На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Медиация оказалась нужна лишь на бумаге

После года откровенных мытарств Северо-Казахстанская областная ассоциация профессиональных медиаторов объявила о прекращении своей деятельности. В данное время организация пока еще существует на бумаге, но, по словам ее председателя Александра Шпигоцкого, окончательная ликвидация – всего лишь вопрос времени.

«Североказахстанским чиновникам оказалась не нужна медиация, они для них абсолютно чуждое явление, сути которого они не понимают и, похоже, не хотят понимать. О существовании медиаторов вспоминают только во время бравурных отчетов, когда нужно показать, какие мы передовые, и что у нас якобы тоже есть своя внесудебная практика решения споров», — считает Александр Шпигоцкий.
Профессиональный юрист Шпигоцкий прошел обучение по программе подготовки медиаторов, зарегистрировал ассоциацию в конце 2011 года и на волне только-только вышедшего закона с энтузиазмом принялся за работу. Одним из его первых шагов стало обращение к начальнику ДВД СКО с предложением о заключении меморандума о взаимодействии. В частности, медиаторы предложили на волонтерских началах совместную работу с участковыми инспекторами и инспекторами по делам несовершеннолетних по жалобам граждан и конфликтам несовершеннолетних. «Я полагал, правоохранительные органы должны быть в этом напрямую заинтересованы, ведь наша инициатива «разгрузила» бы их, дав возможность заниматься раскрытием более серьезных преступлений, — рассказывает Шпигоцкий. — Однако я получил отказ с очень странной формулировкой, что такие действия приведут якобы… к коррупции. Мы попытались найти понимание на более высоком уровне и обратились уже непосредственно к руководству МВД республики. И получили следующий ответ от министра внутренних дел: «Уважаемый Александр Иванович, как Вам известно, органы уголовного преследования разъясняют участникам уголовного процесса права, предусмотренные статьями 68, 69 и 75 УПК Республики Казахстан, в которых указана возможность примирения сторон в порядке медиации. При этом, в соответствии со статьей 20 Закона Республики Казахстан «О медиации», должностные лица органов, осуществляющих уголовное преследование, не вправе в какой-либо форме принуждать стороны к медиации. Информация о лицах, обратившихся с заявлениями в органы внутренних дел, является служебной и не подлежит публичному разглашению. Предложенный Вами проект меморандума нами изучен, однако необходимость в его заключении не имеется».
По мнению Шпигоцкого, ответ более, чем странный, ведь в обращении североказахстанских медиаторов и в меморандуме ни слова не было о «принуждении», а было лишь предложение о взаимодействии в реализации норм Закона РК «О медиации». Видно, министр не совсем понял, что до него хотели донести? А, быть может, не захотел понять?
Аналогичную реакцию демонстрировали и в прочих госорганах, в чьи двери неустанно стучались медиаторы, начиная от департамента труда и заканчивая управлением здравоохранения. В результате у Шпигоцкого возникло даже стойкое подозрение, что госорганам попросту невыгодно передавать конфликты на рассмотрение медиаторам, поскольку в этом случае бюджет потеряет существенную статью доходов в виде штрафов. А то, что конфликтующие стороны, возможно, сами смогут найти компромисс при помощи медиатора — это уже никого не волнует…
«Много усилий было вложено в создание школьных служб примирения по примеру российских городов, где работа подобных служб финансируется из бюджета, — вздыхает Александр Шпигоцкий. – Такие службы мы организовали в шести школах Петропавловска и считаем, что они должны быть в каждом населенном пункте области. Но лишь на одном голом энтузиазме, без поддержки местных исполнительных органов, эту работу не осилить. И, к слову сказать, единственный государственный орган, пошедший навстречу медиации в СКО, – это департамент по защите прав детей в лице его руководителя Владимира Литвиненко. За короткий срок мы совместно провели шесть семинаров-тренингов по обучению основам медиации и медиативным компетенциям учащихся и педагогов. Хочется верить, что семена упали в добрую почву, и участники не зря изучали основы конфликтологии и цивилизованные пути и средства решения конфликтов. В департаменте по защите прав детей хорошо поняли всю важность такой работы, но, к сожалению, там не решают вопрос о выделении средств на нее».
Увы, остались глухи к нуждам медиации и североказахстанские судьи. «Так, я лично обращался к председателю Петропавловского суда № 2 Нурие Молдыбаевой с просьбой предоставить кабинет для медиаторов в здании суда, пусть даже самый небольшой. К тому же, мы предлагали, чтобы на некоторых процессах, таких, как бракоразводные, судья приглашал медиаторов на предварительные встречи со сторонами и предлагал последним медиацию как вариант досудебного урегулирования спора. Однако наши предложения и просьбы не были услышаны руководством суда, хотя, как мне известно, сами судьи охотно в своих отчетах ссылаются на медиацию как на современный альтернативный способ разрешения конфликтов. То есть выходит, медиация существует ради красного словца и абзаца в докладе?» — недоумевает Шпигоцкий.
Похожая ситуация, кстати, по мнению председателя уже не действующей ассоциации, сложилась в республике и с третейскими судами. Их судьба столь же незавидна: широко распиаренные в свое время как альтернативный институт юрисдикции, они так и остались, по большому счету, не востребованными.

Вера ГАВРИЛКО,
фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *