На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

Сергей Виниченко

историк, писатель

1921: семнадцать мгновений весны

К 100-летию Западно-Ишимского восстания. В 1978 году автор познакомился со студентом – первокурсником Кустанайского сельхозинститута Петром Понамаревым, уроженцем села Лобаново. Петя был внуком казака, участника Западно-Ишимского мятежа (так тогда называли в официальной историографии крестьянское восстание в Сибири и Северном Казахстане). По словам внука, дед утопил в реке оружие и сдался на милость победителей после долгого сопротивления.

Население станицы подверглось жестоким репрессиям. По своей значимости мятеж стоит в одном ряду с Кронштадским и Тамбовским восстаниями против большевиков, прошедшими под лозунгом «Советы без коммунистов!». О действиях повстанцев на Горькой линии в западной части Петропавловского уезда Петропавловск.news писал в материале «Сибирские казаки в Западно-Ишимском восстании». В предлагаемом небольшом очерке, основанном на документальном материале, автор рассказал о некоторых мгновениях февраля – марта 1921 года: ликвидации очага мятежных станиц войсками Красной армии в нынешнем Айыртауском районе Северо-Казахстанской области.

16 февраля уездный город Петропавловск был освобожден конницей 26-го кавалерийского полка при поддержке бронепоезда. Павших в боях за город хоронили на Соборной площади. Сабит Муканов писал:

«Каждого погибшего положили в отдельный гроб. Некрашеные, простые, стояли они один за другим печальными рядами. Весь город был в глубокой скорби… Прихрамывая, я помогал нести гроб Баймухаммеда (поэта Зтулина – С.В.)… Останки погибших засыпали землёй любимого края, землёй Приишимья, которую отстояли они в борьбе»…

Надгробная плита Пелымских

Для ликвидации очагов восстания южнее Петропавловска была создана сводная Южная группа во главе с Е. В. Полюдовым (1887 — 1937 гг.). В её состав вошли 253-й и 233-й стрелковые полки, 26-й кавполк и батарея 75-го артиллерийского дивизиона. При ликвидации наиболее значительных повстанческих гнезд перед наступлением в полной мере было предписано использовать огонь артиллерии, дабы избежать излишних потерь. При этом следовало артиллерию не дробить по отдельным орудиям, а действовать взводами. Бойцы подразделений были участниками гражданской войны, имели большой опыт боевых действий в составе 5-й армии, разгромившей чуть более года назад войска адмирала Колчака.

Полюдов Е.В (1887 -1937)

24 февраля в середине дня 233-й Казанский полк выгрузился из вагонов в Петропавловске, куда прибыл из Бийска. После разгрома повстанцы ушли на север и запад вдоль железной дороги. Казанский полк вечером выступил по тракту в направлении Кокчетава. Бойцам была поставлена задача – поимка бандитов и ликвидация преступных элементов.

26-го февраля около 4 часов вечера конная разведка полка натолкнулась у села Богодуховское на небольшой отряд. Разведчики зарубили четырех человек из заслона и заняли село без боя. Всадники продолжили преследование группы из десятка человек, попытавшихся удрать на подводах в сторону села Сухотино. Одним из убитых оказался командир повстанцев Фролов. При нём обнаружились документы, из которых стало ясно, что в селе Сенном есть небольшой отряд, а руководит всеми восставшими из села Новоявленское полковник Кудрявцев.

Схема боя ( комполка -233)

В начале марта 233-й Казанский полк расположился в Богодуховском, проводя активную разведку во всех направлениях. 4 марта полк выступил на Алексеевку. В нескольких верстах от Алексеевки пешая разведка наткнулась на противника, наступавшему навстречу полку. Красноармейцы, не ввязываясь в прямое боестолкновение, отстреливаясь, начали отход. Конные разведчики поскакали определить фланги повстанцев и после этого полк стал быстро разворачиваться. Красноармейцы понимали, что быстрота обеспечивала победу во встречном бою. Во фланг противника зашла обходная колонна и заработали пулемёты «максим». Пулемётный огонь прижал наступающие цепи к земле, а потом заставил побежать, безрассудно, во весь рост. Паника охватила наступавших, они бежали по направлению к Кокчетаву, бросая оружие и раненых. У повстанцев потерь было много, у красноармейцев в полку были ранены двое. На следующее утро бойцы двинулись на Кокчетав. Бой состоялся в 8 верстах от города. Пехота действовала в лоб, конница работала по флангам. Повстанцам удалось на два часа задержать продвижение регулярной армии, но всё решила артиллерия. Артогонь заставил обороняющихся покинуть позиции и отступить к Зерендинской. Конница Полюдова обошла город и многих порубила при отступлении. К вечеру Кокчетав был взят и очищен от повстанцев. 8 марта Казанский полк двинулся на Ермаковку. В течение нескольких дней приходилось с боем брать села – повстанцы откатывались из одной деревни в другую и его сопротивление усиливалось.

11-го марта Е. Полюдов телеграфировал в Омский губком РКП (Б): « С рассветом будем наступать на главные гнезда бандитов: станицы Лобановская, Челкарская, Антоновский поселок. Заметно умелое руководство бандитами. У них есть офицеры, правильно организованные части. Численность противника определяется в указанных гнездах в пять или шесть тысяч».

Штурм одного из крупных очагов восстания, состоявшего из пяти станиц – Челкарской, Лобановской, Аиртавской, Имантавской, Арык-балыкской, начался 12-го марта. Восставшими руководили кадровые офицеры — войсковой старшина Иван Матвеевич Пелымский, офицеры Алексеев, Сизухин.

К вечеру из Кокчетавской группы войск ушла оперативно — разведывательная сводка:

«Две роты и команда пеших разведчиков 233-го полка после полуторачасового боя заняли деревню Троицкое. Из опросов жителей выясняется, что в станице Лобановская сконцентрированы большие силы банд вместе с двумя штабами: Петропавловским и Лобановским, перешедшим из Кокчетава. По тем же сведениям сообщается, что банда, обороняющая деревню Троицкое, частью отступила в сторону станицы Лабановская, частью ушла в сторону поселка Ермаковский и частью разбежалась в лесах, что в 5 верстах восточнее деревни Троицкое. Обороняющиеся банды были вооружены винтовками, берданками и пиками. Судя по слабому огню, открываемому бандами, у противника большой недостаток патронов. После занятия нами деревни Троицкое 233-й полк перешел в наступление на поселки Ефремовский, Ермаковский и Ново-Ермаковский и занял ряд хуторов и заимок, прилегающих к этому району. Сегодня в 4 часа 30 минут 233-й полк пошел в наступление на станицу Лобановская. Результаты наступления пока неизвестны».

В 8 часов утра 12-го марта 1-й батальон Казанского полка с пешей и конной разведкой, пулеметной командой, при поддержке взвода артиллерии вышел к крупной казачьей станице Лобановской. 2-я и 3-я роты развернулись в цепь и повели лобовое наступление с юго-востока, от кромки леса. Снег был довольно глубоким и мешал быстрому передвижению. Бойцы 1-й роты прикрыли правый фланг батальона со стороны леса. Пешая разведка и пулеметная команда двинулись в обход станицы, стремясь отрезать отступление противника на Аиртавскую и Имантавскую. Конная разведка в 30 сабель обошла станицу справа, отрезав противнику дорогу на Челкарскую.

Командир батальона Маклашевич повел в бой пехоту. Взвод конной разведки, проскакав две версты, неожиданно напоролся в лощине на засаду – конный отряд до двух сотен всадников. Командир разведчиков Черепянский развернул в лаву своих всадников — противник был обращен в бегство. Не успевшие ускакать в короткой схватке были изрублены. Черепянский вышел к озеру Култук, перерезав дорогу на Челкарскую, в которой были повстанцы. В это время бой на южных подступах к крайней улице только разгорался. Цепи казанцев во главе с комбатом постепенно приближались к окраине, поддерживаемые пулеметным и артиллерийским огнем. Из станицы стреляли прицельно, уже были потери — убитые и раненые. На самой окраине тяжело ранили Миклашевича. Командование батальоном принял командир 1-й роты Никонов, но командовал он недолго – побежал в наступавшую цепь третьей роты и был убит наповал. 2-я рота ворвалась в деревню, бойцы побежали по улицам, которые казались пустыми. Новый комбат понял, что надо немедленно вводить в деревню третью роту. Поспешил это сделать, но не успел. Вдруг раздался звук набатного колокола станичного храма. Неожиданно для наступающих со всех дворов на улицы высыпали казаки с пиками и вилами и бросились на красноармейцев.

Командир роты Обухов не растерялся, успел отдать приказ – рота отскочила, залегла за плетни и начала отстреливаться. Постепенно начали отходить на крайнюю улицу, к товарищам третьей роты. Раненый Обухов лежа успел подать команду: «Переулком, отходить с огнём!» и был заколот пикой. Был ранен и командир третьей роты Пушкин. На крайней улице цепи залегли и не могли двинуться ни вперед, ни назад — сильнейший огонь из станицы заставил вжаться в землю. Разведчики и пулеметная команда, ворвавшиеся с тыла, вынуждены были отступить и залечь под огнём. Артиллерия в это время стреляла по северной части Лобановской, там горели несколько домов. К станице выдвинулась 7-я рота, пришедшая к 11 часам и тут же вступила в бой с повстанцами из Имантавской, шедшим на помощь лобановцам. Конную разведку окружил в восточной части недобитый ранее противник, но тут подошли бойцы двух взводов и атаки удалось отразить. В Челкарской тоже шёл бой – слышались разрывы снарядов и пулемётная стрельба. В час дня повстанцы вновь попытались сбить заслон седьмой роты со стороны Имантава, но неудачно. До пяти часов продолжался бой. Лобановская была взята. Потери Казанского полка составили 36 убитых и 70 (по данным командира полка) раненых. Со стороны противника убитых и раненых было более 1100 человек…

Лобановцы на Великой войне

Повстанцы проявили в Лобановской «необыкновенное упорство и ожесточение», среди защитников были женщины и дети. Лобановские казаки отличались вольнолюбием, развитостью, сплоченностью, на военной службе выделялись подтянутостью, расторопностью, яркой внешностью, громадными чубами. С гордостью говорили: «Мы-лобановцы» (В.АШулдяков).

14 марта состоялся разговор по прямому проводу помглавкома про Сибири В.И.Шорина и начштаба Кокчетавской группы советских войск Чуракова.

Кокчетав. Чураков:

«Как уже сообщалось вчера, Лобановская, по донесению комполка-233 от 9 часов 13.03, оставалась за нами. Противник производил целый ряд злостных, но безуспешных атак. Уличный бой в самой станице продолжался около двух часов. Пришлось с боем брать каждый дом, каждый сарай. И только тогда, когда станица была подожжена, она была очищена от банд. Оборонительной линии у противника не было. Бой проходил на улицах станицы. В домах казаков устроены были засады, откуда бандиты обстреливали наступающих. Положение становилось критическим. Банды с вилами, пиками и топорами бросались из-за углов домов в атаку, почему чуть ли не каждый дом приходилось брать приступом. Положение заставило поджечь несколько домов с целью выкурить пьяных, сидящих в домах и обороняющихся бандитов. В 12 часов деревня была очищена от банд».

В 15 часов 30 минут повстанцы с подоспевшей к ним поддержкой повели новое наступление. После полуторачасового боя они были отброшены в сторону станицы Имантавская. В наступлении на станицу Лобановская с ихстороны участвовало 1 300 человек пехоты, семьсот всадников, вышедших из станиц Челкарская и Аиртавская, и 800 человек пехоты, и 400 всадников со стороны станицы Имантавская. В Лобановской находилось два штаба с пятьюдесятью штабистами, командующим — полковником Кудрявцевым и адъютантом Карповым. Им удалось уйти от преследования в Аиртавскую, куда отступила большая часть повстанцев. Меньшая часть отошла в сторону станиц Челкарская и Имантавская. Вооружение повстанцев — пики, вилы, топоры и немного винтовок, два пулемета Кольт и три авторужья Шоша. Потери у красноармейцев составили: сорок человек убито и до девяноста ранено. Потери противника: до 900 человек убитыми, количество раненых не поддается учету.

В Челкарской повстанцам в этот мартовский день удалось удержать свои позиции. В Челкарской и Лобановской 182-й и 233-й кадровые полки потеряли 75% командирского состава.

Авторская реконструкция боя

15 марта из Лобановской 2-й батальон Казанского полка выступил на Аиртавскую, которая была взята после непродолжительного боя. Противник не убегал, но постепенно втягивал в бой, заманивал. Повстанцы рассчитывали, что главные силы красных будут брошены на Аиртав, а в это время со стороны Имантава отряд в 400 штыков и 200 сабель на Лобаново началось новое наступление. Наступавшие после упорного боя отошли и позволили на своих плечах войти в Имантав красным частям. Оставшиеся бежали на Арык-Балык, Ермаковку и Нижне-Бурлакский. Около сорока подвод уехало на деревню Ново – Ермаковскую. В бою были убиты несколько повстанцев и 50 человек ранено.

16 марта в Арык – Балык отправился для переговоров политрук Емельянов с двумя красноармейцами. Сдались 140 арыкбалыкских и 25 имантавских казаков Казаки сложили оружие – было сдано 50 винтовок, 25 шашек, пики и патроны. В стоге сена на одном из подворий Арык-Балыка был найден пулемет «максим». У деревни Чистополье, в 50 верстах к западу от Акан-Бурлукской по постановлению повстанческого Военно — контрольного совета на глазах семьи был казнён обвиненный во всех неудачах начштаба объединённого Сибирского казачьего войска А.Ф.Кудрявцев. Войсковой старшина И.М.Пелымский был расстрелян в апреле 1921 года в Омске.

С 18 марта в Имантав и Арык-Балык стали прибывать разоружившиеся повстанцы. За два дня их насчитали около 1500 человек. 27-го марта 233-й Казанский стрелковый полк, выполнив задачу по ликвидации бандформирований, ушёл в Кокчетав.

6 апреля 1921 года начальник стрелковой дивизии Егоров доложил властям: «Казачество в Кокчетавском районе в большинстве своём революционно и вполне поняло свои заблуждения. С военной точки зрения казачество узнало силу красноармейского оружия!».

Очаг восстания в этом районе был потушен…

Лобаново

Из воспоминаний Подкорытовой Ольги Алексеевны(1904 г.р. записаны Константином Хребтенко, орфография документа сохранена): В станицу входили красные, а «наши» решили их встретить. Первым же залпом из-за плетней снесли командира с коня и множество бойцов первых шеренг колонны. Завязался бой. Казаки сели на коней и ушли в степь. Красные ушли за ними. В степи бой продолжался до зари. Бабы в страхе ждали – кто вернется. Вернулись красные. Небольшая горстка по сравнению с прежним количеством. Но, злые с боя, смертельно усталые и израненные. Первыми их словами были: «Да за одного только командира вас всех перестреляем! А за товарищей погибших и всю станицу сожжём!». Но по вековой природе мудрые бабы с воем повисли у бойцов на руках и растащили их по одному по хатам. А там накормили, перевязали и боевый дух пошёл на убыль, они позасыпали. Проснувшись, пошли дальше – «Ладно, живите…». До вечера бабы стащили в станицу убитых казаков и красноармейцев. И было и тех и других столько, что персональные могилы вырыть было невозможно. Поэтому выкопали рядом две большие братские и сложили в одну красных, а в другую своих станичников. Отпели и тех и других. А ночью втихую сползлись домой недобитые казаки…».

 

Групповое фото лобановцев с сайта:http://www.russdom.ru

 

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *