На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Мамочка, я тебя не люблю!

Сама мысль о том, что вы не любите собственную мать, и что она, в свою очередь, может вас не любить, кажется дикой и противоестественной. Стереотип воспитания таков, что при любом раскладе язык не поворачивается сказать: «Я не люблю свою мать». И, тем не менее, «нелюбящие» и даже разрушающие изнутри жизнь своих детей матери существуют. Что делает эту внутреннюю связь такой уникальной, и действительно ли её невозможно разорвать или изменить? Размышления об этом вводят людей порой в крутой психологический «штопор»…
«Я помню, как мама плакала после смерти бабушки – рассказывает 32-хлетняя пациентка. — Она была безутешна. А я не понимала, чего она так убивается: бабушка была настоящей мегерой (их отношения стоили маме семи с лишним лет психотерапии). Когда я спросила: «Почему ты плачешь?», она ответила: «Теперь у меня уже никогда не будет хорошей мамы». Я ничего не поняла…».
Во всех сказках злобные ведьмы – это всегда мачехи, в то время как отношения матери и ребёнка принято считать образцом беззаветной любви. В отношениях братьев и сестёр, мужей и жён могут наблюдаться элементы соперничества, но отношения «мать и дочь (или мать и сын)» бескорыстны по умолчанию. Во всяком случае, таково общепринятое мнение, причины которого кроются в необходимости иметь точку психологической опоры. Когда семья, как ячейка общества, сдаёт свои позиции, у человека возникает потребность во что бы то ни стало удержать незыблемость отношений, даже если от них осталась одна видимость. Поэтому даже мысль о том, что мать может быть плохой, разрушительно действует на психику.
«Когда она читала мне книжку, то имена отрицательных персонажей обязательно заменяла моим. А однажды мы пошли на день рождения к дочери знакомых. У нас было с собой две куклы. Мама спросила, какая из них нравится больше мне и, когда я выбрала, сказала: «Значит, её и подарим».
Все пациенты, испытавшие на себе материнский негатив, отмечали, что наступал период, когда они начинали тяготиться этими отношениями: разорвать такую связь немыслимо, но и терпеть дальше невмоготу. Что делать? Я бы посоветовала научиться защищаться, установив психологическую дистанцию. Если этого не сделать, то дефицит материнской любви может искалечить жизни и ваших собственных детей, которые начнут тяготить вас так же, как вы, в своё время, тяготили своих родителей.
Начните «тренировать» любовь. Её, конечно, не накачаешь как мышцы, но каждый день понемногу привыкайте дарить капельки любви – не «потому что», а просто так. Это значит: лишний раз не пройти мимо, прикоснуться, передав импульс любви. Даже если вы устали, если белый свет вам не мил, перемогите себя: просто погладьте по голове, подержите за руку. Всего несколько секунд ласки и участия, даримые каждый день, неизбежно войдут в привычку.
«Вся жизнь моей матери казалась сплошной трагедией – так часто и со вкусом она жаловалась на неё. Возможно, это было своего рода манипулирование сознанием, потому что она, тем самым, переносила весь свой негатив на нас, детей. Мы тоже были у неё плохими, неряхами, лентяями. «Я всегда мечтала, чтобы у меня были красивые и послушные дети, но, кажется, зря», — говорила она».
Один из участников тренинга рассказывал, что с раннего возраста усвоил истину: мама устаёт, потому что он шумно играет, а у неё повышенное давление. Он привык к тому, что мама не любила обниматься, не говорила ласковых слов, и принимал это как данность: мама такая, какая есть. Но однажды, в его подростковом возрасте, мама объяснила, что причина её болезни – плохой сын. «Это просто убило меня психологически», — объяснил он своё тогдашнее состояние.
Единичные обиды на родителей случаются в детстве каждого человека. Более того, по мнению некоторых психоаналитиков, это – неизбежная часть развития ребёнка. Но когда обиды, повторяясь, накапливаются, может проявиться глубокая психологическая проблема, и отношения разлаживаются вплоть до скрытой ненависти. Чаще всего, это происходит в семьях, где родители сверх всякой меры заняты своими делами, заботами по дому, работой.
Сплошь и рядом случается, что и матери, души не чающие в своих детях, отдающие им себя всецело, становятся психологическими монстрами для уже выросших чад, не давая им шагу ступить самос-тоятельно. Любое проявление независимости они расценивают как посягательство на их собственность. У детей, выросших под таким «колпаком», чаще всего не складывается семейная жизнь: мать, будучи не в состоянии делить своего великовозрастного ребёнка ни с кем, абсолютно не считается с его мнением. Ведь «только она знает, что для него лучше», с кем ему (ей) знакомиться, жить…
«Мать всегда и всё решала за меня: она выбирала мне одежду, обувь; в более позднем возрасте – галстуки. Это было удобно: мне не нужно было утруждать себя выбором. Но к восемнадцати годам обнаружилась обратная сторона медали: я вырос инфантильным, лишённым вкуса и собственного мнения недорослем».
В таких случаях без сжигания мостов не обойтись, но очень редко взрослые дети отваживаются на «бунт» — чаще они находят любые оправдания родительскому диктату (тяжёлая судьба, не сложилась жизнь)… Если спросить, что ими движет, большинство признается: «Чувство долга» (как вариант: «Не хочу расстраивать»). Но психологи знают: так называемый «изначальный долг» может спровоцировать чувство вины, превращающее жизнь человека в один сплошной кошмар, когда умом понимаешь, что отношения лучше не станут, и в то же время судорожно цепляешься за «а вдруг».
Очень часто внутренний разлад переходит в затяжной невроз: одна часть его «Я» говорит: «Я не люблю свою мать», а другая никак не может с этим смириться.
Резюмируя, можно сказать: любой из нас имеет право не ощущать любви к родителям, сколь бы диким не казалось это утверждение, но далеко не каждый решится им воспользоваться.
Когда испорченные отношения становятся мучительно болезненными, появляется острая необходимость держать дистанцию. Выросшие дети жаждут, чтобы родители оставили их в покое, ещё лучше — стали бы к ним безразличны, не лезли бы в их жизнь. Иногда родители так «достают», что от них сбегают куда глаза глядят. Девочки впопыхах выскакивают замуж за первого встречного, принятого ими за избавителя. Мальчики уезжают на край света, лишь бы не общаться вообще или делать это как можно реже. И это не жестокое безразличие, а выстраданное, идущее от «недолюбленности», «недоласканности», «недозаботы» и прочих необходимых компонентов, недополученных в далёком детстве.
Результат такой дистанции – одно из двух: либо отношения прекращаются вовсе (а стало быть, они никогда не были нужны самим родителям), либо… мало по малу нормализуются, что, понятно, предпочтительнее. Что нужно сделать для этого?
Прежде всего, попытайтесь препарировать ваше отношение к родителям. Вспомните, как давно появились у вас отрицательные эмоции. Возможно, большинство из них нужно «списать» по причине истечения срока давности? Отдайте себе отчёт в том, что вы начинаете строить новые отношения: отныне матери и ребёнка больше не существует, и это тяжело. Но есть и плюсы: перестав отравлять друг другу жизнь, вы не будете требовать друг от друга невозможного. Отныне в вашу жизнь никто не будет вламываться, вы будете разглядывать друг друга сквозь призму трезвого отчуждения.
Постепенно отношения станут скорее товарищескими, нежели родственными, вы научитесь более уважительно относиться друг к другу, обнаружите, что вам легче договариваться, чем спорить.
Ну, а если самостоятельно справиться с проблемой не удаётся, — приходите, будем разбираться вместе.
Елена ЛЮБИЧ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *