На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Благородный мед березового края

Скоро разгар пасеки, но для пчеловодов это время не только активной работы, но и период борьбы с проблемами, которых в нашем регионе у медовиков предостаточно. И это несмотря на то, что северный мед высоко ценится не только в пределах нашей страны, но и у зарубежных покупателей. О буднях пчеловодов СКО и о том, чем может помочь развитию этого вида производства руководство области, рассказывает председатель Ассоциации пчеловодов Северо-Казахстанской области Олег Гаврилов.

— Как решается Ассоциацией одна из основных проблем наших пчеловодов – размещение пасек на медоносных полях?
— Еще во время работы акима Серика Билялова был заключен меморандум с акимами районов о бесплатной дислокации ульев для пасечников, являющихся членами ассоциации. Но, откровенно говоря, на деле этот меморандум не работает. Есть негласное требование со стороны глав крестьянских хозяйств о том, что за размещение пасеки нужно платить… медом. Встать на поле самовольно, себе дороже, потому что можно нарваться на протравку от сорняков и вся пчела погибнет, если меда не дал, то предупреждать пчеловода о планируемой обработке поля химикатами никто не будет. На практике наших пасечников такие случаи были, к сожалению, и неоднократно. Удивительно, что в других странах даже платят пчеловоду за то, что он поставит свою пасеку на поле и опылит его, тем самым в разы повысив урожайность, а у нас все наоборот почему-то. В прошлом году еще и лесники стали взимать плату за размещение пасеки 500 тенге. На первый взгляд это кажется небольшой суммой, но если учесть, что в нашем регионе приходится переезжать много раз, то это накладно.

— А почему приходится часто переезжать?
— Дело в том, что нет специальных полей, где высаживают кормовые травы таким образом, чтобы цветение не прерывалось и взяток меда пчелами был постоянным. Это так называемый конвейер медоносных культур — донника, гречихи, эспарцета, фацелии и других — для стационарной пасеки, если отцветают одни растения, начинают цвести другие. А нет таких полей отчасти из-за упадка животноводства в нашем регионе, эта отрасль сельского хозяйства идёт с пчеловодством рука об руку. А сейчас мы имеем что? Многие импортные сорта того же рапса вообще не нуждаются в опылении, медоносных растений мало, потому что кормов для скотины заготавливают мало.

— А вы как-то оцениваете качество нашего меда, наверное, мед южного Казахстана лучше, ведь там и сезон более продолжительный?
— Ой не скажите! Наоборот северный мед всегда считался благородным и высоко ценится, и не только потому что у нас экологически чистый район. Дело в том, что северному мёду всегда свойственно высокое содержание диастазы (амилазы), чем южному.  Почему? Да потому, что лето в северных краях короткое. У растений свой интерес – продолжение рода. Цветут они , недолго, но нектар такой ароматный, что пчёлы мимо не пролетят, а мёд делают высокого качества, который относится к редким, высокосортным медам. По европейским показателям мед с диастазой меньше 17, кстати, вообще считается сладкой патокой и идет только в кондитерскую промышленность. Наш северный мёд, как его еще называют, мед из края белых берез, не только продукт питания, но и лечебное средство.

— А сколько диастаза у нашего меда?
— В нашей области в 2010 году были японцы, брали образцы меда, делали свои независимые анализы, а потом позвонили и сказали, что среди многих регионов, где они побывали, именно мёдом из СКО заинтересовалась крупная японская компания, диастаза его 34-36. После были и другие потенциальные покупатели, например из Германии, но мы не потянули объём, который они просили, работают они только большими партиями. Вот и парадокс, наши пчеловоды сталкиваются с серьезными проблемами при реализации меда и не могут его продать, чтобы вернуть вложения и заработать, а для поставки в страны дальнего зарубежья наших объемов мало.

— Какие еще проблемы есть у пчеловодов региона?
— Одной из второстепенных проблем являются прицепы. Я уже говорил, что нам приходится часто перевозить улья, для этого мы сами изготавливаем прицепы, просто заводы такие не делают. Естественно, что зарегистрировать и получить на них госномера в дорожной полиции мы не можем. Испокон веков эти прицепы и другие приспособления считались пчелинвентарем, на уровне области уже решался вопрос о том, чтобы инспектора дорожной полиции были в курсе этих моментов, в основном, это соблюдается.

— В чем заслуга Ассоциации, что дает она для пчеловодов и для развития этого направления в области?
— Члены ассоциации имеют возможность обучаться, развиваться, выезжая на различные выставки, семинары, слеты пчеловодов не только в нашей стране, но и Израиле, Польше, Аргентине, Украине и других. Конечно, все за свой счет, не все имеют материальную возможность для таких поездок. Но дают они в плане развития очень много. Вот, например, в прошлом году украинские медовары учили нас на алматинских семинарах готовить питные меда, рецепты которых передаются из поколения в поколение, делать брусовой мед. А в этом году члены нашей областной ассоциации Николай Катанов из Тайыншинского района, Сергей Дремо из Петропавловска и я ездили в Алмату, где уже дегустировали наши питные меда собственного производства на Первом конкурсе питных медов. Кстати, скоро североказазхстанцы смогут отведать питной сед. Бутилированный питной мед на основе родниковой воды от местных пчеловодов в ближайшеевремя появится в продаже в Петропавловске, производит его ТОО «Пасека Кызыл-Жар», специализированная торговая точка этого предприятия работает на коммунальном рынке, продукция также представлена в супермаркетах города. Кроме того, в Алматы на недавней встрече нам провели семинары по апитерапии, изготовлению прополиса, лечению восковой молью. Но все же есть вопросы, которые решить можно только при поддержке и содействии руководства области. Во времена Серика Билялова мы встречались, наши проблемы выслушивались, по мере возможностей решались, действовала региональная программа «Школьное молоко», проводятся ярмарки, в которых участвуют пчеловоды, заключены меморандумы, но сегодня вопросы с реализацией и с нехваткой медоносных полей до сих пор не сняты. Большие надежды в этой связи мы, пчеловоды, возлагаем на акима области Самата Ескендирова, работает он недавно, членов ассоциации пока не собирал, но чувствуется, что работает он на совесть, профессионально. Возможно он даст импульс развитию пчеловодства в нашем регионе.

Беседовала
Екатерина НАЗАРЕНКО

Справка Пkz
Диастазное число – это основной показатель натуральности и зрелости мёда. Чем выше этот показатель, тем лучше мёд. Определяется диастазное число только в лаборатории.
Диастаза (амилаза) – фермент, способствующий разложению крахмала. Все натуральные меда, которые хранятся с соблюдением необходимых условий, содержат ферменты. Одним из важнейших является амилаза, так как по ее количеству можно контролировать качество меда.
Диастазное число у натуральных и доброкачественных медов находится в пределах от 3 до 50. Диастазное число можно снизить до нулевой отметки, если мед хранить у источников тепла или нагревать.
Известно также, что длительное хранение меда при низких температурах, как и при повышенных, снижает диастазное число.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *