Ураган Бенедикт. Блок: «Ветер, ветер — на всем божьем свете!»


О чем положено беседовать дамам элегантного возраста при встрече? Конечно, о погоде!

— Доброе утро, аже, вы смотрели сегодня в компьютер? Какую там погоду обещают? Мне сегодня в командировку в кишлак… Простите, — в село — надо ехать вакцинировать пенсионеров. Не знаю, что надеть, — спрашивает у меня соседка — медсестра.

 — Одевайтесь, Зейнеш, потеплее. Тут вам не Туркестан, а Подмосковье! Сейчас солнышко проглядывает, а после обеда, по прогнозу, — мокрый снег и сильный ветер.

Вскоре к дому подъехал маленький джип с красным крестом на борту и увез мою закутанную в куртку отца соседку в сторону толстовской Ясной Поляны. Наверное, сегодня будет там прививать потомков крепостных графов Толстых.

К вечеру стало ясно: утренний прогноз был точным. Из низких лохматых туч полетел обещанный мокрый снег. Стремительно потемнело. Завыл ветер. Что-то железное с грохотом покатилось по тротуару. Загремел и упал на газон железный забор у соседнего частного домика… Вдруг замигали и погасли все электроприборы в квартире. Да что там в квартире! Похоже, весь микрорайон погрузился во тьму! Только во дворе под вой сигнализации легковушек мерцали синие лампочки.

Уже в темноте землячка вернулась из командировки, и мы с нею устроили «романтическое чаепитие» при свете завалявшейся в шкафчике прошлогодней елочной свечки. Посидели, повспоминали казахстанские песчаные бури, февральские бураны в центре и на севере республики, когда в школах отменяли занятия, а неосторожные путники иногда  замерзали в степи в заглохших машинах.

Зейнеш рассказала, что ее отец – узбек, врач-терапевт, давно живет в Туле. А мама — таджичка, тоже врач, но она жила дома, в Киргизии. Занималась дочками. Их в семье пятеро. Все тоже медики – два терапевта, две фельдшерицы и она — медсестра.   Подрастая, девочки по очереди приезжали к отцу в Россию и учились в Тульском медучилище.

—  Сейчас хорошо! – рассказывает моя гостья. — Правительство дает большие подъемные. Отец купил на эти деньги две машины. На одной мы, все четверо, ездим на работу в районы. Там местные руководители восстановили советские фельдшерские пункты. Две старшие сестры снимают в поселках квартиры. Вторую машину часто использует отец. Он много работает.  Кроме поликлиники, вечерами он занят в салоне красоты.

«Господи! Что он там делает? –изумляюсь я. – Неужели пластические операции?!.

Зейнеш смеется и объясняет: «В нашем салоне есть процедурный кабинет. Мы там с отцом учим женщин лечебной гимнастике и разные процедуры делаем». А балашки, оказалось,  не ее, а старших сестер. Ими бабушка занимается – в школу водит, в садик. Зейнеш маме помогает.

«Ничего себе мигранты! Целый аул медиков!» — «Мы давно уже не мигранты. У нас  российское гражданство! Мы только на лето домой в Киргизию ездим. Мальчишек на отдых возим».

В полночь свеча догорела. Гостья ушла домой. Посидев немного в темноте, я вспомнила, что утро вечера мудренее, и отправилась спать… Правда, уснуть удалось не сразу. За окном всю ночь бушевала буря, что-то гремело, свистело, трещало. Слышались невнятные мужские голоса.  Кто-то  еще, кроме меня, не спит  в такую сумасшедшую ночь?

Я напомнила себе: надо утром новостные передачи послушать, прогноз погоды посмотреть и попытаться выяснить, с чего это взбесился наш такой «умеренный климат» …  Ах, да! Света нет! Вся техника не работает! Но авось к утру дадут…

Снился мне почему-то земляк – фантаст Александр Казанцев. Он тряс потрепанной книгой «Планета бурь» перед носом Николы Теслы и, как сирена «скорой», вопил: «Я первым сказал, что это был космический корабль, а не Тунгусский метеорит»!

Ну, дочиталась, подумала я о себе.

Утром глянула в окно — и… у меня действительно чуть крышу не снесло! Огромный бетонный столб лежал на газоне буквально рядом с окном моей спальни! Обрывки проводов болтались на деревьях.

Ржавая арматура торчала из земли. Мужчины в оранжевых жилетах колдовали на другим столбом, повисшим на ограде детского садика.

Так вот что ночью бухало так, что стены дома дрожали! А ведь совсем недавно мы с хозяином вон той белой машины, что стоит под моим окном, ходили по разным инстанциям, звонили в МЧС и просили  привести в порядок  эти столбы и убрать старые кривые клены, всей тяжестью своих стволов лежащие на  электрических проводах, идущих к нашему дому и детсаду.

Нас посылали… из одной организации в другую.  Видно, все, как Горьковский Буревестник, ждали этой бури. Она пришла и наделала столько бед!

Вечером 1 декабря, когда, наконец, засияли уличные фонари и вспыхнули лампочки в люстрах, зажужжали холодильники и закипели электрочайники, сразу во всех телевизорах области и, возможно, всей страны появились красивые  дикторы и стали чуть ли не с восторгом вещать о разрушениях в Туле и ее окрестностях. Оказалось, злобный незваный гость, получивший имя «Бенедикт», прогулялся не только по Туле. Он изрядно потрепал несколько районов в пяти соседних областях.

Хотя за сутки едва ли можно было сосчитать все изувеченные и вырванные с корнями деревья, раздавленные ими автомашины, сорванные со своих мест светофоры и видеокамеры, корреспонденты называли разное их количество – от 80 до 300. Пострадали крыши многих домов. Порывы ветра валили заборы, катали по асфальту мусорные баки. Это они гремели ночью в нашем дворе.

Чуть позже стали появляться сообщения МЧС о том, что происходило в национальных парках и усадьбах знаменитостей, в которых в СССР мечтали побывать, наверное, все преподаватели литературы.

«Первой жертвой ночного урагана стал вырванный с корнями 198-летний дуб, посаженный писателем Иваном Сергеевичем Тургеневым в усадьбе его матери Спасское Лутовиново еще в детстве. Дуб был не просто главной природной достопримечательностью усадьбы, это был живой символ любви к родине. Поклониться ему — по завету Тургенева — люди приезжали из самых дальних уголков России и мира… Дуб был внесен в национальный реестр старовозрастных деревьев России, а в этом году его признали главным деревом страны. В феврале дуб ожидало участие в конкурсе «Европейское дерево года», — сообщил на официальном сайте Музея Тургенева директор Сергей Ступин. — Помимо дуба, ураган погубил в заповеднике несколько старых елей, ясеней и берез, а также потрепал старинную липовую аллею. У Тургеневского дуба есть фонд саженцев-потомков, и музей планирует в память о дереве посадить новое».

Спасское-Лутовиново находится в Орловской области, но на границе ее с Тульской, а известный любителям литературы Бежин луг вообще «заходит» на территорию толстовской Ясной Поляны. Писатели дружили, вместе охотились в ныне заповедных лесах и соперничали в творчестве. Им сейчас в этих краях даже установлен общий памятник.

О разных мероприятиях в Музее-усадьбе Л.Н. Толстого «Ясная Поляна» я рассказываю нашим читателям довольно часто. Сейчас всемирно известный заповедник тоже перенес удар стихии.  «Ветер был такой силы, что устоять на ногах было непросто – порывы ветра достигали 30 м/с.» Напомню, в нашем казахстанском детстве занятия в школах отменялись при ветре 18 м/ сек.  А тут… Конечно, роскошные леса Ясной, посаженные в Х!Х веке самим писателем и его семьей, не могли не пострадать при таком разгуле стихии. «Прикрыть бы их чем-нибудь», советуют «после драки» некоторые читатели. Разве это возможно! Ведь заповедник занимает около 400 га. Из них более 200 га – сказочно красивые сады и леса. «Но сегодня эту красоту омрачает вид множества поваленных деревьев, погубленных бурей. Порывы ветра буквально вырывали 30 –метровые деревья из земли и ломали их мощные стволы как спички», написала районная газета Щекинский химик.  Особенно пострадала восточная часть заповедника: Старый заказ, Чепыж, Елочки; места, где находится могила писателя, его любимая скамейка, мемориальный колодец. Погибли деревья различных пород и возрастов, в том числе липы 1863 года и десятки деревьев, посаженных в советское время: липы, ясени, березы, более 50 елей, клены.

И здесь непогода уничтожила мемориальный дуб возрастом 318 лет с диаметром ствола 96 см и высотой 31 метр. Рядом с этим деревом стояла «избушка на столбах», в которую от домашней суеты уходил заниматься творчеством Лев Николаевич. А в 150 метрах от погибшего дерева находится то место, где в свое время пряталась от внезапной грозы с малолетним сыном на руках супруга писателя Софья Андреевна. Позднее это событие Толстой опишет в романе «Анна Каренина».

Сотрудники мемориального комплекса начали наводить порядок еще в ту ночь, когда бушевал неистовый Бенедикт. Но им предстоит серьезная и длительная работа по уборке и благоустройству пострадавших участков, чтобы посетители усадьбы как можно быстрее могли увидеть Ясную Поляну такой, какой видел ее Лев Толстой и какой изобразил ее в своих произведениях.

А пока… «С 18 по 31 декабря 2021 года лесопарковая зона Яснополянского заповедника станет территорией усиленной охраны мемориальных хвойных насаждений от незаконных порубок. На участке «Елочки под Грумантом» будет организован стационарный пост, где будут дежурить сотрудники музея».

С новым годом, товарищи?

В области есть еще несколько таких же знаменитых мест, как национальные природные заповедники, связанные с именами Тургенева и Толстого. Это усадьба «Поленово», созданная семьей художника и до сих пор хранимая его потомками и…  правительством Тулы.

Есть еще в Богородицке усадьба графов Бобринских, детище талантливых ученых Болотова и архитектора Старова. Они создали ее в конце 18-го века, по указанию Екатерины Великой,  для ее сына-бастарда.  Над этими памятниками истории и культуры тоже пронесся «Бенедикт», но он не успел там натворить таких бед, как в Туле, Калуге,  в Орле и в других регионах.

Как сообщило управление ЧС , за все время штормового ветра в Тульской области было зафиксировано падение 120 деревьев в 16 муниципальных образованиях. За короткие сроки была произведена распиловка и уборка 116 упавших деревьев. В распиловке участвовали силы и средства ведомства в количестве 72 человек и 18 единиц техники, из которых 23 человека и 6 единиц техники от МЧС.

Один человек пострадал в результате падения дерева. Ему незамедлительно была оказана помощь на месте. Также в четырех муниципальных образованиях было повреждено 10 автомобилей. В результате циклона была повреждена кровля здания Тульского областного детского многопрофильного санатория «Иншинка» в поселке Дубовка Узловского района. Погибших нет.

Однако циклон Бенедикт, который и принес непогоду, позиций не сдает. На данный момент Гидрометцентр предоставил информацию о штормовом предупреждении. Ветер будет усиливаться до 25 метров. В связи с этим жителям и гостям региона рекомендуется не ставить машины под деревьями, обходить шаткие конструкции и быть внимательными».

К сожалению, такие природные катастрофы типичны для многих регионов бывшего СССР. И не только. Почти одновременно с бурями в Центральной России бушевали торнадо в шести штатах Америки. На прошлой неделе в США произошло одно из самых сильных торнадо в истории страны. Речь идет не об одном урагане, а сразу о нескольких — метеорологи считают, что их было более тридцати. Сильнее всего пострадал американский штат Кентукки, но стихийное бедствие затронуло штаты Миссури, Арканзас, Иллинойс и Теннесси. В результате смерча были уничтожены многие здания. От них практически ничего не осталось. Погибшими считаются сотни человек и еще столько же пропали без вести — точных данных до сих пор нет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ