На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Кто защитит казахстанских сельхозтоваропроизводителей от инфляционного давления?

Продовольственная безопасность страны зависит от диктата цен импортёров, сообщает информационное агентство Петропавловск.news. Развитое собственное производство сельхозтехники — единственная защита казахстанских компаний, занятых в АПК, от инфляционного давления.

Весна принесла казахстанцам карантин из-за пандемии COVID-19, остановку большинства производств и очередную девальвацию тенге на фоне падения цен на нефть. По итогам марта текущего года среднемесячный курс доллара США составлял 447,7 тенге, в апреле нацвалюта лишь немного отыграла позиции.

Сложившаяся ситуация напоминает прошлый отрицательный скачок курса нацвалюты (более чем на 10% за месяц), который произошёл в конце 2015 года. Тогда в декабре стоимость доллара перевалила за 340 тенге. Негативный тренд продолжился в 2016 году. К примеру, среднемесячный курс в июле 2016 года составлял 352 тенге за доллар. Позже тенге несколько укрепил позиции, но негативное влияние его ослабления сыграло свою роль, 2016 год запомнился в РК крайне пессимистичными показателями инфляции, в среднем рост цен на товары и услуги достигал 14,6%.

Серьёзнее всего инфляция ожидаемо ударила по сегментам с высоким уровнем импортозависимости. Так, к примеру, для сельхозтоваропроизводителей продукция производственно-технического назначения и услуги подорожали тогда на 19,5%, ресурсы, составляющие основные фонды — сразу на 29,7%. Машины для сельского и лесного хозяйства подскочили в цене на критические 34,4%, тракторы — на 28,8%.
Резкое удорожание ввозимой техники и диктат цен импортёров, «завязанных», в отличие от цен отечественных производителей, исключительно на валютный курс, подорвали всю цепочку — от АПК до переработки сельхозпродукции и пищепрома. В результате продовольственные товары в целом подорожали в Казахстане  на 12,7%, а некоторые продукты питания — на опасные 23-24%.

Единственная защита сельхозтоваропроизводителей от подобного инфляционного давления — развитие собственного производства сельхозтехники. В целом казахстанские компании сельхозмашиностроения постепенно наращивают выпуск, а главное, степень локализации производства в РК. Именно локализация производства сельхозтехники — ключевой показатель, нивелирующий зависимость казахстанского АПК от курса тенге к доллару или евро.

Так, например, степень локализации тракторов производства АО «Агромашхолдинг KZ» достигает 44,4%, а комбайнов этой же компании — 43,3%. До 26% локализовано производство тракторов ТОО «Костанайский тракторный завод», до 38% — ТОО «СемАЗ». 30,7% — уровень локализации техники для АПК производства ТОО «Казахстанская Агро Инновационная Корпорация», 26,5% — ТОО «Композит Групп Казахстан».
Стимулируют активный спрос сельхозтоваропроизводителей на технику для АПК госпрограммы поддержки и субсидирования — например, лизинговые программы АО «КазАгроФинанс».

В то же время эти программы не нацелены непосредственно на поддержку и развитие казахстанского сельхозмашиностроения, а субсидирование распространяется также и на импортную технику.
Для сравнения: наш сосед по ЕАЭС, Российская Федерация, не тратит средства на импортёров и зарубежную технику. В стране действует Госпрограмма № 1432, предусматривающая адресную поддержку российского сельхозмашиностроения. Субсидии из федерального бюджета предоставляются непосредственно производителям сельскохозяйственной техники на возмещение части затрат на производство и реализацию сельхозтехники сельскохозяйственным товаропроизводителям.

В результате, если в 2013 году предприятий — производителей сельхозтехники, зарегистрированных на территории России более трёх лет и имеющих полный цикл производства, а также дилерскую и сервисную сеть не менее чем в 40 регионах страны, было всего 16, то в 2018-м — уже 70 в 37 субъектах РФ. Бюджетная эффективность субсидирования составила 148%: на каждый рубль субсидий в бюджеты всех уровней поступило 1,48 рубля налогов.

Примечательно, что в России против действия Программы № 1432 выступали ряд российских чиновников и зарубежные производители, заинтересованные в том, чтобы механизм поддержки российских сельхозпроизводителей не работал.

Тем временем в Казахстане в 2019 году на импортную технику пришлось сразу 60% субсидий. То есть фактически мы оплачиваем труд иностранных компаний из республиканского бюджета.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *