На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Дело о лингвистических баранах

В Петропавловском городском суде слушается дело по жалобе частного обвинения гражданина Ш. Искандарова. На скамье подсудимых – две журналистки: редактор еженедельника «Петропавловск kz» Екатерина Назаренко и корреспондент Ольга Вайтович. Обе женщины – молодые мамы, к тому же Катя – мама кормящая. Они обвиняются в совершении преступления, предусмотренного статьей 130, ч. 2 УК РК – оскорбление в СМИ.

Журналисты-«уголовники»: немного об истории вопроса

Наверное, не погрешу против истины, если скажу, что каждое обвинение журналистов в совершении уголовного преступления – это своего рода ЧП. В обществе еще не окончательно утихли жаркие споры сторонников и противников так называемой декриминализации клеветы. По мнению неправительственных журналистских организаций Казахстана, которые на протяжении последних лет неоднократно подымают эту тему в СМИ и вносят законодательные предложения, споры о диффамации и прочих журналистских «прегрешениях» должны решаться не в уголовном, а в гражданском порядке. Правозащитники считают, что уголовная ответственность за диффамацию в СМИ является одним из серьезных препятствий на пути реального утверждения конституционного принципа свободы слова в республике. И ссылаются на кучу международных пактов и конвенций, из которых следует мысль о необходимости декриминализации клеветы и оскорбления в Казахстане.
В известном Обращении к депутатам Мажилиса и Сената парламента РК, членам Комиссии по правам человека при Президенте правозащитники, среди которых наиболее сильными фигурами являются председатель правления Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев и президент Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» Тамара Калеева, сам факт применения уголовной ответственности за диффамацию назван нонсенсом. По мнению подписантов, гражданское законодательство Казахстана содержит достаточные механизмы защиты личных неимущественных прав и компенсации в случае их нарушения.
Как бы то ни было, все эти призывы и аргументы так и остались не услышанными. Мало того, что декриминализация клеветы и оскорбления не включена в Национальную программу действий в области прав человека на 2009 — 2012 годы, так еще и рабочая группа по рассмотрению новой редакции УК РК не поддержала декриминализацию статьи за диффамацию. Несмотря на то, что пару лет назад Генеральная прокуратура разрабатывала проект закона по гуманизации уголовного законодательства, где предусматривалась декриминализация таких составов, как «клевета» и «оскорбление». Но эта инициатива не была поддержана.
Декриминализация клеветы – вопрос, надо сказать, не однозначный. Случаи в практике случаются всякие, вплоть до фактов злонамеренной дискредитации в печати, а то и откровенной травли. Мне, журналисту с 25-летним стажем работы в СМИ, поверьте, приходится констатировать это с горечью. К счастью, подобные преступления не часты. Гораздо чаще, напротив, журналистов необоснованно привлекают к уголовной ответственности. Одним из таких случаев, на мой взгляд, является дело по обвинению журналистов еженедельника «Петропавловск kz».

Попрошу при мне не выражовываться!

Надеюсь, сторона обвинения и судья не воспримут мою статью как давление на суд (еще одно излюбленное обвинение в адрес журналистов, пишущих о судебных процессах), — это всего лишь высказывание собственного мнения, право на которое даровано мне, как гражданину, Конституцией и каковое, конечно же, не претендует на то, чтобы быть истиной в последней инстанции. Это просто субъективный взгляд среди прочих таких же субъективных взглядов, мнений и оценок, один из пазлов, из которых и складывается общая картина, именуемая Истиной.
Ну разве не абсурдно обвинять журналистов в использовании пословиц и поговорок, ведь они украшают нашу речь, делают ее более выразительной и «объемной» по смыслу? У лучших акынов древности и признанных публицистов современности поговорки всегда были в чести. Так в чем же обвиняет автор жалобы Екатерину Назаренко и Ольгу Вайтович? Он явно воспринял на свой счет использованную в тексте широко известную и общеупотребимую поговорку «Вернемся к нашим баранам». Между тем, это всего лишь шутливый, иносказательный призыв вернуться к основной теме разговора после отступления, либо констатация такого возвращения. Подобную словесную конструкцию очень часто используют полемисты, публицисты, авторы научных статей и пр. Поговорка имеет довольно забавную этимологию: выражение стало калькой с французской фразы «revenons a nos moutons» из фарса «Адвокат Пьер Патлен». Этими словами судья прерывает истца-суконщика, отклонившегося от существа дела и упрекающего адвоката ответчика в неуплате за купленное сукно.
Однако автор жалобы отчего-то воспринял данное словесное устойчивое сочетание как оскорбление в свой адрес. Это его право, конечно. Однако, не могу не высказать опасения, что ежели все граждане начнут воспринимать поговорки вот так буквально и исключительно на свой счет, то в скором времени суды будут буквально завалены исками и жалобами частного обвинения. Один оскорбится на выражение «На воре и шапка горит», посчитав, что его обвинили в совершении уголовного деяния под названием «кража» и накатает жалобу за клевету. Другая будет шокирована фразеологизмом «крокодиловы слезы» и потребует от суда привлечь к уголовной ответственности негодяя, иносказательно назвавшего даму «крокодилом». Да мало ли кто на что может обидеться! Как говорит другая поговорка – «На обиженных воду возят» (не в обиду никому будет сказано).
Уверена, что суд во всем разберется и вынесет грамотное и законное решение. Хорошо бы, свое веское слово сказали бы в этом конфликте и представители филологической науки. По крайней мере, сторона обвинения сделала совершенно правильный и логичный, на мой взгляд, шаг, ходатайствовав о проведении соответствующей экспертизы.
Обидно другое. То, что подобные процессы обычно парализуют работу таких небольших редакций, каковой является редакция газеты «Петропавловск kz». Ведь сразу два пишущих сотрудника (практически весь творческий штат еженедельника), вместо того, чтобы готовить номер, вынуждены присутствовать на многочасовых заседаниях, а своими служебными обязанностями в виде вычитки и верстки полос заниматься исключительно по ночам. Не будем забывать, что у обеих девушек маленькие дети (а у Екатерины — так вообще грудничок)… Если предположить, что жалоба в итоге будет отклонена, то кто возместит журналистам понесенные издержки, потерянное время, нервы? Вопрос из числа риторических…

Солидарность – как много в этом слове…

Процесс против Екатерины Назаренко и Ольги Вайтович идет уже больше месяца, но за все это время на нем побывали лишь два журналиста – Александр Данчев и ваша покорная слуга. К обилию гражданских исков в отношении СМИ, возможно, коллеги уже привыкли, но все-таки уголовное преследование журналистов – должно рассматриваться как безусловное ЧП. К сожалению, ни один из представителей местной областной организации «Адиль Арка» на процесс так и не пришел. Об этом я написала маленькую реплику, которую опубликовала в социальных сетях 8 сентября – в Международный день журналистской солидарности.
А во вторник в редакцию «Петропавловск kz» позвонила руководитель «Адиль Арка» Зауре Жумалиева. Со слов редактора Екатерины Назаренко я знаю, что разговор проходил в сочувствующей тональности. Наши коллеги, оказавшиеся на скамье подсудимых, конечно, благодарны за любую моральную поддержку и слова сочувствия. Но все-таки, в первую очередь, они нуждаются в практической помощи. Нужен юрист, специализирующийся на защите СМИ, ведь на сегодня Екатерина с Ольгой могут рассчитывать лишь на помощь так называемых «бесплатных адвокатов». Ну, не рокфеллеры девчонки, и не мердоки, мягко говоря. Специализированная юридическая помощь не помешает еще и потому, что обвинение постоянно расширяет границы своих требований и недавно обратилось к суду с просьбой привлечь авторов не только по 130-й, но и по 129-й статье – за клевету. Санкция по этой статье предусматривает различные меры наказания – от штрафа до пятисот месячных расчетных показателей или пятимесячной зарплаты до (а это уже куда серьезней!) ареста на срок до шести месяцев.
Думается, что описываемый процесс — как раз тот случай, когда следует забыть все былые разногласия и – назовем их так — недоразумения и протянуть коллегам руку помощи. Реальной помощи.

Вера ГАВРИЛКО,
фото автора:
Слева направо: Ольга Вайтович и Екатерина Назаренко с адвокатом

Наша справка

Международный День солидарности журналистов был установлен в 1958 году, по решению IV конгресса Международной организации журналистов (МОЖ) — старейшего и самого крупного интернационального журналистского объединения в мире. Дата, для проведения этого международного дня была выбрана не случайно. Именно в этот день, в 1943 году, в Берлине, фашистами был казнён арестованный в гестапо в апреле 1942 года, чехословацкий журналист, литературный и театральный критик, публицист, активист чехословацкой компартии Юлиус Фучик. Даже в нацистских застенках Юлиус не оставил профессию и успел написать книгу «Репортаж с петлёй на шее» (чеш. Reportáž psaná na oprátce) за которую был посмертно в 1950 году удостоен Международной премии Мира.
Уже традиционно, в День солидарности журналистов, по всей планете проходят собрания и конференции, на которые приезжают журналисты из самых различных стран мира. На этих профессиональных съездах представители четвёртой власти делятся своим журналистским опытом и отмечают наиболее достойных в своей среде. Так Пулитцеровская премия — одна из наиболее престижных наград США в области литературы, журналистики, музыки и театра, почти всегда вручается 8 сентября, в международный день солидарности журналистов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *