На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Александр Путятин

Москва

Александр Путятин

Москва

Хуан Пужоль – гений мистификации или агент Кремля?

О том, что высадка в Нормандии 6 июня 1944 года была не первой попыткой открыть «второй фронт», известно многим. Однако мало кто догадывается, что подвижные резервы вермахта находились в то время всего в 250 км от плацдарма и готовы были вступить в бой уже на следующее утро. В этом случае для союзников всё могло закончиться катастрофой. Такой же, как в 1942 году в Дьепе. Но, к счастью, ничего подобного не случилось. Танковые дивизии немцев сдвинулись с места только 18 июня, через 12 дней после начала высадки, и их яростные атаки не смогли переломить ситуацию.

Подвижные соединения удерживал на месте «стоп-приказ» Гитлера. Он был убеждён, что операция «Оверлорд» – грандиозный блеф, а настоящая высадка начнётся в Па-де-Кале, как только мобильные резервы вермахта уйдут в Нормандию. В основе этой уверенности лежали донесения германского резидента, работавшего в Англии под псевдонимом Аларих и его разведсети Арабель. Поступающей от них информации Гитлер верил безоговорочно. Только через год немцы узнали, что у Алариха был ещё одно тайное прозвище – Гарбо. Под этим псевдонимом он значился в картотеке внештатных сотрудников британской МИ-5.

Доброволец «невидимого фронта»

Настоящее имя этого человека – Хуан Пужоль. Родился 14 февраля 1912 года в Барселоне, столице испанской провинции Каталония. Его отец – владелец большой фабрикой по производству красок. Хуан был третьим из четверых его детей. В 1919 году родители отдали мальчика в школу-интернат Вальдемия, в 32 км от Барселоны. Порядки в учебном заведении царили жёсткие. Детям разрешалось покидать его пределы только по воскресеньям, и лишь в сопровождении взрослых родственников. Хуан проучился в интернате четыре года. Когда мальчику исполнилось 13 лет, родители перевели его в обычную городскую школу. Однако закончить обучение Хуану было не суждено. В 16-летнем возрасте, после ссоры с преподавателями, он бросил школу и пошёл работать в магазин учеником продавца.

Во время гражданской войны Хуан сражался в рядах республиканской армии и лишь ближе к концу перешёл на сторону франкистов. Подозрений у них это не вызвало. Ведь правительство Народного фронта конфисковало фабрику Пужолей и передало её рабочим еще в 1936 году, а личная заинтересованность – мотив, не требующий подтверждений. Впрочем, воевать против вчерашних соратников Хуан не стал. Он объявил себя пацифистом и начал делать карьеру на гражданском поприще. Параллельно с этим Пужоль принялся искать контакты со спецслужбами.

Сначала он попытался наладить сотрудничество с американской разведкой, затем – с итальянской… И наконец, в 1941 году предложил свои услуги британскому консулу. Таких агентов профессионалы называют «инициативниками». Отношение к ним в разведывательных структурах прохладное. Ведь все понимают, что под маской наивного дилетанта может скрываться «троянский конь» – опытный шпион противника. Обдумав предложение Пужоля, англичане отвечают отказом. Они не хотят рисковать.

Казалось бы, на этом история должна закончиться… А она только начинается! Узнав, что абвер ищет контакты с испанцами, имеющими выход на Англию, Пужоль изготавливает поддельную британскую визу и предъявляет её своим германским знакомым… Преданный сторонник Франко, который недавно сотрудничал с итальянской разведкой, а теперь уезжает на работу в Британию – такого перспективного агента немцы вербуют, не задумываясь. Перед Пужолем ставят задачу: собирать данные о расположении и численности частей британской армии, расквартированных в метрополии.

Работать предстоит под видом журналиста, регулярно отсылающего в редакцию письма с аналитическими статьями. Добытую секретную информацию рекомендуется записывать между строк невидимыми чернилами. Куратор из абвера присваивает Пужолю псевдоним «Аларих» и выдаёт 3000 долларов на расходы.

Всё бы хорошо, но виза-то поддельная! Тщательной проверки на границе она не выдержит. К тому же Пужоль не владеет английским языком и ничего не знает о Британии. Однако трудности не пугают агента Алариха. Покинув Мадрид, он перебирается в Лиссабон – «мировую шпионскую столицу» тех лет – и приступает к работе.

Резидент абвера

В первом письме куратору Пужоль сообщает, что ему удалось подружиться с голландской стюардессой, обслуживающей рейсы из Лондона в Лиссабон. За небольшое вознаграждение девушка согласилась переправлять на континент корреспонденцию знакомого журналиста, чтобы она быстрее доходила до редакции. Такой способ доставки безопаснее, чем обычный, так как снижает возможность перлюстрации. Кураторы из абвера одобряют инициативу агента.

Аларих присылает два-три письма в неделю – по нескольку страниц каждое. Его отчёты наполнены множеством фактов и деталей, снабжены яркими, образными описаниями. В текст умело вкраплены выгодные для Германии сравнения, призванные демонстрировать верность Пужоля идеалам Рейха. Постепенно в докладах появляются дополнительные «источники» – новые агенты, завербованные Аларихом.

Понятно, что вся эта информация тщательно проверяется. Донесения Пужоля сравнивают с шифровками других агентов, с результатами воздушной и морской разведки – и не находят несоответствий. Абвер доволен продуктивной работой Алариха. Доверие к нему со стороны руководства возрастает. Так продолжается несколько месяцев.

Пужоль решает, что пора перейти к следующей части плана. Он снова выходит на контакт с британскими спецслужбами. Теперь к услугам англичан уже не инициативник-одиночка, а полнокровная разведсеть, способная переправлять в Берлин целые океаны ложной информации. Чтобы доказать эффективность своей структуры, Пужоль придумывает несуществующий британский конвой в Средиземном море и заставляет немецкие корабли ловить этот фантомом. Англичане фиксируют все стадии «охоты за тенью». Они в восторге от открывающихся возможностей.

Однако британцев интересует, как удалось Пужолю добиться такого безусловного доверия у нацистов… Всё очень просто, отвечает он. В библиотеке Лиссабона – масса разнообразной литературы об Англии. Журналы, газеты, карты, путеводители. В курилке идут постоянные разговоры о войне и политике. Тщательный анализ этой информации, плюс немного воображения…

В иной ситуации это объяснение не удовлетворило бы англичан, но война в самом разгаре, и им не до тщательных проверок. Главное понятно – мифическая «разведсеть» Алариха пользуется доверием абвера. А о том, как ему удалось достичь успеха, можно будет подумать позже. Вопрос о сотрудничестве решается положительно, и вскоре Хуан Пужоль пополняет ряды британских спецслужб. В картотеке агентов МИ-5 он значится под псевдонимом «Гарбо».

В Лондон Пужоль прибывает 24 апреля 1942 года. Поскольку английского языка он по-прежнему не знает, куратором от МИ-5 назначают Томаса Харриса, свободно говорящего по-испански. Созданная в Лиссабоне «разведсеть» продолжает расти. Вскоре в ней числятся уже десятки человек. В абвере эта структура получает условное название «Арабель». Публика подобралась самая разнообразная: греческий матрос и американский сержант, националист из Уэльса и портовый докер, британский унтер-офицер и цензор из министерства информации. Все персонажи объёмны и убедительны. У каждого свой круг интересов, характер, взгляды, привычки. Но всех членов Арабели объединяет одно – это «фантомы», плод воображения Пужоля. Никого из них на самом деле не существует.

Звёздный час двойного агента

Доверие абвера к сообщениям Алариха постоянно растёт, и это не удивительно. Англичане снабжают его ценной информацией – строго дозированной, но достоверной и точной. По замыслу МИ-5, двойному агенту предстоит сыграть главную партию в «большой игре», а для этого он должен получить выход на самые верхи Рейха. К началу 1944 года этой цели удаётся достичь. Кураторы из абвера дают понять Пужолю, что каждое его сообщение ложится на стол Гитлеру.

Руководство МИ-5 понимает: пришёл их звёздный час! На повестке дня – высадка союзников во Франции. Операция настолько масштабна, что скрыть её подготовку не удастся. Зато можно дезинформировать противника относительно места высадки.

Сделать это необходимо сразу по нескольким причинам. Во-первых, десантироваться придётся на безлюдном побережье. Все портовые города Франции, Бельгии и Голландии превращены в неприступные крепости. Во-вторых, для успеха операции нужно будет выстроить несколько временных причалов, защитить их от шторма волноломами, организовать многодневную бесперебойную высадку людей и техники, продовольствия и боеприпасов. В-третьих, надо быстро расширить плацдарм на десятки километров, чтобы артиллерия противника не могла обстреливать высаживающиеся войска. В-четвёртых, требуется в кратчайшие сроки оборудовать на захваченной территории аэродромы для истребительной авиации, которая очистит небо над плацдармом от немецких бомбардировщиков и штурмовиков.

Кроме этого есть ещё и в-пятых, в-шестых, в-седьмых… Однако не будем углубляться в детали. Если собрать вместе все эти «нужно», «требуется» и «обязательно», станет ясно, что выполнить их можно только в отсутствие у противника подвижных резервов. Значит, танковые дивизии немцев, выделенные для защиты Атлантического вала, не должны появиться в Нормандии раньше, чем через 10-12 дней после начала высадки. Именно эту задачу и должен теперь решить Пужоль.

От Алариха и его разведсети Арабель в абвер потоком идут донесения. Из них следует, что намеченная на май-июнь 1944 года высадка в Нормандии – отвлекающий маневр. Решающий удар союзники собираются нанести в Па-де-Кале, на побережье Бельгии. Информация – для большего правдоподобия – снабжена огромным количеством деталей, включая скрупулезно разработанную геральдику несуществующих британских полков.

Чтобы добавить этим сведениям убедительности, британцы имитируют развертывание в районе Эдинбурга двух общевойсковых армий, «вооруженных» тысячами надувных танков и самолетов. Все эти «силы вторжения» тщательно замаскированы и надёжно прикрыты средствами ПВО… Однако воздушной разведке немцев, благодаря полученным от Алариха сведениям, удается «вскрыть» районы сосредоточения.

Напрасно фельдмаршал Роммель убеждает Гитлера, что нельзя строить план стратегической операции на донесениях ОДНОГО источника. Фюрер приказывает сконцентрировать основные силы вермахта в Бельгии. Эта стратегическая ошибка предопределила результат операции «Оверлорд».

Кавалер двух орденов

Ранним утром 6 июня на нормандское побережье опустились английские и американские парашютисты. Узнав об этом, Гитлера отдал приказ: «Сбросить десант в море до полуночи!» Роммель немедленно вылетел во Францию. А тем временем на месте высадки всё шло по плану союзников. Молниеносно организовав плацдарм «Юта», американцы бросились расширять захваченную территорию. С плацдармов «Золотой» и «Меч» вели наступление англичане, с плацдарма «Джуно» – канадцы.

После обеда Сталину пришла шифрованная телеграмма от Черчилля: «Все началось хорошо. Высадка воздушного десанта была очень успешной. Высадка пехоты происходит быстро. Погода предсказывается умеренная». Ответ последовал незамедлительно: «Общее наступление будет развиваться по стадиям с последовательным вовлечением армий в наступательные действия. Я буду держать вас в курсе событий».

Западные союзники могли вздохнуть свободно. Советское наступление в Белоруссии подготовлено и начнётся в оговоренные сроки. После этого каскад операций на окружение охватит весь советско-германский фронт – от Балтики до Черного моря. Гитлер не сможет направить отсюда во Францию ни одной свободной дивизии.

У Черчилля не было времени задуматься, почему ответ Сталина пришёл практически мгновенно. Эти вопросы он будет задавать себе уже после войны. А пока перед союзным командованием стоит более важная задача: любой ценой удержать в Бельгии танковые дивизии немцев. Между тем Роммель видит, что ситуация в Нормандии близка к катастрофе. Если не перебросить туда резервы, разгрома не миновать. Выполняя приказ фельдмаршала, две танковые дивизии начинают движение на юг.

Гитлер возвращает их обратно. Он получил новую порцию сообщений от Алариха: англичане узнали об уходе немецких резервов из Бельгии; главные силы союзников выдвигаются к портам, они готовы к высадке в Па-де-Кале. И снова воздушная разведка подтверждает эти сведения… А между тем Аларих продолжает нагнетать обстановку: «Из упомянутых контактов становится абсолютно ясно, что нынешняя высадка в Нормандии является широкомасштабной операцией с целью отвлечения максимального количества наших резервов в эту зону действий, чтобы иметь возможность нанести успешный удар на основном направлении – Кале». Немецкие резервы простоят на месте до 18 июня. Их запоздалый ввод в сражение уже ничего не сможет изменить. Второй фронт станет свершившимся фактом.

Роммель вне себя от негодования: это уже второй случай, когда его войска терпят поражение по вине высшего руководства. Его размолвка с Гитлером будет расти и закончится смертью талантливого фельдмаршала.

За успехи в дезинформации противника Хуан Пужоль получил от английских властей одну из высших наград страны – Рыцарский крест Британской империи. Власти Германии не усмотрели вины в действиях Алариха. Чтобы подчеркнуть своё расположение к «впавшему в отчаяние» агенту, Гитлер выплатил ему премию в 20 000 долларов и наградил Железным Крестом.

Сотрудничество Пужоля с абвером продолжалось до мая 1945 года и закончилось по естественным причинам – в связи с ликвидацией гитлеровского Рейха… А из британской МИ-5 Хуан Пужоль ушел «по-английски», не прощаясь. Осенью 1945 года он выехал под благовидным предлогом в Африку, где успешно инсценировал собственную смерть… Через много лет знакомые обнаружили постаревшего Пужоля в Венесуэле – долгие годы он скрывался там под маской владельца сувенирного магазина в Каракасе. Если верить последующим сообщениям, бывший двойной агент умер 10 октября 1988 года в возрасте 76 лет. Впрочем, не исключено, что это была очередная инсценировка…

 

Признание заслуг героя

Западные союзники высоко оценили вклад Пужоля в победу над Рейхом. Его бывший куратор из МИ-5 Томас Харрис признавал, что благодаря помощи Пужоля англичане перед высадкой в Нормандии получили ключ к секретному германскому коду, и смогли расшифровать многие радиограммы противника. Американский генерал Эйзенхауэр, вспоминая о Нормандской операции, сказал в одной из своих речей: «Если бы немецкие войска, сконцентрированные в Кале, вступили в бой в июне-июле, вероятно, мы бы потерпели поражение. Вклад Пужоля равноценен вкладу дивизии. Он спас бесчисленные жизни».

Столь же высоко, хотя и с обратным знаком, оценивали работу агента их бывшие противники. В своих показаниях на Нюрнбергском процессе фельдмаршал Кейтель с горечью признавал: «На 99 процентов непосредственной причиной приказов фюрера были сообщения агента Алариха».

Казалось бы, все тайны раскрыты и в деле Пужоля поставлена последняя точка… Но так ли это?

Если внимательно присмотреться к его карьере, можно заметить немало странностей. Возьмем, к примеру, лиссабонский этап сотрудничества с немцами. Больше полугода фантазер-одиночка снабжает абвер выдуманной информацией об Англии и ни разу не «прокалывается»! Его сообщения проходят ВСЕ виды контроля и признаются достоверными. Может ли такое быть? Да, конечно… Но только в одном случае – если материалы для абвера Пужолю готовит другая разведка.

Какая? Ответ помогает найти ещё одна странность в его биографии – таинственное исчезновение в 1945 году. Зачем была нужна эта инсценировка смерти? Обычно так поступают, чтобы от кого-то скрыться. От кого? Ведь уцелевшим сторонникам Гитлера не до Пужоля. Они сами в бегах. Значит, от англичан? Но зачем? Необходимость в срочном исчезновении могла возникнуть, если в 1942-1945 годах Пужоль сотрудничал не только с абвером и МИ-5, если основным его работодателем была разведка третьей страны. Той, что воевала с Англией против фашизма и стала её противником после победы. Такой страной был Советский Союз.

Пужоль — агент Кремля?

Версия о контактах Пужоля с чекистами объясняет все странности в биографии Гарбо-Алариха, включая высокую осведомленность Сталина о ходе подготовки союзников к операции «Оверлорд». Впрочем, это лишь догадки. Документальных подтверждений сотрудничества Пужоля с Кремлем никому пока обнаружить не удалось. Работал ли этот двойной агент на СССР? А если «да», то где и как началось их сотрудничество? Ответов на эти вопросы нет, и в ближайшее время не предвидится… Российская разведка надежно хранит свои тайны.

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *