На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Музыкальное чтиво: Раскрасят старые страницы цветные звуки «Синей птицы»…

Следуя традициям рубрики, предлагаемый выпуск продолжает тему одного из предыдущих – в данном случае имеется в виду обзор под названием «Виза для круиза, или Музыкальное чтиво из архива». Материалы музыкального обозревателя Петропавловск.news, в свое время опубликованные в других северо-казахстанских изданиях – вниманию читателей.

Часть 1. Такси-блюз

Есть песни, с которыми судьба играет злую шутку: они настолько хороши, что постепенно «заезживаются» телевидением и радио, не теряя, впрочем, от этого своих достоинств – классика есть классика. Не исключение здесь и рок – музыка, в которой также существует своеобразный список хрестоматийных произведений, на которых, как принято говорить, мы все учились понемногу — “Venus”, “House of the rising sun”, “Hotel California”, “Smoke on the water”… Сюда относится и обреченная на вечное звучание “Stairway to heaven”, особенно популярная у гитаристов. Наверно, поэтому во многих американских музыкальных магазинах запрещено исполнять эту песню, выбирая гитару: якобы потому, что все начинают именно с нее, и это сильно раздражает продавцов. В таких магазинах даже можно найти таблички с надписью “No stairway”. Правда, достоверной статистики здесь нет, да и у нас не Америка. Во всяком случае, за восемь лет преподавательской деятельности мне удалось разучить «Лестницу» только с двумя учащимися, как ни жаль это признавать – зачастую сегодня подростки, пропуская сразу несколько этапов, учатся на музыке групп более позднего поколения. Впрочем, вышеуказанный факт наводит на мысль, что там, у них, ситуация все – таки несколько иная. А вот как обстоит дело у нас, я решил уточнить у продавцов музыкального салона «Камертон».

-Ребята, положа руку на сердце, часто приходится слышать «Лестницу в небо» при выборе клиентами гитар?

-Нет, «Лестницу» нечасто. А вот рифф из «Дыма над водой» играют действительно многие.

-Ну, он в определенном смысле проще – особенно когда ты еще не успел понять обратное…

-Да. Но бывает и так, что заходит подвыпивший покупатель и начинает наигрывать блатные песни. Вот это, честно говоря, иногда раздражает. Но у каждого свой вкус, и работа есть работа. А «Лестницу в небо» потерпим с удовольствием!

Признаться, я в какой – то степени был бы даже рад появлению в наших магазинах таких табличек… Помню, как – то раз пришли к нам на репетицию двое музыкантов. Услышав еще одну классическую рок-балладу “Belladonna”, они спросили: «Это ваша песня?» Присваивать авторство не стал, но и UFO упомянуть тогда не довелось – уточнить не попросили. После чего через общего знакомого все-таки поинтересовались: «Где тот чувак, который битлов пел?» Понятное дело, речь идет не о рядовом слушателе, но раз уж ты назвался груздем, как говорится, полезай в кузов… Впрочем, не все так плохо. Проезжая как – то по 11 – му маршруту, слышу из кабины водителя ту самую «Белладонну». Порадовался особенно, потому что чаще всего в общественном транспорте слышишь так называемый «шансон», который к подлинному шансону никакого отношения не имеет — как и к самой музыке в целом. Перед своей остановкой подошел, немного поговорили — и человек сразу раскрывается тебе в ответ… Аналогичный случай был по дороге на вокзал в такси, где тоже в общем – то чаще всего звучит блатная лирика, а иногда и не только лирика, но тоже блатная. Вместо этого таксист настраивается на волну, где звучит блюз, передают Эрика Клэптона. На прощание жму руку, благодарю за музыку, и вновь собеседник с благодарностью улыбается. Не зря, не зря знаменитый российский блюзмен Николай Арутюнов как-то признавался в интервью, что «блатняк» в такси после концерта – для него самое тяжкое испытание…

“Tastes differ”(«О вкусах не спорят»), — говорят те же американцы, и то, о чем здесь идет речь – не более чем субъективное мнение. Каждый волен выбирать ту музыку, которую он любит. Но классику знать нелишне, потому как стоит она на тех ступеньках лестницы, что, скажем так, чуть-чуть повыше…

(2012 г.)

Часть 2. Осенний перелет «Синей птицы»

Лучший способ составить мнение об артисте – пойти на концерт, где и он, и публика всей кожей ощущают живое дыхание музыки, идет обмен эмоциями, который не заменишь ничем. Все, как на ладони…И Бог с ней, с иногда неверно взятой нотой, радоваться надо – значит, играют и поют вживую. Сегодня, после «фанерного» безвременья 90 – х, это особенно важно…

Я не писатель – фантаст, но вот интересно – если бы сегодняшний меломан отправился лет так на 30 назад? Тогда бы меломан той эпохи узнал, что многие из его кумиров не сдают позиций и в XXI веке. В начале 80 – х «Синяя птица» переживала второй виток своей популярности, сделав совместную программу с Юрием Антоновым, которая чуть позже вышла на пластинке «Синяя птица» во дворце спорта в Лужниках», ставшей, как сейчас говорят, бестселлером. Еще позже, когда многие ВИА спешно меняли направления и сценический образ, именно «Синяя птица» будет одним из немногих ансамблей, которые дольше всех хранили верность своему стилю. А после некоторого периода затишья возродится сразу в нескольких составах, и ее «птенцы», вылетевшие из гнездовья, с успехом гастролируют по сей день.

На сцене случается всякое. Запомнился эпизод из детства – в очередной раз взятый родителями на концерт, как раз «Синей птицы», наблюдаю такую картину: какие – то хулиганы несколько раз подряд вынимают сетевой шнур из розетки, мешая вступлению. Но когда один из солистов внушительно произнес: «Мне что, уйти?», — порядок в зале был восстановлен…

Увидев у меня в руках конверт той самой, знаменитой «В Лужниках», ребята – музыканты смеются: « Да что ж такое, все приносят именно эту пластинку! Наверно, обложка у нее прочнее…». Получив автограф, вместе с директором драмтеатра А. И. Пояркиным оказываюсь в гримерке у солиста «Синей птицы» 1982-1986 Владимира Преображенского. Конечно же, идет разговор о музыке, о жизнеспособности жанра ВИА, который, пережив вакханалию перестроечных лет, сегодня вновь медленно, но верно занимает свое принадлежащее по праву место на эстраде. Преображенский соглашается: «Когда в 2001 году мы начинали наш проект, думали, что он продержится год – два на ретро – волне, но вот уже 11 лет с гастролей не вылезаем. О чем это говорит? О том…что есть еще много мест, где мы не были!» (смеется). Затем – небольшая беседа с ним, солистом еще того, золотого, как принято говорить, состава:

-Владимир Георгиевич, если я не ошибаюсь, Вы успели принять участие в записи трех альбомов – гигантов «Синей птицы»…

-Да, «Синяя птица» в Лужниках», «Осенний этюд» и «Подземный переход».

-Принимая во внимание жесткий характер Антонова, трудно было работать с ним на записи?

(После некоторой паузы) — Нет, на записи работать с ним было нетрудно. Работа над альбомом началась в декабре, аранжировали мы все совместно, прямо у него дома, на репетициях. А вот в туре, который прошел незадолго до этого, летом 1982 – го, непростой характер Антонова мы узнали сполна. На тот момент он был уже «прожженный», «стреляный», набитые битком залы, миллионные тиражи, но Союз композиторов официально не признавал, что его, конечно, раздражало.

— Прежде чем попасть в знаменитый коллектив братьев Болотных, Вы прослушивались в легендарный «Автограф» на место ушедшего вокалиста Сергея Брутяна?

-Да, прослушался у руководителя Саши Ситковецкого. Но отсутствие у меня московской прописки, что было очень важно в те, советские времена, помешало. Помогло знакомство с композитором Теодором Ефимовым, благодаря которому я и оказался в «Синей птице», работавшей от Куйбышевской филармонии.

— Хотя до того советскими вокально – инструментальными ансамблями не слишком увлекались?

-Естественно, в своем коллективе предпочитал «орать запад». «Белладонну» UFO, например.

-Не знаю, корректным ли будет такое сравнение, но, если провести аналогию – какой западной группе «Синяя птица» ближе по стилю? Мне кажется, это «Смоуки»…

-Да, согласен, Сережа Левкин, Царство Небесное, часто использовал элементы «смоков» в аранжировках – характерное звучание акустической гитары, «чес» на ней. То же самое, продолжая традиции, делаем и мы.

— И так же, как и у Нормана с Силсоном, есть некоторая тембральная схожесть у Вас и Сергея Дроздова…

-А меня и брали специально под него! Он сейчас болеет и на время приостановил концертную деятельность. Надеюсь, скоро возобновит…

А дальше – саундчек и скрупулезная работа над каждым звуком. Один из гитаристов обращается к звукорежиссеру: «У меня кнопка на педали западает». «При таком количестве концертов неудивительно!» — шутит руководитель, уходя переодеваться – скоро начало.

…Диско – фанковое вступление к песне «От сердца к сердцу» зажгло зал моментально. Прихрамывающий до концерта ударник вышел на сцену «летящей походкой» (вот оно – одно из проявлений профессионализма). «Обычно к концу наших выступлений зрители начинают танцевать. Мы вас об этом просить не будем, но пожалуйста, если вы узнаете песню по первым тактам вступления или запева, дайте нам об этом знать аплодисментами. Договорились?» — традиционно произнес Владимир Преображенский в начале. Банальных фраз не хочется – в общем, все было здорово и на уровне, да еще с поющим ударником. «Вот только не дают петь!» — потрясая палочками, в шутку воскликнул он потом, когда,

долго не отпуская музыкантов и аплодируя стоя, зрители все – таки разошлись…. Да, в проекте принимают участие музыканты в свое время очень известной группы «Рок – сентябрь», лидер которой Вячеслав Кобрин позднее играл в легендарной «Магнетик бэнд» Гуннара Грапса.

«Синяя птица», посетившая наш город, отличается тем самым первозданным вокально – инструментальным драйвом, за который многие до сих пор так любят этот жанр и который доводит публику до максимального эмоционального накала. «На это я делал упор, восстанавливая ансамбль. Ради этого и стоит выходить на сцену», — признался Владимир Георгиевич после концерта.

Стоя у дверей гримерки после окончания, вижу двух женщин, проходящих мимо и напевающих «Белый теплоход». «Не знаю ни одного человека, которому бы не нравилась эта песня!», — замечаю, не удержавшись, и получаю в ответ понимающие улыбки. «Теплоход» и «Клен» — это, конечно, замечательно, но отдельное спасибо за включенные в программу «Задумчивую грусть», «Первую любовь», «Восьмое чудо»… «Ну как? — задал мне вопрос Преображенский. — Пиши как есть, мы положительно относимся к критике». Пишу как есть, то есть о том, что я лично увидел и услышал – классную команду с очень крепким вокалом, профессионально владеющую инструментами, что, собственно, является определяющим фактором в оценке. Ну а что касается критики… На нее, пожалуй, имеют право люди более авторитетные. Однажды я задал Сергею Чигракову простой вопрос: «Будучи рок-музыкантом, как Вы относитесь к ВИА?» «Офигительно! Ибо там были настоящие музыканты»,- был ответ в свойственной ему манере.

А танцы в зале начались уже на третьей песне…

(2012 г.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *