общник Амурсаны, тайчжи Шеренг, с более десятью ты­сячами семейств откочевал из Джунгарии на Волгу к калмыкам. Царское правительство отказалось выдать Китаю Амурсану и калмыков Шеренга. Отношения между Россией и Китаем обострились. Китайские войска появились на Иртыше. Китайский император отдал приказ о прекращении торговли с Россией через Кяхту. Царское правительство на случай возможного столкновения с китайцами продолжало вести строительные работы на сибирских линиях и увеличило на них количество войск.

Внутренний вид Петропавловской крепости представлял бледную картину. Похожие друг на друга, как близнецы, одно­этажные домики, срубленные из тонкого берёзового леса, с кры­шами, обложенными дёрном или обитыми дранкой — являлись казармами. Мало отличались от них по виду и офицерские домики. Одна из построек была приспособлена под тюрьму. В центре кре­пости помещалась небольшая площадь, где происходили военные учения и наказания солдат. Тут же стояла деревянная церковь.

Войска Новой линии подчинялись командиру Сибирского корпуса, штаб которого находился в Омске. В Петропавловской же крепости, как главной на Новой линии, жил командующий ли­нией и находился штаб одного из двух полков, стоявших на ли­нии. В крепости, помимо регулярных войск, стояла казачья часть. Весь гарнизон крепости не превышал 300-350 человек.

Петропавловская крепость казалась для войск, находивших­ся на Новой линии, обетованной землёй и из-за постоя в ней шли постоянные споры между штабами полков и команд. Что, собственно, привлекало в эту крепость? Прежде всего — наличие в ней с 1759 г. торговли с казахами, запрещённой по другим укреплениям Новой линии. Потом — более значительная населён­ность её, присутствие в ней мастеровых людей, наличие хорошей питьевой воды и строевого леса.

Командир Сибирского полка, подполковник Маврин обратился к командиру Сибирского корпуса с просьбой перевести его штаб из Лебяжьей крепости «ввиду её тесноты и недостаточности построек» в Петропавловскую крепость. Ему было отказано, но он, однако, не прекратил своих домогательств и снова просил о переводе. Подобная настойчивость перед начальством под­чинённого лица диктовалась самой жизнью. Условия проживания на новой линии были отяготительны. Командиры частей явно выражали недовольство перед высшим командованием и просили об улучшении быта. В делах канцелярии командира Сибирского корпуса сохранилось множество мелких просьб, касающихся посредственных будничных вопросов. Они слишком выразительны для монотонной, убийственно неприглядной линейной жизни. И бытовые условия, и неповоротливость администрации, и сама система военной организации — всё вместе взятое не давало осмысленного выхода из скорбного положения. Войска на линии испытывали много бед и лишений.

Долгое время не могло наладиться в Петропавловской крепос­ти мало-мальски сносное житьё. Ощущался острый недостаток продовольствия. Имевшийся в казённых магазинах запас муки, крупы и овса употреблялся исключительно для снабжения войск. Семьи военных и население крепостных предместий продуктового довольствия не получали. Испытывали нужду в отдельных продук­тах и военные, особенно в первое время существования крепости. Поскольку торговля с казахами в крепости до 1759 г. была запрещена, военные команды в то время отправляли в сибирские деревни служителей для покупки продуктов. Мясная пища была редкостью. Во избежание казённой доставки хлеба из далёкого Тобольска, пробовали силами солдат вести хлебопашество на ли­нии! Но оно оказалось поставленным так нерационально, что со­бираемый хлеб обходился дороже тобольского.

Солдатская жизнь на Новой линии была значительно тяжелее, чем в сибирских городах. Солдаты и выписные казаки выполняли все хозяйственные работы. Возка дров, сенокос, строительство чередовались с военным учением и крепостной службой. На солдат взваливали непосильные работы. Так, Военная коллегия в 1758г. предложила по всей Новой линии на расстоянии 565 вёрст вырезать полосой в две сажени шириной дёрн, чтобы не допустить пожара травы и сена от огня, идущего со степи. Каждый солдат, в среднем, должен был вырезать в течение одного лета, вперемешку с другими неотложными работами, свыше 2700 кв.метров дерна.

Из книги Семенова А.И. «Город Петропавловск за 200 лет, 1752-1952 гг.»

(Продолжение в следующем номере)

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *