На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Региональный информационный портал

100-летие Гражданской войны в России: маршал и крестьянка

«Иосип Броз Тито  (1892-1980). Югославский революционер и политический деятель. Лидер Югославии с 1945 года вплоть до своей смерти в 1980-м. Президент ФНРЮ, председатель Союзного исполнительного веча, председатель Социалистического союза трудового народа Югославии». Советские школьники, вступая в комсомол в 14 лет, должны были вызубрить, какими орденами и за что была награждена эта молодежная организация, а также знать имена и основные даты жизни руководителей всех коммунистических партий мира.

Нам даже памятки давали, примерно, такие, как в начали этой статьи. В них сообщалось о революционном пути, об арестах, тюрьмах, побегах из них. Но ни о женах, ни о детях – ни слова! А о любовницах…Вы, что? Совсем с ума сошли?! Когда журналисты однажды спросили у близкого к Иосипу Броз Тито человека, сколько у того женщин было, дед, хитро прищурившись, ответил: «Да кто ж их считал?!» 

Оказывается, считали, но, как водится, когда кто-то пытается найти точные данные о человеке такого ранга, каким был Иосип Броз Тито или его тезка Иосиф Сталин, очень трудно установить, где мифы, а где истина. Вот и мы не станем ручаться, что нам удалось раскрыть все личные тайны загадочного первого руководителя Югославии, развалившейся почти сразу после смерти своего создателя. Мы попробуем разобраться в его характере, проследив, насколько это возможно, судьбы его жен и детей. Вернее, одной из них, имеющей прямое отношение к нашему региону. Итак…

Весной 1915 года подданный австро-венгерской короны, тогда еще просто 22-летний старший унтер-офицер Иосип Броз, был тяжело ранен копьем всадника из Дикой дивизии и оказался в русском плену. Все его приключения в России, охваченной сначала Первой мировой, потом Гражданской войной России, описаны в его мемуарах и биографиях. Скажем только, что в результате шестилетних странствий молодого хорвата по России от Карпат до Западной Сибири с заездом в революционный Петербург и обратно пленный оказался в Омске.  Там якобы  еще при Колчаке он вступил в партию большевиков и в составе Красной гвардии успел повоевать с чехами – принял участие в боях под Марьяновкой. Когда позже его спрашивали, какое участие он принимал в Гражданской войне, он честно отвечал, что небольшое, так как  был очень слаб после тяжелого ранения. После падения власти большевиков он скрылся в Западной Сибири — в деревне Михайловке, где открыто работал на мельнице и даже прятал от колчаковских патрулей товарищей по несчастью.

Работали пленные у крестьян открыто, т.к. большинство местных мужчин с 1914 года были на фронте. Но кому-то надо было обрабатывать поля, ухаживать за скотом, выпускать продукцию для фронта, поэтому в пока еще мирную Сибирь навезли пленных. Лагеря для них построить не успели, поэтому многих разместили в приспособленных помещениях, а желающих отдавали семьям фронтовиков в качестве работников. Это было массовое явление. По сохранившимся листам Всероссийской однодневной переписи военнопленных, проведенной в конце февраля 1915 года, только в казачьих поселках Петропавловского и Омского уездов Акмолинской области было размещено 57 632 военнопленных, в том числе: 56 438 славян, 990 румын, 180 итальянцев, 9 немцев, 3 турка, 2 венгра, 1 еврей. И это только в начале войны. Так оказался в Михайловке и Иосип Броз. Он работал в многодетной (8 сыновей и дочерей!) семье местных крестьян Дарьи и Дениса Белоусовых, где влюбился в дочку хозяина. Не смутил 25-летнего Иосипа слишком юный возраст невесты, которой лишь в 1918 году, когда молодые встретились, исполнилось 14 лет. Это что же получается? Совращение малолетки? Но это событие имело место 7 сентября 1920 года, о чем сохранилась запись, сделанная в актах Боголюбского райисполкома Омской области. В свидетельстве о браке значится, что в брак вступают Иосиф Брозович, электромеханик, и Пелагея Белоусова, крестьянка, которая изъявила желание взять фамилию Брозович. Одним из свидетелей невесты был ее брат Иван Белоусов.

Впрочем, о Пелагее Белоусовой даже сегодня, после того как биография Броз Тито изучена весьма подробно, известно меньше всех остальных его жен. Как именно произошло их знакомство, об этом никогда не рассказывали ни он, ни она. Неизвестно даже, как Пелагея выглядела в ранней молодости. На более поздних фотографиях мы видим красивую женщину с простым русским лицом и, вероятно, темно-русыми волосами. Интересно, что даже те, кто знал Пелагею уже в Югославии, никак не могли вспомнить, была она блондинкой или брюнеткой. Сохранилось очень мало свидетельств и самого Тито. Не любил он вспоминать свою первую жену! Но был запечатлен на бумаге допрос в полиции Загреба 5 августа 1928 года задержанного за незаконное хранение оружия и обвиненного в подготовке теракта «бомбометателя» Иосипа Броза. Он дал такие объяснения: «Я обвенчался с Пелагеей Денисовной Белоусовой в церкви города Омска, когда там у власти находился Колчак. Потом, поскольку этот брак не был признан большевиками, я зарегистрировал гражданский брак с нею в Омске в 1920 году». Пелагея Белоусова тогда взяла фамилию мужа и стала зваться Пелагеей Брозович, а Иосип начал работать электромехаником в колчаковском Омске под этой же фамилией.

Иосип еще до войны у себя на родине работал на велосипедном заводе слесарем – опытный специалист! Но шла гражданская война. В городе и в окрестных селениях свирепствовали колчаковские патрули и расстреливали каждого, кто казался им подозрительным. В воспоминаниях Броз описывал, как на улицах Омска видел торчащие из сугробов ноги расстрелянных. Удивительно ли, что он скрывался в селе! Путаница с регистрацией его брака только начиналась. Можно предположить, что церковный брак действительно был признан незаконным, но по другой причине. Он оказался слишком ранним для Пелагеи, а священники всегда были обязаны строго следить, чтобы между супругами не было слишком большой разницы в возрасте, хотя едва ли кто следил за соблюдением законов в те времена. А говоря «гражданский брак», Иосип имел в виду не сожительство, как у некоторых современных молодых людей, а брак, зарегистрированный не в церкви, а в государственном учреждении, например, в загсе. Вот и получилось у них сразу «два брака», но и они не принесли молодым счастья. К этому времени Иосип уже твердо решил вернуться домой. Но не один, а с женой. Однажды ему попалась в омской газете статья «В Хорватии крестьяне поднялись на восстание». «Все это, — отмечал он позже, — неудержимо влекло меня на родину». Вскоре вместе с женой он выехал из Омска. В 1920 году супруги покинули Россию, с трудом добрались до Загреба. «Так завершился еще один круг в моей жизни», — вспоминал Тито. Родители его уже ушли из жизни, дом развалился, но сестры и братья, давно потерявшие своего седьмого братика, с радостью встретили его. Иосип вместе с Пелагеей поселился в селе Велико Тройство, стал работать на мельнице и сразу занялся, как он писал, подготовкой революции.  За 5 лет, проведенных в России, он много читал, увлекался работами Ленина, «вернувшегося в запломбированном вагоне» из Германии. Но ни тогда, ни позже о времени, проведенном на родине мирового пролетариата, Тито распространяться не любил, хотя там выучил русский язык, чтобы читать труды Ленина. Кстати, кроме русского и родного сербскохорватского он владел немецким, словенским, хуже — чешским, понимал английский и мог даже изъясняться на киргизском языке (вероятно, казахском, т.к. после падения Омска Тито скрывался в селе Михайловском и работал машинистом на мельнице в ауле у богатого «киргиза» Исайи Джаксенбаева).

Иосип Броз очень нравился женщинам. Он был элегантен (его мать была портнихой, а он в детстве тоже мечтал шить красивые костюмы), любил хорошую кухню, т.к. еще до плена на родине некоторое время работал официантом и хотел продолжить карьеру («они всегда сыты, хорошо одеты и вращаются среди приличных людей»), да война помешала.  Он нахватался хороших манер, умел говорить с людьми. Таким он вернулся на родину. Но там на него и его Пелагею — Польку обрушивались одно несчастье за другим. Через несколько дней после рождения умер их первый ребенок. Потом Пелагея родила второго сына Хинко и дочь Златицу. И они тоже прожили совсем недолго. Иосип тяжело переносил смерть детей. Он установил на общей могиле своих деток красивый памятник с эпитафией: «Пусть мир и тишина царят над вашим гробом. Неизмеримую печаль и боль мы унесем с собой. Скорбящие родители». В верхней части памятника были высечены католический крест и надпись: «Здесь покоятся в мире Божьем Златица Броз, возраст 2 года, и ее братик Хинко, возраст 3 дня».  Единственным выжившим общим ребенком Иосипа и Пелагеи остался, родившийся 2 февраля 1924 года, сын Жарко.

Новый, 1928 год Броз встречал один, без семьи. Он обещал приехать в домой к жене и сыну, но так почему-то и не приехал. Пелагея терпеливо ждала мужа. Она в 1926 году тоже вступила в КПЮ и вполне понимала все трудности и опасности, которым подвергался ее муж. Много лет спустя, в 1977 году, встречаясь с делегацией загребских коммунистов, Тито сказал, что тогда перед ним встал вопрос: кормить себя, жену и ребенка или же бороться за идеи коммунизма. «Я всем пожертвовал, чтобы заниматься политикой», — заявил он. Но тогда, накануне 1928 года, причина его отсутствия дома в праздничный вечер оказалась в другом — Иосип попал тюрьму. Пелагею через пару дней тоже задержали, но муж заверил жандармов, что она ничего не знала о его занятиях, и вообще — тупая, неграмотная и ничего не понимает в таких делах. Женщину отпустили, но она осталась одна, без чьей-либо поддержки. Ее приютили добрые люди. «Тетю Польку» полюбили их дети. Но однажды за ней пришел незнакомый мужчина, и она вместе с сыном исчезла из дома, даже не простившись с хозяевами. Оказалось, «партия» и советские дипломаты из Вены отправили ее в Москву. Оттуда в тюрьмы, где содержался Иосип, семь лет приходили переводы. Позже выяснилось, что Пелагея Белоусова — Броз, приехав в Москву, была направлена на учебу в Коммунистический университет национальных меньшинств Запада (КУНМЗ), в котором учились, фактически или формально, многие иностранные коммунисты. В целях конспирации ей дали имя Елена Александровна Николаева и перевели из КПЮ в ВКП(б). Сына Жарко поместили в знаменитый интернациональный детский дом под г. Ивановом, где воспитывались сотни таких же детей политэмигрантов. Жарко в элитарном детдоме не понравилось, он сбежал оттуда, связался с «плохой компанией» и в итоге попал в интернат для малолетних правонарушителей под Ленинградом. Там его и разыскал Тито только в 1937 году. Жарко был способным и музыкально одаренным подростком — он прекрасно играл на трубе, — но с очень трудным и необузданным характером. Он дружил как с детьми сотрудников Коминтерна, так и с московской шпаной. После одной из выходок подросток снова попал в милицию и угодил в детдом. По одним данным, все в тот же дом для «коминтерновских детей» под Ивановом, по другим — в интернат для несовершеннолетних правонарушителей.

Но и у первой жены Тито тогда возникли серьезные проблемы. По окончании университета Пелагея работала… у нас в Казахстане преподавателем истории партии.

Потом ее перевели на должность инструктора Шиловского райкома партии Рязанской области. Тито, после тюремного заключения, приехав в Советский Союз, начал разыскивать свою семью, С Пелагеей они не виделись 7 лет. Тогда, еще в марте 1936 года, в СССР было принято решение о чистках среди политэмигрантов. Эта жесткая процедура была хорошо знакома Брозу. Исключения из партии —  самое безобидное, что могло случиться с ним и его женой. Неизвестно, какие грехи могла найти комиссия в их биографиях. Возможно, именно поэтому, прожив вместе 17 лет (если не считать частые «отлучки» Иосипа), супруги решили развестись. Летом 1935 года семья, наконец, воссоединилась в Москве, втроем они прожили два месяца в гостинице «Люкс» и снова разъехались. В результате их брак был официально расторгнут 19 апреля 1936 года загсом Октябрьского района Москвы. А. Иосип и Пелагея в 1936 г. расторгли свой брак в Москве «по взаимному согласию». Муж обвинил жену в том, что она плохо воспитывала их сына, и он «вырос хулиганом и пропащим ребенком». Пелагея Белоусова не согласилась с обвинениями, хотя развод покорно приняла. Видимо, понимала, что жить спокойно ей все равно не дадут.

Муж сумел выкрутиться даже тогда, когда от него потребовали объяснений, почему он сожительствовал с немецкой эмигранткой, оказавшейся шпионкой: «Я это сделал потому, что она согласилась стать матерью мальчика и заботиться о нем. Она казалась мне проверенной и благонадежной». Пелагея в 1938 г. была арестована органами НКВД и отправлена в лагерь. К тому времени она вторично вышла замуж и родила дочку. Через два года заключенную освободили. Но в 1948 г., после конфликта Сталина и Тито (это не фамилия, а одна из десятка его партийных кличек), Пелагею снова арестовали как бывшую жену Генерального секретаря ЦК КПЮ и опять приговорили к 10 годам тюремного заключения.

Жизнь Пелагеи Белоусовой оказалась совсем несладкой. Почти 20 лет с небольшими перерывами она находилась в тюрьмах и концлагерях и только в 1957 году была реабилитирована, но без права проживания в Москве. После освобождения она недолго жила и работала в городе Истре Московской области. В 1960-х годах она рассказала одному разыскавшему ее югославскому историку, что Тито развелся с ней по двум причинам: во-первых, он считал, что она плохо заботилась о Жарко, а во-вторых, якобы узнал о ее любовной связи с одним из сотрудников Коминтерна. Никакой связи, по ее уверениям, не было. Только в 1966 г. ее сыну Жарко разрешили приехать в Москву и увидеться с матерью. По такому случаю ей даже дали двухкомнатную квартиру. Он приезжал из Югославии повидаться с матерью, но сам Тито Пелагее даже не писал. 12 марта 1967 года она скончалась от инфаркта. Тито поручил югославскому послу в Советском Союзе возложить венок на могилу бывшей супруги от его президентского имени. Что было написано на ленте, никто не запомнил… 

А «пропащий» Жарко Броз в 17 лет в 1941 году ушел добровольцем на фронт, участвовал в боях под Москвой и потерял руку в бою под деревней Крюково. Как раз там, где защищали столицу казахстанские солдаты. В конце марта в одной из программ Московского зарубежного радио на сербскохорватском языке сообщили, что за боевые заслуги и героизм Жарко Брозу присвоено звание Героя Советского Союза. А 31 марта Георгий Димитров сообщил отцу, что Жарко живет в Москве, в гостинице «Люкс», и «посылает Вам привет». Тито восторженно писал другу: «Сейчас он находится в Москве, вышел из госпиталя. Как видишь, это единственный югослав, который добился этой высшей награды. Боже мой, дети обгоняют своих родителей». Правда, с награждением Жарко Броза ситуация оказалась не очень понятной. Звезду Героя он не получил, а был награжден орденом Отечественной войны II степени, но, судя по указу Президиума Верховного Совета СССР, Жарко действительно тогда жил в Москве и учился в Высшей военной школе при Генштабе Красной армии. С одной рукой?

 По утверждению людей, близко знавших вождя, он неохотно вспоминал о своем первом браке.

Жёны и дети

Иосип Броз был женат пять раз, но венчался трижды. Жёнами Иосипа Броза были:

Пелагея (Полка) Денисовна Белоусова (1904—1968). Венчалась с Иосипом в Омске.

 Родились четверо детей: трое умерли в детстве. Выжил четвёртый сын Жарко.

 После развода с Иосипом родила дочь Нину.

Анна Кёнинг (нем. Anna Köning), известна под псевдонимом Эльза Луция Бауэр (1914—1937).

 Венчалась с Иосипом. Расстреляна в 1937 году в Москве по обвинению в шпионаже в пользу Германии.

Герта Хаас (1914—2010). Не венчалась с Иосипом. Родила сына Александра «Мишу». После развода с Иосипом родила ещё двух дочерей.

Даворянка Паунович (1921—1946). Не венчалась с Иосипом. Была больна туберкулёзом, лечилась в СССР,

но вскоре вернулась в Югославию и скончалась.

Йованка Будисавлевич-Броз (1924—2013). Венчалась с Иосипом.

 В 1970-х годах была обвинена мужем в подготовке переворота и посажена под домашний арест, хотя сама считала, что её арест не был инициативой мужа. Приговор был отменён только Воиславом Коштуницей в 2000 году.

С 2009 года являлась полноценной гражданкой Сербии.

Внуки

В настоящий момент в бывших югославских республиках проживают много внуков и правнуков Иосипа Броза, причём они носят фамилию Броз.

Старший сын Жарко был женат трижды. От первого брака с Тамарой Вегер у него появились сын Йошка (ныне лидер Коммунистической партии (Сербия) и дочь Златица. От второго брака с Терезой Куюнджич — сыновья Вукашин и Иван. От третьего брака со Златой Броз-Елинек — дочери Светлана и Соня, а также сын Иван.

Правнуки Тито в линии Йошки Броза: Небойша, Виктор (от первого брака) и Тамара (от второго брака). Праправнуки: Лука, Филипп и Лазарь.

Младший сын Александр женат на Мире Косинц, у них есть дочь Александра (Саша) (хорв.) русск. и сын Андрей.

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

2 комментариев

  • Сергей

    Антонина Ивановна, спасибо за интереснейший сюжет! Тема пленных периода Первой мировой войны в Зауралье и Акмолинской губернии практически не изучена, а тут такой материал о молодости будущего лидера Югославии, проведенной в здешних местах! Такие сюжеты делают живыми людей, которые в сознании обывателя давно забронзовели и превратились в памятники. Еще раз спасибо! Здоровья и дальнейших творческих находок.

  • Тугрик Микола

    Давно обратил внимание на исторические статьи в Вашей газете, доставляемых Яндекс-Дзеном. Добротный уровень ! Нужно перепечатывать в московских изданиях ! Но в этой статье в середине перепутано изложение. Успехов и новых статей !

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *