Из Петропавловска в Омск с казахстанским паспортом


Два года я, как и многие жители приграничной Северо-Казахстанской области, не была в России из-за беспощадных и невообразимых ограничений по пересечению казахстанско-российской границы. Законодательные запреты до сих пор мешают родственникам и друзьям, разделенным границей, обняться и увидеться вживую, а не через экран смартфона. Сегодня же я расскажу, как побывала в Омске, посетила клинику и прошлась по любимым магазинам, которых у нас нет, вроде «Икеи». Путешествуем с Петропавловск.news.

Сразу скажу, оснований для выезда у меня не было. Родители и дети у меня живут в Казахстане, и даже вызова от той самой клиники не было. А потому вариант поездки в Омск на машине у меня сразу отпал. Пришлось лететь туда на самолете. Заранее присмотрев и поймав дешевый билет (28 000 тенге без багажа, ручная кладь не более 5 кг), я подстроила свои планы под дату и время вылета. Самолет летит из Нур-Султана, а потому сначала надо было добраться до столицы на поезде – это больше шести часов, если добавить время дороги до аэропорта, ожидания рейса и самого полета (он, к слову, длится меньше часа) на дорогу в Омск из Петропавловска ушло около 12 часов утомительной дороги. Назад на такси я добралась за четыре часа. Ведь Омск для жителей Петропавловска гораздо ближе, чем столица Казахстана.
Обо всем по порядку.

Тальго уже не тот…

До столицы я ехала на Тальго, этот скоростной поезд – лучшее, что есть в нашей стране, и когда он только появился, всех восхищал. Еще бы, там даже интернет в дороге можно было купить за какие-то 500 тенге. Биотуалеты, кулеры с водой, комфортные, если не брать во внимание тесноту, чистые вагоны.
И я там был, как говорится. Но от былого величия уже почти ничего не осталось. Это Казахстан. Обслуживание скатилось на уровень обычных поездов, в итоге, переплачиваешь только за скорость.

 

Одноразовые стаканчики, как и вода в кулере во время нашей посадки отсутствовали. Почему их не успели поставить для новых пассажиров, хотя на станции поезд стоит больше часа, загадка. Проводник не успел и застелить наши постели. Он просто принес белье и даже не предложил обслуживание, которое входит в стоимость билета. Мы с соседом были не из стеснительных и спросили, должен ли он заправлять постели в этом вагоне. Он неохотно выполнил свои обязанности, попросив нас выйти. Потом с такой же неохотой принес почему-то неполную бутыль с водой. И еще выдал нам по два стаканчика, попросив пользоваться ими всю дорогу, потому что они у них в дефиците. К слову, чтобы налить кипяток и не обжечься, таких стаканчиков нужно штуки четыре, потому что они слишком уж тонкие.

Даже внутренний WI-FI упорно не подключался, проводник искренне пытался помочь, но тщетно. Со вздохом он отметил, что такое бывает. По голосу мы поняли, что довольно часто. Как насмешка выглядел после этого визит вежливости начальника поезда, спросившего, все ли в порядке. Вроде как она не видела, что в коридоре у кулера нет стаканов.

Приложение в силе

От вокзала до аэропорта столицы я добралась на автобусе за 90 тенге. Комфортный, вместительный настолько, что все пассажиры сидели, с гармошкой посредине. На стеклах QR-коды для оплаты и ни одного контролера.

Обслуживание и кафетерии в столичном аэропорту по-прежнему далеки от условий в омской воздушной гавани. Вода, которая стоит в магазине около 200 тенге, в зоне ожидания посадки на самолет — в три раза дороже. Но это можно пережить.

При регистрации на рейс у всех пассажиров требовали скачать и зарегистрироваться в приложении «Путешествуй без Covid» и загрузить туда свой документ, удостоверяющий личность, и ПЦР-тест, сделанный не позже, чем 48 часов назад. Для въезда в Казахстан срок ПЦР составлял на тот момент 72 часа, поэтому я на обратном пути вновь воспользовалась тестом, сделанным перед отъездом из Петропавловска. В России тратить деньги (от 700 до 2500 рублей) на эту формальность не пришлось.

А вот без маски тех троих пассажиров, которые утеряли ее, ожидая свой рейс, отказывались принимать на борт. Благо, в «дьюти фри» маски по просьбе пассажиров дали бесплатно и без лишних слов.

 

Пограничник при проверке паспорта попросил еще и удостоверение, чтобы узнать мое отчество, объяснив, что есть в Казахстане человек с таким же именем и фамилией, которому запрещен выезд из страны. Вот до всего техника дошла, но не дошла пока до более четкой идентификации личности в базах по тому же ИИН.

Здравствуй, Россия!

И вот наконец, спустя два года, я вдохнула воздух России. Дорого, долго…. И все из-за нелепых ограничений, которые не позволяют проехать границу на автомобиле через пункты пропуска, не имея в соседней стране близкого родственника и других оснований. Прелести ЕАЭС, увы, пока незаметны простым жителям двух приграничных регионов.
На входе в аэропорт стояли две женщины и спрашивали – остаюсь ли я или еду дальше, я сказала, что остаюсь, видимо не совсем поняв их вопрос.

И мне начали заполнять анкету и быстро, поторапливая меня, на ходу брать ПЦР-тест, несмотря на мои активные протесты и заверения, что у меня есть свежий тест и приложение. Одна спрашивала фамилию, а вторая уже совала мне ватную палочку. Уже взяв тест, они все-таки закончили опрос и разобрались, что уже завтра я поеду обратно в Казахстан, и выбросили пробы в мусорку, переругавшись между собой. А я побрела дальше сквозь коридор таксистов. Выйдя на улицу, я вызвала такси сама по приложению, предпочитая не переплачивать, как у меня уже случалось в Омске.

Еще не успела я дождаться такси, как роуминг съел 2000 тенге, которые были на счету, и я осталась без интернета и связи, с пятитысячной рублевой купюрой в кошельке, с которой ни один таксист не нашел бы сдачи. Но меньше номинала в наших петропавловских обменниках просто не было, как и возможности разменять деньги в аэропорте в зоне прилета.
Самолет прилетел ночью, поэтому пришлось таксисту ждать, пока я заселюсь в гостиницу и вынесу ему сдачу.

Мужчина-водитель по дороге поведал, что сам десять лет назад переехал из Кокшетау, но мечтает перебраться в более крупный город России, когда будут позволять финансы. Пока же весь в кредитах, банковские карточки заблокированы, живет не хуже и не лучше, чем когда-то в Казахстане. Как и всякий таксист поругал власть за нечищеные от снега дороги, соглашаясь, что у наших двух областей – это общая проблема. Добавив, что именно в Омске, в отличие от более крупных регионов России, слишком уж рьяно взялись за контроль антиковидных мер, и зайти без QR-кода, то есть без вакцинации, в кафе или крупный магазин невозможно. В этом я, впрочем, убедилась сама на следующий день. На входе в «Мегу» контролеры требовали не столько маску, сколько QR-код, подтверждающий отрицательный ПЦР и документ, удостоверяющий личность. Я обошлась все тем же приложением «Путешествуй без Covid-19», загруженным в аэропорту.

В «Евромеде», где я проходила долгожданную консультацию, мне помог хороший врач, но вот признал, что пройти курс необходимого лечения я не смогу, потому что их клиника не дает вызовы, необходимые для пересечения сухопутной границы. Он предложил ждать, пока снимут ограничения между нашими странами или попробовать найти аналогичные услуги в казахстанских клиниках…. Невидимые последствия антиковидных преград, ведь получить такого же уровня консультацию в своем городе я не смогла.

Прогулявшись по Омску и встретившись с коллегами, к обеду следующего дня я села в забронированное девятиместное такси, домчавшее нас до границы. Почти полтора часа у нас ушло, чтобы выстоять небольшую очередь и пройти паспортный контроль сначала на российской, потом на казахстанской границе. Россияне по непонятным причинам меня долго не пропускали. Я подала паспорт, девушка ушла с ним куда-то, а вернувшись сказала, что мне нужно подождать. Я пропустила несколько человек, заморозила ноги в холодном вагончике, прежде чем она подозвала меня, попросив еще и удостоверение личности, и потом, так ничего не объяснив, поставила в паспорте штампик и отпустила.

 

На казахстанской границе прошло все гораздо быстрее, но перед прохождением паспортного контроля женщина за столом у всех без исключения запросила ПЦР-тесты с отрицательным результатом и забрала заполненные нами заранее в машине анкеты, аналогичные тем, что мы заполняли в самолете. Там мы указали свои контактные и паспортные данные, гражданство, место пребывания, адрес проживания и т.д.

Ехали в такси мы без пересадки. Сумки на границе вытаскивать из багажника не пришлось.

При въезде в Казахстан у нас пропал интернет, и мы ощутили всю прелесть нечищеных и неотремонтированных казахстанских дорог. Ну все, почти дома. Дорога заняла чуть больше 4 часов и обошлась мне в 1500 рублей вместе с багажом в виде покупок.

Итого общая сумма поездки туда и обратно с ПЦР-тестом – 47 800 тенге.

Билет на самолет — 28 002 тенге, билет на поезд — 4 625 тенге, такси Омск-Петропавловск — 1500 рублей (примерно 8 535 тг.), ПЦР-тест — 6 700 тенге.

8 комментариев

  • Земляк из Омска

    Полезная статья. Для полной информации не хватает номера телефона таксиста.

  • Пономарёва Марина Вячеславовна

    Да, если нет родственников в России, то очень большие затраты! Долго ли ещё будет наш Казахстан оберегать так счательно !

  • Виталий

    так это не Казахстан нас оберегает, а Россия защищается. То печенеги, то половцы, то североказахстанцы с ковидом…

  • Мансур

    «При въезде в Казахстан у нас пропал интернет» автор вроде писала в роуминге съели 2000 тенге и осталась без интернета, соответственно само собой при въезде в РК не будет трафика. Как можно это преподносить как минус жизни в РК?

  • Мансур, автор имела в виду, что в роуминге у нее съели 2000 тенге очень быстро, но это не значит, что она не пользовалась интернетом затем. Во-первых, у нее был вай-фай в гостинице, во-вторых, она могла закупить еще интернет в роуминге. Кроме всего прочего, у Екатерины как минимум две казахстанских сим-карты, подключенные к интернету. Так что вывод ваш неверный. А преподносить это к минусам жизни в Казахстане нужно — с интернетом действительно беда в СКО. И самое главное, что трасса-то у нас международная и все, кто въезжает в страну — остаются по факту без связи, без сервиса… Если вы пересекали границу в СКО, вы и сами прекрасно понимаете разницу. Обидно, что уже много лет на севере Казахстана не могут решить самых простых вещей, касающихся сервиса..

  • Змей Горыныч

    А что, без паспорта, с удостоверением теперь нельзя въехать в Россию?

  • Горыныч, можно с удостоверением. Просто поскольку для большинства стран нормальный документ — это именно паспорт, о нем и упоминается. Нас читают и в России.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ
Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ