20 лет теракту на Дубровке. Как убивали мюзикл «Норд- Ост»


С момента трагедии в Театре на Дубровке, когда при захвате заложников и последующем штурме, по официальным данным, погибли 130 человек, больше 700 пострадали, прошло 20 лет. Погиб вместе со многими своими создателями и мюзикл «Норд-Ост», один из первых в стране спектаклей в этом жанре. Он был создан по мотивам книги Вениамина Каверина «Два капитана» популярными тогда музыкантами Георгием Васильевым и Алексеем Иващенко, выпускниками географического факультета МГУ. А этот знаменитый вуз всегда имел свой театр с момента его создания в 18 веке по решению императрицы Елизаветы. За все годы своего существования студенческий театр создал немало спектаклей разных жанров.
Премьера «Норд- Оста» состоялась 19 октября 2001 года. С этого дня постановка стала ежедневной и очень популярной. Критики тогда писали, что авторы «этого масштабного шоу воспользовались технологиями, которые с успехом применяются при постановке подобных представлений на Бродвее (США) и Вест-Энде (Великобритания). Васильев и Иващенко прошли стажировку в Америке, где многие мюзиклы с огромным успехом показываются в десятках стран мира и не сходят со сцены по 20 и более лет».

По прогнозам знатоков, подобная судьба ожидала и первый российский опыт постановки шоу такого уровня — мюзикл «Норд-Ост». Впервые в России специально под один-единственный спектакль был реконструирован целый театр – ДК Московского подшипникового завода, расположенного в Москве на Дубровке. На создание красочкой постановки, по информации знатоков, было затрачено около миллиона рублей. На эти деньги были подготовлены чудесные декорации и костюмы. Афиши обещали, что на сцену сядет настоящий самолет – и он сел! Двигались по сцене огромные льдины, а из них появлялся нос старинной шхуны. «Детские сцены» играли настоящие дети, а не загримированные под ребятишек тетеньки и дяденьки. Одну тогда еще маленькую актрису сейчас знают все, кто любит романсы, – это Катя Гусева, ныне ведущая передачи «Романтика романса» на канале «Культура». Вообще, в постановке пели, танцевали и исполняли главные и второстепенные роли как талантливые дети, так и взрослые артисты.

Все начиналось прекрасно. Премьера состоялась 19 октября 2001 года при полном зале. Звучали «долго не смолкающие аплодисменты». Спонсоры надеялись быстро вернуть вложенные в постановку деньги. Предполагалось, что спектакль будет идти в Москве не менее трёх лет. Но не зря же существует поговорка, «если хочешь насмешить Бога, расскажи о своих планах».

Ровно через год ежедневного показа «Норд-Оста» спектакль и около тысячи его зрителей стали заложниками террористов. При освобождении пленников и погибли люди, о которых сказано в начале. Трагедия «Норд-Оста» стала связана с названием спектакля, а последующие постановки на прежнем месте — в ТЦ на Дубровке — оказались провальными. Зрители больше не хотели посещать театр, где страдали и погибали люди.
10 мая 2003 года состоялся последний показ стационарной версии мюзикла.

Начало трагедии

23 октября 2002 года, зал был полон как всегда  — яблоку негде упасть. Публика — самая разнообразная. Особенно много детей разного возраста. 100 бесплатных билетов получили в подарок от правительства Москвы школьники, помогавшие взрослым во время Всероссийской переписи населения. Естественно, их сопровождали друзья, родители или бабушки. В других помещениях ДК шли репетиции танцевального коллектива театра и работали разные детские кружки.

Шел к концу первый акт великолепного представления. На сцене 8 артистов в форме военных лётчиков 1940-х годов лихо били чечетку. Восхищенный зал аплодировал. И вдруг …

Из кулис выскочили странные вооруженные люди, совсем не похожие на юных артистов-авиаторов. Эти были с автоматами в руках, в камуфляже, на головах — черные маски — балаклавы. Вылитые бандиты из тогдашних боевиков! Позже свидетели уверяли, что они подумали: это режиссер придумал какой-то странный трюк. Однако в театр ворвались самые настоящие террористы и стали стрелять из автоматов в потолок. Они пинками согнали со сцены танцоров и объявили, что теперь все, кто находится в зале, — заложники.

В первые минуты захвата некоторым актёрам и сотрудникам Театрального центра удалось запереться в помещениях или покинуть здание через окна и запасные выходы. Сбежавшие люди спасались как могли. Некоторые даже прыгали с верхних этажей и получали при этом тяжелые травмы, ломали себе ноги, но все-таки спасали свои жизни.
Людям, закрытым в зрительном зале, террористы разрешили позвонить домой и подробно сообщить родным и знакомым о захвате театра. Позже выяснилось, что так террористы стремились известить о захвате театра власти столицы и как можно больше людей, чтобы вызвать панику в городе. В подтверждение серьёзности своих слов довольно плюгавый «ведущий» сделал несколько выстрелов вверх. Посыпалась штукатурка…

Террористы, хотя и объявили всех зрителей и работников театра заложниками, но не сразу выдвинули свои требования. Они рассредоточились по залу и приступили к его минированию. Довольно скоро весь зал был опутан проводами, а на театральных креслах расселись шахидки в «поясах смерти» и с пакетами со взрывчаткой.
Страшная весть уже неслась по городу. У театра, кроме спецназа, стали быстро собираться представители разных СМИ, родственники заложников и просто зеваки, поначалу не понимавшие, чем может обернуться их любопытство. К Центру на Дубровке стягивались наряды милиции, сотрудники ОМОНа и руководство столичного ГУВД. К Театру прибыли журналисты Первого канала, телеканала «Россия-1», телекомпаний НТВ, ТВС, REN-TV и разных других СМИ. О случившемся был немедленно извещён Президент России Владимир Путин. Ему сразу поступила информация, что здание театра захватил отряд чеченских боевиков во главе с Мовсаром Бараевым, среди террористов есть женщины.

Захват театра

Нельзя сказать, что московские власти не предпринимали никаких мер к мирному разрешению событий. Неизвестно, на что надеялись боевики, но на другой день они пропустили в здание Театрального центра депутатов Госдумы РФ Асламбека Аслаханова и Иосифа Кобзона, а также съемочную группу российской телекомпании НТВ и британского журналиста Марка Франкетти. Тележурналистам удалось записать на видео обстановку в захваченном театре, а Иосиф Давыдович Кобзон, как Заслуженный артист Чечни и народный депутат, вел себя так строго и напористо, что сумел уговорить боевиков отпустить троих детей и их маму. Четвертого плачущего малыша женщина выдала за своего и увела из страшного зала. Он остался жив. Позднее, но в тот же день, в здание смог войти руководитель отделения неотложной хирургии и травмы Центра медицины катастроф профессор Леонид Рошаль и его иорданский коллега доктор, доцент кафедры хирургии Академии имени Сеченова Анвар Эль-Саид. Их заставили вынести тело ранее убитой девушки. Передав тело сотрудникам «скорой помощи», педиатры вернулись в здание Театрального центра и вновь стали уговаривать террористов отдать им детей. Внешне совершенно невозмутимый, доктор передал раненым и больным заложникам медицинские препараты (у пожилых людей поднялось давление, у некоторых случились сердечные приступы и обмороки) и оказал им первую помощь.

С 17 часов и до полуночи Леонид Михайлович несколько раз под разными предлогами входил в зал, приносил лекарства, воду, средства гигиены и оказывал помощь, в первую очередь, детям и, если удавалось, раненным террористами взрослым.

На другой день внешне спокойный доктор Рошаль снова появился на Дубровке с огромными коробками медицинских препаратов от Красного Креста и стал обходить своих пациентов. Спокойно… Как во время обычного обхода пациентов в своей детской больнице… Словно и не видел вооруженных террористов и 18 шахидок, обмотанных «поясами смерти». А ведь кому-то из захватчиков показалось, что под белым халатом У Леонида Михайловича «что-то шевелится, не прослушка ли?» Но знаменитый педиатр и прежде не раз так же невозмутимо спасал детей в местах разных трагедий, в том числе — и в Чечне. Террористы не рискнули его тронуть. Хотя, конечно, все переговорщики, вернувшись из зала, где стоял запах смерти, описывали спасателям обстановку в захваченном театре, чем помогали руководителям операции.

К тому времени захватчики объявили, что не имеют претензий к иностранным гражданам, оказавшимся в заложниках случайно (около 75 человек из 14 стран, в том числе из Австралии, Германии, Нидерландов, Украины, Грузии, Азербайджана, Великобритании и США). Им пообещали свободу. Под этим предлогом в зале началась проверка паспортов. Детей — артистов мюзикла, иностранцев и мусульман после проверки размещали отдельно — на заминированном балконе. В центре зала и на балконе были установлены две большие самодельные бомбы — металлические бочки — ресиверы от «КамАЗа». Внутри каждой — 152-миллиметровый артиллерийский осколочно-фугасный снаряд, обложенный пластитом. Случайный выстрел мог вдребезги разнести весь театр.

Некоторые дети плакали и теряли сознание от слез, усталости и страха. Но среди заложников в зрительном зале оказались мужественные врачи. Двое из них уговорили террористов начать поить детей и давать им хоть немного еды. Иначе начнут умирать… «Сердобольные» террористы уже ограбили театральный буфет, но там нашли и раздали по рядам то, что в нем еще оставалось: немного шоколада, воды, соков … и жвачки. Матери делили между детьми конфетки по долькам и понемногу поили малышей. Глядя на это, террористы все-таки отпустили 15 маленьких детей, нескольких больных женщин, всех мусульман и иностранцев. Но остальных продолжали удерживать в течение всех трех дней.

Штурм

Представители правительств разных стран и их правоохранительных органов знали, что переговоры с захватчиками вообще бессмысленны. Боевики и здесь не шли на переговоры, а только требовали выполнения своих условий – прекратить войну в Чечне и вывести оттуда войска. Иначе начнутся расстрелы заложников. И они не шутили – в доказательство серьезности угроз тут же расстреляли нескольких заложников. Был смертельно ранен в голову врач, лечивший детей. А его напарница Тамара Старкова, тоже педиатр, получила пулю в живот и позже умерла в больнице.

Когда стало ясно, что террористы не собираются решить проблему мирным путем, а настаивают на своих условиях, рано утром 26 октября 2002 года у Театрального центра прозвучали первые выстрелы. В связи с угрозой взрыва заминированного здания и возможной гибели большого количества людей президентом РФ Владимиром Путиным было принято решение о немедленном начале спецоперации по освобождению заложников силами спецподразделений ФСБ и УВД России.

В ночь на 26 октября, спецподразделения ФСБ и МВД пошли на штурм, в ходе которого спецслужбами был применен газ. Спецсредство было пущено в зал через вентиляционные каналы. Боевики начали стрелять по стенам, потолку зала и разным не понятным им коммуникациям, из которых шел белый дымок. Появлялись новые дыры, что грозило обрушением крыши здания и массовой гибелью заложников. Но от газа люди теряли сознание и засыпали в креслах или прямо на полу. Тогда спецназовцы забирали оружие и взрывчатку у террористов, а их жертв на руках выносили на площадь и укладывали прямо на асфальт. В суматохе трудно было разобраться, кто есть кто. Площадь заполнялась неподвижными телами. Некоторые люди приходили в себя, стонали, хрипели и даже были такие, кто пробовал двигаться. Оттуда их, раздетых, живых и мертвых, на автобусах или машинах «скорой» увозили в больницы. Спешили…Ведь никто не знал, не спрятана ли еще где-то взрывчатка и не рванет ли она. Заложникам и их спасителям повезло – не рванула… Но состав газа никто не знал, поэтому нельзя было применить антидот – люди продолжали умирать и в автобусах, и в машинах «скорой», и даже в больницах…

Последствия теракта

Это очень краткое изложение событий. Тогда, 20 лет назад, было много слухов и разговоров о том, что происходило на Дубровке. Конечно, всегда находятся критики действий людей, рискующих своими жизнями ради спасения заложников, бесстрашно идущие под пули и взрывчатку. Не зря один поэт сказал: «Каждый мнит себя героем, видя бой со стороны». Находились и тогда такие же «знатоки и специалисты» по борьбе с террором. Событие обрастало дикими слухами и предположениями. Не стану их повторять. Но было достаточно много и сообщений разнообразных СМИ, которые по горячим следам, в спецвыпусках и в прямом эфире ТВ постоянно честно сообщали о происходящем в Театральном центре, но и они поначалу не все знали. Публиковались сведения, куда отправлены заложники, как живые, так и погибшие. Родные находили их по указанным спасателями телефонам, к сожалению, не всех и не сразу.

Полная картина случившегося на Дубровке, конечно, сложилась позже, после выяснения всех действий боевиков в здании Театрального центра.

Стали известны и потери среди задолжников. Они были ужасны. В общей сложности, по официальным данным, погибли 130 человек из числа заложников (по утверждению общественной организации «Норд-Ост», погибли 174 человека). Из команды «Норд-Оста» погибли 17 человек. Среди жертв теракта оказались восемь музыкантов оркестра, шесть технических работников и двое 13-летних актеров «Норд-Оста», игравших главных героев в детстве. — Арсений Куриленко и Кристина Курбатова, 9 человек из оркестра, 4 человека из службы зала, 1 человек из технической службы, 1 продавец сувениров. Катя Гусева уцелела, так как у нее в тот день был выходной.
Пятеро заложников были застрелены боевиками до начала штурма, остальные погибли во время проведения спецоперации, а также скончались в больницах из-за кислородного голодания, обезвоживания и дыхательных расстройств.

Погиб Александр Карпов — писатель, бард, переводчик, художник, автор переводов с английского художественной литературы и мюзикла «Чикаго».

Один из погибших заложников, Павел Платонов, во время операции выходил на связь по телефону с внешним миром, сообщая о числе заложников в театре и числе террористов. Эта информация оказалась ключевой для спецназа, которая позволила сохранить жизни не только заложников, но и личного состава, осуществлявшего штурм театрального центра. Павла Платонова посмертно наградили орденом Мужества с формулировкой «за мужество и отвагу, проявленные при исполнении гражданского долга в условиях, сопряженных с риском для жизни». Выжили 782 заложника, хотя более 700 из них получили травмы различной степени тяжести.
Специалисты из разных стран считают, что освобождение заложников на Дубровке было проведено идеально, благодаря блестящей работе спасателей. Обычно погибают все заложники или большая часть из них. Так, при нападении террористов на торговый центр в Нью-Йорке погибло, по разным данным, около 3 тысяч человек, а страна Сирия вообще была захвачена террористами полностью.

В ходе спецоперации все находившиеся в здании театра на Дубровке боевики — 21 мужчина (включая руководителя теракта Мовсара Бараева) и 19 женщин — были уничтожены. Взрывотехники изъяли у убитых 15 автоматов, пистолеты, гранатомет, 25 «поясов смертников», пулемет и два мощных взрывных устройства, в каждом из которых было по 40 кг взрывчатки. Зданию Театрального центра был причинен ущерб на сумму около 60,7 млн руб.

Уголовное дело и судебные решения

По факту захвата Театрального центра на Дубровке уголовное дело было возбуждено прокуратурой Москвы сразу в день захвата театра — 23 октября 2002 года. Террористов обвиняли «в покушении на терроризм» и «в захвате заложников». По данным прокуратуры, организаторами теракта были лидеры бандформирований Шамиль Басаев, Хасан Закаев и Герихан Дудаев. В отношении женщин — захватчиц центра — дело было прекращено в связи с их смертью Следствие выяснило, что некоторые их них стали «шахидками» и поехали убивать детей (мюзикл ведь был детский!) по настоянию отцов или старших братьев, получивших за это деньги.

По поручению Шамиля Басаева, ответственной за вербовку женщин в отряд смертниц, их проживание, а также за выбор места для совершения теракта была назначена Ясира (Миси) Виталиева, служившая поваром в его отряде.
По мнению ФСБ, в ходе подготовки к проведению террористической акции предполагался, кроме захвата заложников, еще и взрыв начинённых взрывчаткой автомобилей в местах массового скопления мирных граждан. Акция была назначена на 7 ноября 2002 года — в День согласия и примирения. Но в страхе, что в праздник в городе будет усилена охрана, бесчеловечную акцию ее организаторы решили провести раньше.
Аресты и суды над некоторыми уцелевшими при штурме театра на Дубровке организаторами и исполнителями терактов продолжались несколько лет по мере их задержания.

Я не стану лишний раз упоминать имена этих монстров, устроивших бойню в детском театре. Все они были или убиты во время теракта или сбежали, но были пойманы и приговорены к длительным — от 7 до 20 лет срокам наказания в лагерях строгого режима. Сейчас из организаторов этого чудовищного теракта в живых остался один Закаев, скрывавшийся все эти годы в Лондоне. Как сообщил на днях Первый телеканал, недавно террорист заявил о создании некоей армии Ичкерии, которая якобы намерена воевать с Россией на Украине. Остальных организаторов — Басаева и Яндарбиева — российские спецслужбы давно ликвидировали.
После теракта на Дубровке бандподполье и его лидер Аслан Масхадов лишились международной поддержки. Еще 31 октября 2002 года представители американского руководства резко осудили Масхадова и назвали его «испорченным товаром», связанным с террористами. «Он полностью лишился легитимности. Он либо не желает, либо не способен противостоять террористам», — прокомментировал действия Масхадова американский чиновник. Теракт на Дубровке осудили лидеры большинства стран мира.

Память

Судьба «Норд – Оста» и его создателей после теракта на Дубровке сложилась печально. Мюзикл был восстановлен на следующий год, однако вскоре проект был вновь закрыт. В 2004 г. авторы мюзикла создали гастрольную версию мюзикла, которая была показана в двух сибирских городах России. Но довольно скоро театры в одностороннем порядке расторгли договоры с создателями мюзикла. Алексей Иващенко и Георгий Васильев сейчас выступают с концертами, но каждый самостоятельно.

В конце прошлой недели региональная общественная организация содействия защите пострадавших от террористических актов «НОРД-ОСТ» провела День памяти о погибших на Дубровке. У здания театра поставили лампады с зажженными свечами. Все желающие смогли возложить цветы к мемориалу, установленному на Дубровке, и к большому баннеру с фотографиями погибших.

В настоящее время членами труппы создана и поддерживается концертная версия мюзикла на восемь актёров. Существуют видеозаписи мюзикла и концертов по его мотивам.
В Москве 26 октября почтили память жертв теракта в Театральном центре на Дубровке. Собравшиеся возложили цветы к мемориалу и по традиции запустили в небо 130 белых воздушных шаров.

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Один комментарий

  • ИП Олейник Николай Александрович

    Много неправдоподобной информации. Начнем с того, что Тамара Старкова жива, недавно с ней было интервью, где она много рассказывала о ходе событий. Да, ее ранило пулей в живот, но это произошло из-за того, что один неуравновешенный заложник Денис Грибков побежал по спинкам кресел и бросил бутылку в террористку. Тогда по нему стали стрелять и попали в Старкову и Павла Захарова, сидящего чуть выше. Ему попали в глаз. Тогда террористы Грибкова застрелили у гардероба, а Захарову и Старковой вызвали скорую помощь. Первый впоследствии скончался, а вторую успели довезти до больницы и сделать операцию, благодаря которой она осталась жива, а вот ее муж и дочь умерли при штурме. Ещё непосредственно от рук террористов погибли Ольга Романова, пробравшаяся в первую ночь, а также ещё один, который пытался в заложниках найти сына. Итого — 5 человек. Другое дело, что стрельба по Грибкову была принята спецназом как начало расстрела заложников, поэтому и было принято решение о штурме. Да, ещё 2 девушки убежали из туалета, по ним стреляли, одну из них ранили, также при этом был ранен один спецназовец, который также открыл ответный огонь и попал стрелявшему террористу в руку.
    И террористы отпускали только мусульман и то не всех. Одному узбеку было отказано. Кстати, ещё в заложниках оказалась чеченка, которую впоследствии подозревали в подсобничестве террористам, но следствие показало, что она не имела к ним отношения. На вопрос, почему она им не пыталась объяснить, что она чеченка, она говорила, что, во-первых, не хотела оставлять русскую подругу (которая ее и уговорила пойти на этот Норд-Ост), во-вторых, отнюдь не факт, что для нее это хорошо бы кончилось. Как вариант — могли бы ее «упрекнуть» в том, что она не на тот спектакль пошла. Да и вообще, как говорили, единичное отпускание террористами иностранных заложников — вовсе не потому, что они такие «добрые», а потому, что чем больше заложников, тем сложнее за ними следить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ
Петропавловск NEWS
ПОДПИШИСЬ НА КАНАЛ