На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Накануне учебного года

На пороге очередного учебного года появился повод вновь побеседовать с директорами, завучами и просто коллегами, сотрудниками общеобразовательных школ. Собственно, на вопрос: «Скольких выпускников педагогических вузов вы планируете принять на работу в данный момент?» не рассчитывал услышать в ответ что-то неожиданное. Вакансий, как говорится, не густо. Если и требуются – в редких случаях – как правило, учителя начальных классов. Конечно, наличие ставок упирается в количество часов, отведенных на те или иные предметы.


Тем немногим молодым специалистам – педагогам, желающим работать по специальности, но не имеющим связей, устроиться по-прежнему трудно, а подчас невозможно. И вроде бы справедливо, когда им говорят: «Ребята, поработайте пока в сельских школах, мы тоже через это прошли». Но как показывает практика, порой решающую роль играет не стаж и не красная «корочка». Хотя в любой школе есть определенная «квота», так как именно на молодежь чаще всего приходится самый сложный фронт работ, по-моему, напоминающий пресловутую «дедовщину» в армии. Думаю, именно это зачастую и отпугивает молодые кадры из школ, причем на всю жизнь. Другая причина – так называемое «распиливание ставок», что является излюбленной практикой, особенно когда дело касается дополнительного образования. Предположим, вы ведете при школе какой–либо музыкальный кружок, и в один прекрасный день вам говорят: «Мы разделим вашу ставку между вами и хореографом». В общем, «ставки сделаны, ставок больше нет». А вот частные учебные заведения предпочитают брать на работу именно молодых, вероятно, потому что они согласны на меньшую оплату ради получения опыта и стажа.
Вот так и получается, что из первого вопроса плавно вытекает много последующих. Среди которых: сколько педагогов уволилось по собственному или не собственному желанию? А есть и такие, несмотря на все сложности с трудоустройством. Женщин не прельщает перспектива «пахать» в школе до 63 лет, что, поверьте, ничуть не легче, чем стоять у станка. Поэтому те, кому это удается, уходят из профессии. Да их, мне кажется, никто особо и не удерживает, потому как на освободившееся место хватает претендентов.
Ближайшая точка на карте, куда многие отправляются в поисках работы, конечно, Астана. Скажу по личному опыту, осилить съем жилья в одиночку в данном случае невозможно – «педагогической» зарплатой здесь не обойдешься. Поэтому те, кому удается «застолбиться» в столице, как правило, люди семейные (заработок одного из супругов полностью уходит на квартплату) или те, кто живет, как говорится, на подселении либо у родственников. Нет нужды напоминать, что в первую очередь в северной столице востребованы строительные, рабочие специальности, требуются менеджеры, программисты, торговые представители (чаще с опытом работы и собственным транспортом). Хотя, по сравнению с петропавловскими, астанинские учебные заведения могут предложить чуть больший выбор. Учителя начальных классов требуются и здесь. Нужны преподаватели русского языка и литературы. Но, как правило, больше всего вакансий для учителей математики и физики.
Варианты, безусловно, есть, даже если вы не математик. Предположим, вы закончили ин-яз. В Астане огромное количество так называемых «образовательных центров», зачастую расположенных в квартирах жилых домов на первых этажах. Тут главное – не попасть на «лохотрон», так как непременно найдутся хозяева, которые с удовольствием предоставят вам провести несколько «пробных» занятий, после чего по каким-то причинам ваша кандидатура может «не устроить» работодателя. Переводческих бюро также много, но в них вам скорее всего предложат работу в качестве внештатника. Испытано на себе — приготовьтесь к тому, что задания вам будут давать самые сложные, те, за которые сами штатники или владельцы не берутся, перекладывая черную работу на «внештатные» плечи с целью элементарно вдвое, а то и втрое попросту дороже перепродать чужой интеллектуальный труд. Работать же «самому на себя», занимаясь репетиторством, педагогу порой проблематично – сегодня ученики есть, завтра нет. Это может быть подработкой, но никак не основной работой.
Не знаю, смогу ли чем–нибудь обнадежить музыкальных педагогов. В Астане — несколько детских музыкальных школ плюс школа искусств, в которых преподавателю по классу домбры устроиться и найти учеников проще, чем, допустим, педагогу-пианисту. То же самое касается кружков дополнительного образования при общеобразовательных школах. Многочисленные музыкальные «центры», опять–таки часто базирующиеся в одной — двух комнатах, в качестве альтернативы могут вам предложить набрать учащихся. За такую плату, что, если желающие и находятся, их немного. Резона самому искать учеников, чтобы куда–то потом их приводить, получая лишь определенный процент от своей работы – практически нет. Единственная причина в том, что многие опасаются ходить «на дом». Родители же предпочитают отдавать своих чад в более солидные учебные заведения – те же ДМШ. Где, кстати, и оплата за обучение намного ниже.
…В очереди в одном из учреждений столицы, узнав, что я – журналист из Петропавловска, пожилая женщина обратилась ко мне: «Сынок, подними вопрос – почему в Петропавловске для молодежи нет работы? Моя дочка закончила ин – яз, по второй специальности юрист, не может там устроиться…»

Дмитрий АВДЕЕВ,
Петропавловск – Астана

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *