На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

На севере Казахстана человек оказался в западне

Житель Петропавловска, инвалид третьей группы Николай Щепёткин ищет выход из замкнутого круга. Тяжелое заболевание тазобедренных суставов обеих ног лишило его трудоспособности и крыши над головой. Он жил в доме – интернате в селе Смирново Аккайынского района Северо-Казахстанской области, пока его не лишили 2-й группы инвалидности, сообщает корреспондент Петропавловск.news.

Оставшись на улице, он нашёл приют в центре адаптации для людей без определённого места жительства в Петропавловске. 23 сентября 2020 года годовой срок пребывания там закончится. Человек с протезом вместо левого тазобедренного сустава и разрушающимся правым окажется без крыши над головой. Департамент социальной защиты в лице медицинско-социальной комиссии, которая в августе 2019 года отказала ему во 2-й группе инвалидности, закрывает глаза на проблемы нуждающегося в помощи человека.

Четыре года назад 50-летнему Николаю Щепёткину поставили страшный диагноз — деформирующий коксаартроз тазобедренных суставов обеих ног. Врачи сообщили, что болезнь прогрессирует. Нужна срочная операция. В 2017 году мужчина прошёл обследование и встал на портал. В феврале 2018 года его прооперировали в 3 городской больнице. Установили эндопротез на тазобедренный сустав левой ноги.

После операции Николаю Анатольевичу установили вторую группу инвалидности на 1 год, как на реабилитационный период. Через год медкомиссия «отняла» у инвалида 2 группу и «присудила» третью. Якобы человек с протезом в одной ноге и разрушающимся суставом во второй может передвигаться с помощью костыля, значит поправился.

Мужчину с титановым протезом вместо тазобедренного сустава судьба немало потаскала по Северо-Казахстанской области.После операции, когда эндопротез был уже на месте и прижился, Николай отправился в родное село Молодёжное (ныне Жастар) района М. Жумабаева, где до болезни он жил и работал бригадиром полеводческой бригады.

В октябре того же 2018 года областной департамент комитета труда, социальной защиты и миграции предложил Щепёткину место в доме-интернате для престарелых и инвалидов села Смирново в качестве индивидуальной программы реабилитации. В ноябре он переехал. В интернате были хоть какие-то условия для инвалида, тем более одинокого. Обслуживать себя в деревне на костылях совсем не просто.

Через год, 20 августа 2019 года, Щепёткин прошёл медицинское переосвидетельствование. Комиссия назначила ему 3 группу инвалидности на основании того, что он частично реабилитирован.

Николаю Анатольевичу грозило выселение из дома-интерната, поскольку проживать там могут только инвалиды 1 и 2 групп. Он обратился с просьбой пересмотреть решение о снятии 2 группы. В сентябре 2019 года ему отказали, сославшись на обоснованность установленной группы и улучшение состояния больного.

— Я их по-человечески просил, говорил, что в октябре операция запланирована. Просил дать возможность прооперироваться, поскольку выйдя из интерната, останусь без операции, без жилья и без средств к существованию. Никто не прислушался. Инвалиды никому не нужны. Нас за людей не считают, — рассказывает Николай Щепёткин.

Равнодушие и отсутствие индивидуального подхода к инвалидам со стороны департамента, который призван защищать социально-уязвимые слои населения, помешали Щепёткину сделать операцию почти год назад. За это время он мог бы реабилитироваться и, возможно, трудоустроиться.

В итоге инвалид оказался на улице. Податься было некуда. Он отправился в Петропавловск. Здесь нашёл приют в центре адаптации для лиц без определённого места жительства. Оформил временную прописку и приписался к первой городской поликлинике, получив возможность медицинского обслуживания.

За время проживания в центре адаптации пытался отстоять свои права. Обращался за помощью в «Нур Отан». Состоялась беседа с руководителем областного департамента социальной защиты и заместителем по социально-медицинским вопросам. Николаю обещали содействия в ускорении операции.

Щепёткин отказался от такой помощи. Без реабилитации, которая невозможна в стенах центра адаптации, где нет никаких условий для инвалидов, оперативные вмешательства бесполезны. Титановый протез при неловком движении может выскочить.

Затем Щепёткин обратился в суд №2 Петропавловска. Он пробовал доказать, что департамент соцзащиты неправомерно поменял ему группу инвалидности. Судья К. Есибаев признал заключение медико-социальной экспертизы от 20 августа 2019 года об установлении 3 группы инвалидности законным.

20 августа 2020 года должна была состояться комиссия по переосвидетельствованию группы инвалидности. Однако в связи с карантинными мероприятиями, как пояснили Николаю Щепёткину в департаменте соцзащиты, её перенесли на 3 месяца.

23 сентября проходит год после заселения инвалида в центр адаптации. Больше его держать там не имеют права по закону. Он остаётся на улице. Снимать жильё и сводить концы с концами на 34 тысячи пенсии по 3 группе инвалидности невозможно. В дом-интернат его не возьмут, потому что группа не подходит. А до переосвидетельствования ждать целых 2 месяца!

В один миг, в роковой день 23 сентября судьба интеллигентного человека, оставшегося без работы, жилья и здоровья, может рухнуть. Он надеется на помощь чиновников из департамента соцзащиты.

Мужчина оказался в безвыходном положении. Даже если он снимет комнату за 15-20 тысяч и будет голодать (иначе не получится выжить на 34 тысячи тенге, поскольку 15 тысяч ежемесячно уходит на лекарства, — прим. авт.), у него не будет городской прописки. Он не сможет посещать поликлинику и встать на портал на операцию.

Инвалид видит только один выход из этой ситуации. Если при освидетельствовании ему восстановят 2 группу инвалидности, он сможет восстановиться в смирновском доме-интернате. Получит крышу над головой и возможность сделать операцию.

11 августа 2020 года Николай был на осмотре травматолога Алексея Ефремова в первой поликлинике. Врач оценил общее состояние пациента как средней степени тяжести. Отметил боли при пальпации и движении в правом тазобедренном суставе, резкое ограничение движения и укорочение конечности на 3-4 см. Указал на необходимость оперативного вмешательства.

Операцию инвалид по описанным выше причинам не может сделать уже 2 года. Сустав всё больше разрушается. В таком состоянии здоровья Николай не может работать по специальности. Он мастер лесного хозяйства. Деятельность подразумевает нахождение в лесу, постоянное движение.

Инвалид с эндопротезом на левой ноге и отмирающей головкой правой бедреной кости не сможет передвигаться по лесам и полянам. Что уж говорить, он по городским тротуарам ходит с трудом. Одно неострожное движение может привести на операционный стол. И снова месяцы реабилитации.

Тянуть с операцией Щепёткину нельзя. Об этом ещё в 2018 году написал в заключении ортопед-травматолог. Больной сам чувствует, что дела плохи. При ходьбе ощущает, что сустав того и гляди вылетит.

— Левое бедро, там, где сустав заменён, ровное. А правое выгнулось. Иногда иду, и кажется, что сустав вылетит. Ещё в 2018 году врачи дали заключение, что поможет только оперативное вмешательство! Других вариантов нет! — говорит инвалид 3 группы Николай Щепёткин.

Говорят, что выход есть из любой ситуации. Несмотря на всё пережитое, Николай Анатольевич надеется, что ему помогут — вернут 2 группу инвалидности. Он сделает операцию, поселится в дом-интернат, восстановится. Потом снова сможет заниматься любимой работой. Ведь до пенсии ещё далеко.

3 комментариев

  • Жангудина Салтанат Тастыновна

    Из за таких страдальцев охота купить частный дом и забрать всех кто нуждается крышой над головой….но увы у меня ипотека квартира маленькая…а так бы хай бы жил с нами

  • Да никому не нужны теперь люди в Казахстане. Тем более больные. Одно название что медицина бесплатная. Будут отфутболивать по инстанциям, хамоватые тетки. Потом люди в отчаянии идут в платную клинику. Где сидят те, кто должен вести прием в бесплатных клиниках. Талончик фиг дождёшься. Все грубые, наглые. Такой бардачище. Всё за деньги. Забыли врачи, какую клятву давали. Деньги и блат есть, значит лечат
    Обидно за настоящих врачей, с большой буквы. Но их глушат хамы продажные, в белых халатах.

  • Здравствуйте мне просто больно смотрит этого больного человека Не уже ли не может ему найти дом Хотя там много заброшенных дома.Я сам инвалид 2 группа если бы я был там я бы помог ему

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *