На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Анатолий Могилевский: «Музыкант – тот, кто показывает культуру в игре…»

Интервью с Анатолием Могилевским (в 70-е – солистом ансамблей «Поющие сердца», «Самоцветы», «Пламя») было нами опубликовано в печати 24.01.2013 – выпуск стал первым на тему «Легенды ВИА». Интернет-версия данного материала – в рубрике Петропавловск.news.

На мою пламенную (прошу прощения за каламбур) просьбу знаменитый «самоцвет» откликнулся весьма доброжелательно и сразу: «Спасибо, что обратились ко мне! С удовольствием готов общаться с Вами». Так и появилось интернет-интервью – для любителей популярной музыки золотого — для неё как таковой, да и, пожалуй, для них самих,- века…

— Анатолий Исаакович, если вспомнить те легендарные годы, какой музыкой увлекались лично Вы – что слушали, предпочитали?

— Поскольку я сам рижанин и вырос в Риге, наше музыкальное образование в основном мы получали из эфира, где, свободно слушая западную музыку, имели возможность копировать и играть на танцах, в клубах и ресторанах. В Риге всё это было уже в 60-х годах. Копировали
все самые известные популярные хиты групп и солистов того времени. В этом и было предпочтение.

— У ранних «Самоцветов» было достаточно много патриотических песен. Если я не ошибаюсь, в 1973 году появилась «Если будем мы вдвоём» с элементами блюз — рока, которая заметно отличалась от официального репертуара. Пожалуйста, расскажите, как «Самоцветы» работали над ней — сразу удалось провести её через худсовет?

— Эту песню действительно сделали в 1973 году, но записали её в Германии. Песню на худсоветах не показывали, хотя на регулярных концертах исполняли всегда. Надо сказать, что «Самоцветы» являлись не только исполнителями патриотической тематики, но и зарубежная музыка процентов на тридцать присутствовала в программе ансамбля.

Да, конечно. На Ваш взгляд, с чего начался кризис в первом составе «Самоцветов» — может, как-то повлияло, что на 5-м Всесоюзном конкурсе артистов эстрады коллектив занял второе место? В большей степени это были творческие или человеческие разногласия? Это правда, что последней каплей был штраф, наложенный на Валентина Дьяконова?

— Можно сказать, что всё правильно. Все перечисленные фрагменты имели место.
Но в основном думаю, что все мы зажрались, упиваясь своей популярностью, не понимая, что наше предназначение делать то, что нам говорят, а не то, что хотели делать. Маликов был лидер и знал, что нужно для той эпохи. Нам казалось: то, что мы делаем — это всё ниже нашего уровня. То есть попросту занимаемся ерундой. Сегодня, возможно, да — подобная точка зрения имела бы основания. Но не тогда, не в то время.

Популярная музыка 60-70-80-х сегодня очень востребована. Поначалу многие объясняли это ностальгией по прошлому, однако постепенно стало ясно, что причина не только в этом. Понимаю, что трудно ответить на этот вопрос, но всё-таки, по Вашему мнению, почему именно в то время было создано столько шедевров, которые перепевают до сих пор?

— Всё, что создавалось в то время, было построено на энтузиазме музыкантов. Все понимали цену хорошему. Сегодня же дали возможность быстро срывать деньги и неважно, каким путём. Это стоит во главе всего…

Причём подобные негативные явления начались уже в конце 80 – х. Впервые после переезда в США приехав в Россию с гастролями в 1990 году, что тогда Вы для себя отметили?

— Отметил спад культуры. За счёт появления огромного количества людей, желающих приобщиться или присосаться, жаждущих, как они считали, лёгкой наживы. Они и до сих пор тянут всё вниз. За счет этих людей и тех, кто их субсидирует, народ перестал верить в творчество, считая, что это доступно каждому.

Наши старые добрые ВИА существуют и в наше время. Перепевают старые хиты и молодые поп-группы. А как Вы считаете, возможно на сегодняшний день создать молодой коллектив, который работал бы именно в вокально-инструментальном стиле?

— Думаю, да! Но если на местном уровне и если мелкие подработки раз от раза – в этом случае, может быть… Ну а если есть желание стать суперзвездой — тут два варианта. Ограбить банк! Или найти спонсора — а они сегодня уже тоже не дураки…

— В конце 70-х Вы оказались в Нью-Йорке, где на тот момент жил Джон Леннон. Не доводилось его встречать?

— Я и моя жена приехали в США в конце 1977 года. На тот момент Леннон уже жил в Нью-Йорке на 78 Street между Вест-Энд и Бродвеем. Нас с женой поселили на 97 Street в гостинице «Грэйстон», где мы и проживали. Нет, я с ним никогда не встречался. Единственное, мы ходили к тому дому, где всё это произошло…

В одном из Ваших коллективов на клавишных играл Анджей Зелинский, руководитель известного польского ансамбля «Скальды»?

— Да, там же, в Нью-Йорке я собрал оркестр, куда и пригласил Анджея Зелинского. Мы проработали вместе четыре года. После гастрольной поездки в Лос-Анджелес я распустил ансамбль, так как уехал работать в Россию. К большому сожалению, больше наши пути не пересекались, слышал, что он уехал назад в Польшу.

К тому времени как Вы переехали в Штаты, «Песняры» уже сделали там два довольно успешных тура, заставив заговорить о «русском вторжении на западном рок-фронте» и доказав тем самым, что и в СССР были суперпрофессиональные группы. А как Вас поначалу приняли коллеги-музыканты из коренных американцев?

— Американцы, как правило, все очень деликатные люди. Даже если им что-то не понравилось, никогда этого не покажут. А профи всегда и везде профи. Музыкант — это ведь не тот, кто демонстрирует, какая у него техника, а тот, кто показывает свою культуру в игре. Просто уровень американских музыкантов выше по игре за счёт того, что музыка не зажималась, а развивалась. Все те, кто хотел быть музыкантом, из года в год укрепляли свой уровень, перенимая технику игры, получая доступ к любой информации без запретов и гонений. Всё, что имеет прогресс в Америке — только благодаря времени, которое сработало на них…

 

3 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *