На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Александр Путятин

писатель-историк, Москва

Барон фон Таубе – первый красный генерал

Сегодня уже ни для кого не секрет, что во время Гражданской войны на стороне красных сражались десятки тысяч офицеров и генералов императорской армии. Однако мало кто знает, что профессиональные военные начали переходить на сторону большевиков не после Октябрьской революции, а за полгода до неё – в то время, когда победа этой партии казалась утопией даже некоторым соратникам Ленина. Первым – в апреле 1917 года – к большевикам примкнул Александр фон Таубе, генерал-лейтенант, начальник штаба Омского военного округа.

Немецко-шведский род баронов фон Таубе известен историкам с XIII века. Во время Ливонской войны некоторые его представители перешли на сторону Ивана Грозного. Их потомки служили затем многим русским царям. Будущий генерал родился 9 (21) августа 1864 года в городе Павловске Санкт-Петербургской губернии. Он был первенцем в семье инженера-путейца Александра Фердинандовича фон Таубе. Как многие представители этого рода, отец «красного барона» не мог похвастаться богатством, зато был известен честностью и трудолюбием.

Карьера в царской армии

О ратной службе Александр-младший мечтал с детства. В 1881 году он окончил военную гимназию в Санкт-Петербурге и поступил в Михайловское артиллерийское училище. В августе 1884 года молодому барону присвоили первое офицерское звание – подпоручик. Служба в артиллерийских частях шла успешно. Высшее военное образование Александр получил в Николаевской академии Генерального штаба, которую окончил в 1891 году по первому – высшему – разряду.

Как многим талантливым офицерам, делавшим карьеру без связей и протекции, ему часто приходилось переезжать с места на место. Центральная Россия, Поволжье. Сибирь, Туркестан. Штабные должности сменялись командными… Артиллерийские – пехотными, кавалерийскими и инженерными.

Карьера шла успешно. Александр быстро двигался по служебной лестнице. В 1901 году он получил звание полковника и должность начальника штаба 1-й пехотной дивизии. Во время русско-японской войны командовал 3-м Нарвским пехотным полком. В 1907 году получил звание генерал-майора. Первую Мировую войну начал в штабе 10-й армии. Затем командовал 5-й Сибирской дивизией, которая вела тяжелые бои с немцами в Польше и Белоруссии. За храбрость и умелое руководство войсками получил несколько орденов и высшую боевую награду – золотое Георгиевское оружие. В мае 1915 года Александр фон Таубе был произведён в генерал-лейтенанты.

Активное участие в сражениях закончилось для него в июле 1915 года. После тяжёлой контузии и нескольких ранений генерала отправили в тыл – формировать 121-ю стрелковую дивизию. Затем – в резерв чинов при штабе Петроградского военного округа. Последствия контузии никак не проходили, и в мае 1916 года Александр фон Таубе получил назначение в Сибирь – начальником штаба Омского военного округа. На этой должности его застала Февральская революция. Отречение императора генерал понял однозначно. «Отныне законом является воля народа!» – публично заявил он.

Политический выбор

Однажды вечером барон фон Таубе застал в своем кабинете служившего при штабе денщика-гардеробщика – тот пытался выкрасть из сейфа секретные шифры. По законам военного времени пойманного с поличным шпиона ждал расстрел, но генерал не стал звать охрану. Ему захотелось узнать: во имя чего солдат рискует жизнью? Буфетчик оказался одним из руководителей омской ячейки большевиков. Разговор о политике затянулся надолго и закончился на квартире фон Таубе, куда горе-похититель был приглашён на чай.

Вскоре после этой беседы взгляды генерала сформировались окончательно. Он не просто примкнул к омским большевикам, а фактически возглавил их военную организацию. Исполняя решение совета рабочих и солдатских депутатов, Александр Фон Таубе 4 марта 1917 года арестовал и отправил под конвоем в Петроград своего непосредственного начальника – командующего войсками Омского военного округа Николая Сухомлинова, брата бывшего военного министра.

Генерал от кавалерии Николай Сухомлинов совмещал в то время три государственных должности: губернатора Степного края, наказного атамана Сибирского казачьего войска и командующего Омским военным округом. Он был известен в стране как крайний монархист, и потому Временное правительство одобрило местную инициативу. Министр-председатель Георгий Львов назначил Александра фон Таубе исполняющим обязанности командующего Омским военным округом. Глава правительства даже представить себе не мог, КОМУ он вручает власть над Сибирью.

Лидер местных большевиков Николай Яковлев использовал ситуацию по максимуму. Уже в апреле 1917 года был создан Военно-окружной комитет (Воком), сосредоточивший в своих руках управление расквартированными в Сибири частями. На местах ту же роль исполняли гарнизонные комитеты.

Временное правительство пыталось отыграть назад. Фон Таубе вернули на прежнюю должность – начальника штаба округа, а командующим назначили полковника Михаила Прединского. Однако было уже поздно. Воком, в котором преобладало влияние большевиков, категорически отказался визировать и исполнять приказы без подписи фон Таубе, а гарнизонные комитеты выполняли волю Вокома.

Сменивший Львова Александр Керенский прислал в Омск военного прокурора – расследовать «нарушения» в работе фон Таубе. «Красного генерала» обвинили в том, что 11 июня 1917 года он самовольно приказал передать местным советам, которые остро нуждались в деньгах, 25% полковых сумм. Того, что это было коллегиальное решение Вокома, поддержанное всеми гарнизонными комитетами, следствие решило не замечать. Однако из этой затеи ничего не вышло. Попытка арестовать фон Таубе и предать суду закончилась для её инициаторов в тюремной камере. По предложению большевиков Воком официально обвинил их в контрреволюции и «корниловщине». Командующий округом и прокурор были отправлены в Петроград под конвоем, а генерал фон Таубе вернулся и исполнению своих обязанностей.

Правительству стало ясно, что в Омске к «красному генералу» не подступиться. Тогда Керенский решил сменить тактику. В начале октября 1917 года Александра фон Таубе вызвали в Генеральный штаб для отчета по делам округа. Воком и местные советы, в то время уже открыто конфликтовавшие с властями Петербурга, не рекомендовали ему ехать. Омские большевики были уверены: это ловушка.

Однако фон Таубе – кадровый военный, и он не может нарушить законный приказ. Первым же поездом генерал направился в Петроград. Там его сразу арестовали. В ответ на это Воком отправил телеграмму с ультиматумом: если фон Таубе не будет освобождён и не вернётся в Омск, округ не станет исполнять приказов Временного правительства.

На службе Совнаркому

Пока Керенский решал, что делать с арестованным генералом, произошла Октябрьская революция. Фон Таубе освободили из-под стражи, и он вернулся в Омск. Города центральной России остро нуждались в продовольствии. Требовалось срочно организовать сбор излишков зерна, погрузить его в эшелоны, отправить на склады в Москву и Петербург. Совнарком принял непростое решение: изымать продукты у крестьян любыми способами. Коммунисты на местах восприняли эти слова буквально. В сёла и деревни направились вооружённые продотряды, готовые к самым жёстким мерам. Это время традиционно считается началом гражданской войны в деревне. В Центральной России, на Северном Кавказе и в Поволжье начались волнения крестьян и казаков, недовольных политикой продовольственной диктатуры.

На территории Сибири, где за сбор излишков отвечал барон фон Таубе, ничего подобного не происходило. Во-первых, ещё в конце лета многие солдаты Омского военного округа отправились в отпуска, чтобы помочь семьям в сборе урожая. Этим приказом «красный генерал» решил сразу несколько проблем: сократил размеры дезертирства, дал возможность местным хозяйствам собрать богатый урожай без потерь и доказал сельским жителям, что большевики в своей политике учитывают нужды крестьян. Во-вторых, излишки зерна в Сибири продотряды обычно не забирали бесплатно, а покупали – пусть и не очень дорого. Крестьяне, в основном, не протестовали. Ведь других покупателей не было, а хранить рекордный урожай в условиях революционной неразберихи – огромный риск. В результате зерна в Сибири заготовили даже больше, чем требовал Совнарком: по разным уездам от 120% до 200% планируемых объёмов.

23 января 1918 года перед бароном фон Таубе ставят новую задачу: начать формирование регулярных частей Сибирской Красной Армии. Боевые отряды, созданные им в Омске, уходят на восток – сражаться с войсками атамана Семёнова и на запад – где идут бои с частями атамана Дутова. 19 февраля войска Омского гарнизона подавляют мятеж местных контрреволюционеров, поддержанных казачьими сотнями атамана Анненкова. Постепенно из полупартизанских отрядов Красной Гвардии начинает вырисовываться ядро новой революционной армии. Создаётся единый Военный комиссариат Сибири (Сибвоенкомат), объединивший под своим началом части Омского, Иркутского и Приамурского округов. Одновременно с этим все рычаги гражданского управления сосредотачиваются в руках ЦИК Советов Сибири (Центросибирь). Оба учреждения базируются в Иркутске.

10 марта 1918 года Центросибирь назначает фон Таубе начальником Главного штаба Сибвоенкомата. К 25 мая ему удаётся поставить под ружьё 15 тысяч красноармейцев. Им противостоят свыше 20 тысяч американских и японских солдат, высадившихся во Владивостоке, не менее 15 тысяч казаков Семёнова, Дутова и Анненкова, а также почти две трети 45-тысячного чехословацкого корпуса. Плюс к этому – отряды местных контрреволюционеров.

Казалось бы, при таком численном превосходстве белых оборона Сибирской Красной Армии должна рухнуть в считанные дни. Однако упорные бои продолжаются свыше трёх месяцев. Позже колчаковские генералы неоднократно признавали, что войсками противника управлял человек больших военных талантов.

28 августа 1918 года на станции Урульга состоялось совещание партийных, советских и военных руководителей красной Сибири. Было принято решение «свернуть» фронт и перейти к партизанским методам борьбы. Нескольким видным партийцам во главе с Николаем Яковлевым поручалось возглавить подпольные группы в крупных городах. Александра фон Таубе направили в Москву, чтобы он доложил Ленину и Троцкому о состоянии дел в Сибири.

В плену у белых

На запад генерал фон Таубе пробирался по подложным документам на имя полковника Александра Тураева. Путешествие было очень рискованным: в лагере белых многие знали «красного генерала» в лицо. К тому же фон Таубе не владел приёмами конспирации, а после контузии мог передвигаться только с тростью. Как одного из руководителей Центросибири и Сибвоенкома, его разыскивала белогвардейская контрразведка. 2 сентября 1918 года Александр фон Таубе был опознан и задержан в районе Бодайбо. Перед арестом он успел уничтожить документы, которые вёз в Москву.

В Иркутске «красного генерала» содержали в одиночной камере. С другими узниками он мог общаться только во время коротких прогулок по тюремному двору. Большевик Яков Шумяцкий, сидевший в то время в соседней камере, позже вспоминал, что тяготы заключения фон Таубе переносил стойко, на сотрудничество с контрразведкой не шёл, вместе с другими узниками разрабатывал планы побега.

Вскоре военно-полевой суд приговорил «красного генерала» к расстрелу. Однако Радола Гайда, командовавший чехословацкими войсками в Сибири, попросил отсрочить казнь. Он надеялся, что сможет уговорить узника перейти на сторону белых. «Красному генералу» предложили публично заявить, что большевикам он служил по принуждению – под угрозой расстрела. За это обещали помилование и высокую должность в штабе. Фон Таубе отказался. «Мои седины и контуженые ноги, – заявил он чешскому генералу, – не позволяют мне идти на склоне лет в лагерь интервентов и врагов трудящейся России. С бандитами мне не по пути».

В январе 1919 года адмирал Колчак назначил Гайду командующим Сибирской армией, которая должна была наступать на Казань. Уезжая к новому месту службы, Гайда добился перевода фон Таубе в екатеринбургскую тюрьму. Похоже, чешский генерал ещё надеялся перетянуть узника на свою сторону. Александра фон Таубе поместили в камеру смертников, содержали в кандалах… По официальной версии он умер в конце января 1919 года. По одним данным – от сыпного тифа, по другим – угорел в тюремной бане, по третьим – не выдержав условий заключения… Что из этого правда, а что – ложь, сказать трудно. По приказу генерала Гайды все документы по делу фон Таубе были изъяты и отправлены в штаб Сибирской армии… Больше их никто не видел.

В Омске на здании, где в 1917 году размещался штаб военного округа, установлена мемориальная доска в честь «красного генерала». В центре города есть улица Таубе. Однако сейчас мало кто из омичей сможет ответить на вопрос: в чью честь она получила своё название…

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

11 комментариев

  • Арсений

    Интересная судьба у генерала. Как бы сложилось дальше если бы он не умер в 19 году. Чтоб сним было в 37 году? Думаю то что и с многими другими царскими генералами

  • Алекс

    Конец истории попахивает выдумкой. Зачем бы это они немолодого человека с палочкой, контуженного, отправили в Москву через линию фронта? Никого проворнее найти не смогли? Ну а фраза про бандитов вообще смешна. Явная выдумка красной пропаганды.

  • Сергей

    Ох, Алекс… А если не в Москву, то куда? В лес к партизанам? Других вариантов не было. Лидеры Центросибири решили, что легче один раз проскользнуть под носом у сыщиков, чем месяцами и годами уходить по тайге от карателей. Именно для «человека с тросточкой» легче. Потому что проскальзывать нужно на поезде, а не пёхом.

  • Александр Путятин

    Сергею:

    Всё так, и плюс ещё один момент — после того, как в Сибири большевики перешли к партизанским действиям, военный специалист такого уровня оказался не нужен, зато в его знаниях и талантах остро нуждались в Москве.

    Алексу (по поводу фразы о бандитах):

    Первый из белых, с кем довелось повоевать Александру фон Таубе — атаман Анненков. Его потом называли бандитом все оставшиеся в живых белогвардейцы. Второй — атаман Семёнов, тоже с не самой лучшей репутацией… О лидере чехословацкого мятежа Гайде и говорить нечего — за него скажут десятки эшелонов с награбленными в России ценностями, которые чехи дотащили до Владивостока и увезли домой на кораблях. Так что основание для слов о «бандитах» у фон Таубе были. Что же касается: говорил или не говорил… А почему бы не сказать? Приговор суда от этого не изменится. Смертная казнь — хоть со словами, хоть без слов.

    Арсению: В принципе, не факт, что фон Таубе дотянул бы в армии до 1937 года. Чистки «классово чуждых» были и раньше. Так что могло случиться всякое… Причем, вряд ли хорошее.

    Ну, и в заключение… Спасибо всем прочитавшим, а тем более откликнувшимся, за интерес к теме статьи!

  • чугунов феликс

    Арсению » что и с многими другими царскими генералами» — например Бонч — Бруевичем, графом Игнатьевым.

    Источник: https://pkzsk.info/baron-fon-taube-pervyjj-krasnyjj-general/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
    © Петропавловск.news. Все права защищены. Копирование материалов сайта без активной гиперссылки на источник преследуется по закону.

  • Алексей А.

    Вот тебе и фон барон! В жизни никому не кланялся, а такому и поклониться было бы «не грех». Вечная память славному генералу и честь.

  • Александр Стратостатов

    Арсений, генерала к смерти приговорили белые, а затем уморили в тюрьме. Вы же задаётесь тупым вопросом, а что бы было с генералом, если бы он дожил до 37 года?

  • В.Я. Ерёмин

    Да нам трудно даже представить что советсткую власть приняли без проблем тысячи офицеров и генералов царской армии. Начальник ГШ РККА Шапошников, жаль что он не дожил по болезни до Победы над фашистами, а генерал Шапкин, получивший звание генерал-лейтенанта во время ВОВ, который до1920 года воевал против красных, а потом против белых, причём так грамотно, что получил 2 ордена Красного Знамени, третий ОКЗ получил за разгром басмачей в средней азии, в партию вступил в 1938, когда его кавалерийский корпус отправляли в Иран. А в сентябре 42, когда фашисты рвались к Сталинграду, две кав.дивизии перебросили, на северный Кавказ. так он там хорошего шороху навели, разгромили несколько полков румын, захватили железнодорожный узел, немцы бросили мехкорпус, окружили одну из его дивизий. Так он другой дивизией прорвал окружение и вывел всех из окружения, порубив немало фашистов. Но самое удивительное, для того времени, в этих боях одна дивизия потеряла 17 человек убитыми, другая 10. Вот так грамотно могли воевать царские офицеры. И что интересно, ни в карие репрессии названные генералы не попали. Даже сомнение берёт, а были ли масштабные репрессии? Или это либерасты нам мозги запудрили?
    С уважением, В.Я. Ерёмин.

  • В Омске есть улица Таубе.Вообще,кажется,переворот в ноябре 1917 г. сделали офицеры генерального штаба. Разведка,контрразведка. В крайнем они поставили на большевиков, оказали техподдержку:телеграфом,крейсером Аврора…Ну,не могут красногвардейцы работать на телеграфе, загружать в трюмы Авроры уголь. Напиться из царских подвалов вина,-да

  • Ulair5

    По поводу фразы про «бандитов»: Следует помнить что Гражданская война началась ПОСЛЕ интервенции, если не считать действий откровенных бандитов типа Дутова или Семенова. Именно под прикрытием штыков интервентов начали формироваться многотысячные «белые» армии. В начале 1918 самой многочисленной была «Добровольческая» армия Корнилова насчитывающая менее 5 тысяч человек. Атаман Дутов смог собрать для войны с Советской Властью аж 2 тысячи сабель, примерно столько же имел и Семенов. И только после мятежа чехов, десантов французов, англичан, японцев и американцев начинают формироваться действительно много=численные «белые» армии. Естественно что подавляющее большинство людей смотрело на «белых» как на предателей пошедших на службу захватчикам.

  • Миков Виктор Леонидович

    Все хорошо, однако в царской армии были не офицерские звания, а чины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *