На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Наводнения. Виновата не стихия, а человеческая глупость и жадность

Весна — любимое время года. Но в последние годы в Казахстане – это не только «пора любви» и кошачьих концертов. Пока на днях одни казахстанцы праздновали Наурыз и Масленицу, радовались потеплению и таянию снегов, другие с тревогой посматривали на небо и на речной лед. Не надвигаются ли дождевые облака? Не начинается ли ледоход?

Горький опыт прошлых весен и трагедий в других казахстанских городах научил бояться большой воды, потепления и таяния снега – этих трех основных составляющих наводнений.  Почему? Ведь вроде бы местные власти всегда принимают решительные меры для предупреждения катастроф, для спасения людей и их имущества. 

Существует мнение, что раньше таких, как в 2017 — 18 гг., наводнений в Петропавловске не было. Это когда — «раньше»? В прошлом веке? Так вот доказательство обратного! Старые открытки и фото, сделанные в начале ХХ века, доказывают, что и тогда Ишим выходил из берегов и заливал петропавловское Подгорье, только недавно построенную железную дорогу, посевы, огороды. Открытки запечатлели разливы Ишима, залитые водой и жидкой грязью улицы.

Историки описывали воду, которая весной и осенью хозяйничала в подгорных храмах. В казачьей станице часто складывалась ситуация, которую наши ироничные предки назвали «пожаром в публичном доме во время наводнения». Именно из-за таких происшествий пришлось перенести город на высокий правый город Ишима.  

Из одной краеведческой статьи в другую кочует информация, что «11 мая 1849 г. вспыхнул пожар, истребивший 450 домов. После этого началась новая застройка по утверждённому царём плану — на горе. Автором плана был архитектор 19 века Д. Черненко, который «не учёл особенности почв и рельефа, и Подгорье не раз тонуло в весенние паводки». Выходит, в наводнениях был виноват архитектор, который «не учел и не предусмотрел»?  Ах, нет! Были еще и другие виновники: природа, её катаклизмы и чиновники, которые тоже чего-то не предусмотрели и куда-то не туда направили собранные на борьбу со стихией деньги.

С тех пор прошло больше 200 лет, а таких же «врагов народа» каждую весну (а в некоторых местах и осенью) ищут горожане и сельские жители от истоков Ишима до самых северных границ Северо-Казахстанской области.  Что особенно интересно, в другие времена года во всей стране царит тишь да гладь да божья благодать. Правда, кое-где у нас порой кто –то вспоминает про весенние разливы и начинает копошиться. Тогда депутаты пишут запросы в акиматы, сурово требуя объяснить, почему чиновники  допустили гибель людей и животных, разрушение жилья, хозяйственных построек и особенно дач и загородных коттеджей, понастроенных неизвестно с чьего разрешения в пойме реки.  В ответ акиматы отчитываются перед депутатами, уверяя, что виноваты не они, а стихия (чего вы от нее, неуправляемой, хотите!) Потом оказывается, что зимой было неожиданно много снега, а летом лили дожди. Они, чиновники, неустанно принимали все возможные меры, защищая народ от коварной природы: приказывали строить плотины, дамбы, обводные каналы со шлюзами, ливневки (шайтан разберет, чем они отличаются друг от друга!). Но коварные весенние воды тоже не дремлют. Вода, она такая,  – всегда дырочку найдет! Обойдет насыпанную из песка плотину, хлынет поверх нее на улицы поселков или прорвет «тело» защитной дамбы, так как доморощенный гидротехник, с палкой в руках охраняющий гидросооружение (ГТС), забыл открыть шлюзы. Был занят, так как хозяин ГТС велел ему сдать в металлолом «ненужные» железяки, торчавшие «из тела». Не верите, что такое может быть? 

Я тоже страшно удивилась, прочитав однажды в Интернете о прорыве плотины на речке Кокпекты, притаившейся в балке в десятке км от Караганды. Дело в том, что эта речушка моего детства. Из тех, про которые говорят, что они воробью по колено. Какие там могут быть плотины, если мы, мелюзга, укладывались поперек нее в живую преграду, чтобы друзья могли поплескались «в водоеме» вместе с пескарями? Такими речками опутаны степи близ городов-гигантов: Караганды, Темиртау, Кокшетау, теперь еще и Астаны – Нур-Султана. О городах поменьше и бывших совхозах и райцентрах и говорить нечего. Они всегда оказывались совершенно беспомощными перед водной стихией. Но не в такой же степени, как в последние годы!

В угольном регионе кто–то запрудил «Копыхту» нашего детства, да так конспиративно, что даже госкомиссия, подсчитавшая погибших, не смогла установить, кто именно возомнил себя хозяином страны, гидротехником и повелел выкопать огромную яму и перекрыть  естественный ток воды то ли дамбой, то ли плотиной, чтобы летом продавать воду – всенародное достояние, между прочим! — местным огородникам.  Однажды ночью талая вода из забитых снегом оврагов, дождевая и речная, скопившиеся в огромной степной яме, хлынула поверх гребня хлипкого «гидротехнического сооружения» (ГТС). В результате в двух местах в плотине  образовались огромные прораны, а 4-метровая волна хлынула в поселок прямо на спящих кокпектинцев.  Погибли люди, утонули животные, разрушились дома и хозпостройки.  Женщины с детьми на руках, кто успел,  бежали по ледяной воде куда глаза глядят. Лишь некоторые жители остались в своих размытых «саманках». Вернее, они сидели на крышах и чердаках в страхе перед мародерами. Ведь жилье местные власти обещали восстановить и даже построить новые дома, а бытовая техника, одежда, мебель, нажитые за долгие годы, изуродованные, покоробленные, не пригодные к употреблению, остались в грязи.  Это богатство и сейчас никто не обещает оплачивать на том основании, что имущество не было застраховано. А разве кто-нибудь когда-нибудь у нас страховал, например, сады,  многолетники или дорогую цветочную и овощную рассаду в теплицах? И дачные домики тоже, а они стоят не три тенге! Вот и приходилось и без того измученным людям самим спасать свое добро или смотреть, как оно гибнет в потоках воды.  Не потому ли вокруг промышленных городов стало так много брошенных дач?

В Темиртау мы видели, как текла полая вода прямо на земляничные плантации бывшего совхоза им. Чкалова, а ягодники тонули на глазах возделавших их людей. Пропадал будущий урожай… Главное – никто не мог понять «технологии потопа»: почему одни плотины, например, довоенная Самаркандская на Нуре, стоят как новенькие бетонные, а другие разрушаются почти сразу, как только отгремят фанфары. Как в Актобе, где прежде о наводнениях и не слыхивали, через пару недель после сдачи в эксплуатацию свеженькая плотина приказала долго жить, а хлынувшую на улицы, жилые дома и в школу воду не могли удержать 4000 мешков «с инертными материалами», т.е.  с песком. А секрет, как рассказали старожилы в Темиртау, в том, что за построенным еще в 30-е гг.  ХХ века гидроузлом на Нуре всегда был хороший присмотр специалистов. Когда вода достигала опасного  уровня, рабочие приоткрывали шлюзы и выпускали лишнюю. Она потихоньку уходила по отводному каналу, а не обрушивалась бешеными потоками на дома и спящих людей, как это стало все чаще происходить в последние годы. Беда в том, что у каждого объекта сейчас разные хозяева. Большинство сельских гидрообъектов  отданы под начало местных властей, а некоторые ГТС вообще бесхозные. Так, в поселке Кокпекты оказалось, что за гибель людей и животных,  за разрушенные жилища и хозпостройки, за весь пережитый жителями ужас даже посадить в тюрьму некого. Те, кто считал себя хозяевами поселка, водохранилища и гидросооружения, сразу после катастрофы отреклись от собственности. Один владелец части ГТС заявил, что его незаконно, без его согласия зачислили хозяином. Другой тоже сделал вид, что не имеет к гидроузлу никакого отношения. И доказать обратное невозможно: документов на опасную собственность не нашлось никаких! Ходили упорные слухи, что  местный аким подарил (!) гидросооружение своему родственнику. Теперь Саке кивает на Маке, а кто устроил из степной речушки всемирный потоп, поди выясни!

Один из депутатов, ознакомившись с подробностями, сказал, что виновата во всем не стихия, а человеческая глупость.  Добавим: еще жадность и неорганизованность.

Можно спросить, что это мы все про какие-то безымянные или мало кому известные речки? Наши поселки и дачи топит ведь Ишим. А многие ли знают, где начинается наша могучая река, в 2017 году затопившая на севере республики еще и приграничные российские области?

Истоки самой длинной в Казахстане реки и ее многочисленные притоки всего–навсего в полусотне километров от Караганды – в Осокаровском районе. Воды из Нуры и разных мелких речек переливаются в Ишим, который питает Вячеславское водохранилище – главный источник питьевой воды для столицы, такой же важный для региона, как Сергеевское водохранилище для  СКО.  

Сугробы тоже не бесполезны, так как  они питают речки и Ишим. Но если его бездумно перегораживать плотинами, то вода собирается в низинах, переполняет их и рвется вниз по течению. То же самое происходит во время обильных дождей. Поэтому за состоянием как природных водоемов, так искусственных надо постоянно наблюдать и регулировать сток воды, особенно во время половодья. А кто это будет делать, если у рек, прудов и водохранилищ нет единого хозяина и, следовательно, контроля? Весной 2017 года, во время последнего особенно мощного наводнения, одни реки бушевали под командованием министерства сельского хозяйства, которое заинтересовано в накоплении воды, так как борется с засухами, строит водопроводы.  Другие ГТС подчинялись энергетикам, которые озабочены сохранением плотин, на которых существуют ГЭС. Третьи принадлежат … неизвестно кому. Как часто бывает, «у семи нянек дитя без глазу».

Кто вообще решает все эти вопросы, если нет единой службы, координирующей работу «семи нянек»?  Недавно выяснилось, что у нас вообще нет даже закона о гидротехнических сооружениях. Заботу о них свалили на местные власти – акимы же, особенно сельские, у нас мастера на все руки, что и показали разрушенные стройки в Кокпекты, в Атбасаре и в других точка страны. Не командует ли новостройками у нас в республике потомок архитектора Д. Черненко. Не он ли, как его прапрадед, дает разрешения строить микрорайоны и дороги на болотах, чтобы сразу после наводнения объекты сразу тонули?  А кто следит, правильно ли размещены пропускные трубы под шоссе и вовремя ли очищают их дорожники? Сколько шума было вокруг строительства республиканской скоростной трассы, проходящей и через нашу область, но ведь сейчас уже появилось разрешение власть имущих руководителей рвать шоссе там, где оно препятствует воде и затапливает селения, как это происходит в Бесколе. «Потом отремонтируем дорогу», успокаивает жителей городка виновник такой «перестройки».   

Недавние проверки показали, что «Казгидромет» вообще не в состоянии предупреждать паводки. Его сотрудники постоянно жалуются, что у них нет нормального оборудования для определения ожидаемых запасов воды. Даже простые столбы с нанесенными на них цифрами уровня прошлогодних  паводков (это и есть так называемые гидропосты) какие-то варвары вырывают из берегов рек и сдают в металлолом. Такого якобы очень сложного оборудования на Ишиме от столицы до нашего города должно быть не менее 500, но существует всего 3 (!).

Перед тем, как полая вода обрушилась на Актобе и Атбасар, синоптики говорили о прибытии 300 млн кубометров, но пришло 1,2 млрд кубометров – в четыре раза больше! Кто виноват в ошибке? Оказывается, стихия и нехватка новейшего оборудования. И тут Иван кивает на Петра, а Саке на Маке, но себя никто виноватым не признает.

Надеюсь, кое-что мы скоро  узнаем.

Куда же исчезают огромные деньги, которые государство выделяет на строительство, ремонт и содержание гидротехнических сооружений и закупку оборудования? На гидропосты и термометры средств нет. Рабочим, построившим в Атбасаре дома для пострадавших от наводнения и школу, заплатить нечем. Про возмещения убытков, понесенных  петропавловцами, и не спрашивай — сами виноваты, не застраховали имущество!

Надеюсь, кое-что скоро мы  узнаем ответ на этот вопрос. Когда готовился этот материал, республиканские СМИ сообщили: «В Астане задержан глава Комитета по водным ресурсам Минсельхоза РК Ислам Абишев. Чиновника и нескольких его подчиненных подозревают в получении взятки в размере свыше 60 млн тенге путем вымогательства. По версии следствия, деньги он получил от представителя подрядной организации за заключение договора госзакупок по приобретению услуг «Реконструкция Соколовского группового водопровода и строительство разводящих сетей сельских населенных пунктов с подключением, вторая очередь, на сумму 5,8 миллиарда тенге». В последнем списке – Булаевский водовод.  

Официальный представитель Следственного Комитета РК предоставила краткий обзор по криминогенной ситуации в сфере водных ресурсов. «Для развития сферы водоснабжения в 2017 и 2018 годах выделено почти 90 млрд тенге (в 2017 г. – 40,5 млрд. тенге, в 2018 г. – 38,9 млрд. тенге). Одной из функций Комитета по водным ресурсам является организация эксплуатации и содержания водохозяйственных объектов республиканской собственности (водохранилища, гидротехнические сооружения, групповые водопроводы). Комитет по водным ресурсам МСХ РК координирует деятельность республиканского государственного предприятия на праве хозяйственного ведения «Казводхоз».

C 2014 по 2018 годы по результатам расследования в Национальном бюро и его территориальных подразделениях в суд направлено 38 дел в отношении должностных лиц комитета по водным ресурсам и РГП «Казводхоз». Общая сумма ущерба по оконченным уголовным делам составила 1 млрд тенге, — сообщила Бастарова.

В настоящее время Нацбюро проведен комплекс мероприятий, направленных на выявление преступных схем в комитете.

Помимо главы Комитета по водным ресурсам МСХ, досудебное расследование проводится и в отношении вице-президента Международного общественного объединения «Всемирная федерация «Қазақ күресі».  Причем сам Абишев является президентом данной федерации.

Скоро ли мы узнаем подробности? Как сказать… С наводнением на речушке Кокпекты правоохранительные органы разбираются уже 4 года.

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

3 комментариев

  • Хотелось бы узнать состояние новой дамбы вокруг Кожзавода, выдержит ли она новоднение? Заречный посёлок топило в 2017 году. Давно пора оборудовать на опорах платины и моста через Ишим шкалу с делениями и для определения уровня воды в реке.

  • starche

    Полностью согласен . Основная вина лежит на государстве , которое допустило полное разбазаривание государственных основообразующих объектов — энергетика , водные ресурсы , промышленность , сельское хозяйство . Надеяться что частник будет заботиться о ком-то кроме своего благосостояния — смешно и наивно , а уж тем более забота о государстве , это частнику вообще недосягаемо .

  • Читатель

    Комментарии тут как говорится излишни. Но по факту подтопления подгоры все-таки справедливости ради хочется заметить, что защитной дамбы тогда не было, и если бы ее не было сейчас то она скорее всего бы плавала как на фото регулярно, а в 2017-м также как и дачи за мостом под самую крышу. Речпорт с дамбой чудом устоял, на грани апокалипсиса. Даже возле Восточного берега уровень тогда был под завязку. Больше уже просто было не куда и это реально тянуло на рекорд. С учетом этого можно сказать что от «не рекордов «город более-менее защищен, а вот в Заречном каждый год экстрим чего раньше не было. Да и остальные поселки пригородные спасать не чем и строить дамбу возле каждого населенного пункта не реально, нужно решать проблему в корне и делать паводковую ситуацию подконтрольной.
    А шкала уровня воды на плотине и мосту кстати есть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *